Если завтра опять

В случае повторения аварии, подобной февральской,
городские власти знают, что делать.

План эвакуации Советского и Железнодорожного районов предполагал переселение 80 тысяч людей и борьбу с мародерами

Заявления руководителей города и республики в первые дни февральской аварии на ТЭЦ-1 о имеющемся плане эвакуации десятков тысяч горожан оставили у населения массу вопросов. Куда и как отправились бы замерзающие жители целых двух районов? Чем бы людей кормили, как обеспечили бы самым необходимым? Корреспонденту "Номер один" удалось узнать, куда в массовом порядке могли перевезти людей из двух замерзших районов Улан-Удэ, если бы события развивались по самому печальному варианту. Узнали мы и о том, как будет действовать власть в случае повторения аварии.

Документы ДСП

Как оказалось, информация о планах эвакуации в случае большинства предполагаемых чрезвычайных ситуаций в Улан-Удэ находится под грифом "Для служебного пользования" (ДСП) или вообще засекречена. Например, при землетрясении или в военный период замысел общей эвакуации, как объяснили спасатели, "грифованный". И обнародование его исключено.

Причину такой скрытности объяснил корреспонденту "Номер один" начальник управления по ЧС в Улан-Удэ Андрей Саянский: "Если начнем выдавать информацию открытым текстом, то люди будут протестовать". Когда люди будут знать, куда они отправятся, начнется массовое недовольство: не все будут согласны с маршрутом. А этого допускать нельзя, эвакуация должна проводиться быстро.

Во избежание массового бурного обсуждения будущих мест расположения в случае эвакуации и решено планы не обнародовать. Иначе будет не эвакуация, а балаган". Но планом возможной эвакуации людей в связи с аварией на ТЭЦ-1 администрация города и спасатели поделиться все же смогли.

Напомним, что в феврале около 190 тысяч населения Советского и Железнодорожного районов попадали в зону чрезвычайной ситуации — отключения теплоснабжения. Дома оказались под угрозой разморожения. Тогда и возник план эвакуации.

Эвакуировали бы не всех

Скорее всего, в зоне ЧП остались бы нормальные, здоровые мужчины, которые могут сами себя обогреть. По подсчетам управления ЧС по Улан-Удэ, это около 25 тысяч человек. Для их жизнеобеспечения власти планировали поставить на территорию Советского и Железнодорожного районов такое же количество печек-буржуек и печей на керосине. Как было заявлено, последние хорошо себя зарекомендовали в подобных случаях на западе России.

Кроме того, у городских людей, естественно, есть родственники в загородной зоне. Эвакуация к ним всеми средствами должна была поощряться. Помощью родных, в сей суровый час, воспользовалось бы около 30—40 тысяч населения двух "чрезвычайных" районов. С оставшимся народом работало бы уже государство. Как и подобает, в первую очередь эвакуации подлежали бы социально незащищенные соли населения: пенсионеры, инвалиды, беременные женщины и матери с малолетними детьми, другие люди, которые не в состоянии защитить себя от мороза.

По мнению Андрея Саянского, переселять людей в загородную зону смысла не было. Кто нас там ждет? Где готовить, чем обогревать? Ответы на подобные вопросы отсутствуют в принципе. Поэтому было принято решение использовать часть свободного жилого фонда в Октябрьском районе и некоторые социальные объекты, куда можно временно переселить людей. В первую очередь это школы, детские сады, гостиницы, поликлиники и так далее.

В случае эвакуации учебный процесс в городе прекратился бы полностью. Общежития, подключенные к ТЭЦ-2, которые занимают иногородние студенты, освободили бы, отправив учащихся по домам. На их место планировалось переселять городских жителей из зоны ЧС.

Завозили бы людей в Октябрьский район двумя возможными маршрутами через удинские мосты — в районе Стрелки и около Центрального рынка. Впрочем, потом так же и вывозили бы. На случай перевозки такого количества населения в ОАО "Городские маршруты" есть в наличии свыше 90 автобусов — хватило бы.

