А собственники кто?

Ситуация, складывающаяся на "Бурятмясопроме" (об этом подробнее читайте на стр. 5), в очередной раз наглядно продемонстрировала несостоятельность пропагандируемого в нашей стране с начала 90-х тезиса о том, что частный собственник всегда лучше государственного.

Именно под этим лозунгом в свое время шла масштабная приватизация. Многие наши чиновники до сих пор искренне или лукаво объявляют, что превосходство частного капитала над общественным есть аксиома. Жизнь, однако, показывает, что это далеко не так. Основная часть банкротств, случившихся в Бурятии за последние годы, произошла на приватизированных предприятиях.

Далеко не все эти банкротства были вызваны объективными обстоятельствами. Очень многие предприятия были доведены до ручки доброй волей новоявленных частных собственников.

Просто потому, что сиюминутный гешефт от условной распродажи станков на металлолом, был собственнику более приятен, чем ежедневный труд на благо предприятия. И наоборот, примеров, когда государственное или муниципальное предприятие вопреки всему продолжает свою хозяйственную деятельность, также предостаточно.

Спору нет, частный капитал гибче и мобильнее. Но от того он и больше подвержен всяческой коррупции. Коррумпированность, действия во вред себе повсеместно встречаются и в частных компаниях любого размера. И чем больше компания, тем больше в ней коррупции. О системе "откатов" в крупных абсолютно частных торговых компаниях Улан-Удэ, например, можно написать огромное количество статей.

Посему вторичен вопрос, частная должна быть собственность или общественная в деле эффективного ведения экономической деятельности. Главное же — отношение хозяина к своему хозяйству. Если хозяин забрел сюда случайно, если ему не писаны законы, то ничего хорошего не жди.

Оттого к вопросам приватизации, продажи лицензий на добычу ресурсов, других уступок частному бизнесу общественных благ да и даже к вопросам смены собственников уже приватизированных, но важных для общества предприятий (случай с ТГК-14 или аэропортом) следует подходить крайне осторожно.

И если в случае с "Бурятмясопромом" ничего поделать уже нельзя: пациент скорее мертв, то предстоящая перепродажа ТГК-14, сделки с акциями "Бурятэнерго", неурегулированные вопросы городского коммунального хозяйства — повод для властей всех уровней крепко задуматься: а кому, собственно, все это достанется и что получит Бурятия в итоге? Законных инструментов влияния на собственников у государства и муниципалитета немного, но они есть. И нельзя о них забывать.

Метки:
baikalpress_id:  67 927