Борьба с мародерами

А в это время государство взялось бы за охрану оставленного населением в двух городских районах имущества. Иначе говоря, проводилась бы защита жилищ эвакуированных улан-удэнцев от банального мародерства. Как заверили корреспондента "Номер один", планы охвата и прикрытия территорий имеются, но подробности спасатели также разглашать отказались. Однако Андрей Саянский честно признался: "Гарантировать, что полностью закроется вопрос с мародерством, невозможно. Тем более в практике Улан-Удэ подобных случаев эвакуации не было".

Зато завозных милицейских, и тем более военных частей для обеспечения порядка не потребовалось бы. Как категорично отметили в администрации города, хватило бы улан-удэнского милицейского гарнизона. Это, оказывается, общераспространенная российская практика: дополнительные силы правопорядка из других регионов в подобных обстоятельствах не десантируются.

Естественно и даже обязательно встал бы вопрос с "отказниками". Оставлять свое жилище под охрану милиционеров и спокойно эвакуироваться некоторые посчитали бы слишком опрометчивым. В этом случае вопрос предельно отработан на законодательном уровне. С людей берется расписка о том, что они по своей воле отказываются от помощи. Но возможны варианты, когда с отказавшимся человеком оставались бы его дети, родители-старики, родственники-инвалиды. В случае неприятностей с ними в зоне ЧС "отказник" попадает сразу под ряд статей Уголовного кодекса. Сесть в тюрьму из-за погибшего, не дай бог, родственника — глупость несусветная.

Теперь о питании эвакуированных. Как пояснил Андрей Саянский, если бы была проведена эвакуация, то это уровень реагирования федеральных властей. В соответствии с этим и резервы пошли бы со всей России. Сюда направлялись бы и денежные средства, и средства жизнеобеспечения, в том числе питание: самостоятельно городу было бы очень трудно прокормить 70—80 тысяч эвакуированных.

Сухими пайками планировали кормить людей в первые трое суток — это период выселения, устройства, вникания в обстановку, урегулирования всех бытовых вопросов. Потом пошло бы горячее питание. Это, кстати, общемировая практика.

Горячее питание готовили бы на кухнях в школах и детских садах, в которых и расселили людей. Кроме того, в Октябрьском районе есть комбинат школьного питания — он вообще предназначен централизованно обеспечивать население горячей едой на случай подобных форс-мажоров.

Власти все продумали

Теперь о заблуждениях обывателей. Многие судачили, что народ могут эвакуировать в громадные цеха улан-удэнских предприятий, которые отапливаются автономно. Или еще более "веселый" вариант — в крупные торговые центры, где места тоже хватает. Спасатели разочаровали. Эвакуация на предприятия с большими теплыми помещениями типа авиазавода не рассматривались в качестве альтернативы в принципе.

В городе был бы установлен режим жестких ограничений энергоснабжения — все ресурсы бы были направлены на жизнеобеспечение людей в Октябрьском районе. А так сложилось, что крупные предприятия в Улан-Удэ обогреваются как раз с помощью электричества. Поэтому они бы в разной степени отключались от сего блага цивилизации.

Также не рассматривались крупные торговые площадки типа "Абсолюта" и "Титана". Теоретически запихать туда определенное количество народа можно. Но обеспечить там соблюдение санитарных норм нельзя. Да и банально подготовить супермаркеты к приему людей в такой краткосрочный период тоже было нереально.

В общем, как заметил, Андрей Саянский, эвакуация по-улан- удэнски заметно отличалась бы от картинки по телевизору об эвакуации людей, к примеру, в Америке. Там мы видим, например, как десятки тысяч населения отправляются на стадион и прекрасно себя там чувствуют. А у нас холодно. Тем не менее, нет особых оснований сомневаться, что планы эвакуации, которые упоминали власть имущие, были реальными и эффективными. Скорее всего, не обошлось бы без всяких мелких накладок, но людей не оставили бы замерзать в каменных многоэтажных пещерах.

Более того, как объяснил, Андрей Саянский, во время аварии и в первые дни после нее властью, в том числе и спасателями двигала, прежде всего, забота о простых людях. Вспомните и ограничение электроснабжения крупных городских предприятий, того же авиазавода, и работы трамваев в Улан-Удэ и так далее. Делалось все, чтобы предотвратить замерзание людей и вымерзание двух районов. Удалось.

Метки:
baikalpress_id:  67 868