Снесли вместе с жильцом

В доме без крыши пенсионерка живет уже с осени

Строители вовсю рушат дом, в котором продолжает жить пенсионерка

От этого дома на ул. Клыпина уже практически ничего не осталось. Труб нет, стен нет, печи уже не дымятся. Только на втором этаже полуснесенного дома все еще висит на окнах тюль и горит свет. Правда, не всегда. Его все чаще выключают. Здесь осталась последняя жительница дома Валентина Алексеевна Прусикова, ветеран труда, инвалид, 40 лет проработавшая на железной дороге. Она стала заложницей не только холода, но и равнодушия тех, кто был обязан предоставить ей взамен снесенной новую квартиру.

Валентина Алексеевна встретила нас в пальто, шапке и унтах и, начав рассказывать свою печальную историю, не могла сдержать слезы:

— Как вы меня нашли, откуда вы? Видите, в чем хожу? Это вообще кошмар. А на ночь я куртку вместо пальто надеваю, шаль вместо шапки, унты и под двумя одеялами сплю. Уже морозы наступают, я уже застываю. К нам сюда уже с телевидения "Дежурный по городу" приезжал, соседи беспокоятся, как я тут. Печка вот уже не греет, стены-то холодные.

Валентина Алексеевна проверяет, не дали ли свет. Без него в маленькой и холодной комнатке совсем безнадежно. Дом под номером 16 на ул. Клыпина сносят, жильцов расселяют, и Валентина Алексеевна осталась одна, кого строительная компания до сих пор не обеспечила жильем.

— Когда начался снос дома, ко мне пришли из отделения дороги и сказали: ищите себе квартиру, — вспоминает женщина. — Я говорю: на каком основании? Я здесь прописана уже восемь лет, а ордер на эту квартиру на меня выписан 30 лет назад. Я выезжала из квартиры, потому что больной матери помогала, пришлось даже объяснение писать по этому поводу. А они мне: ничего не знаем, выезжайте. Я 40 лет проработала на транспорте, я ветеран труда, я ж не бомж, не с улицы пришла сюда и живу.

Несколько лет назад Валентина Алексеевна была вынуждена выехать из квартиры в деревню по просьбе больной матери, чтобы ухаживать за ней. Но мать умерла, и женщина решила вернуться в город, на прежнее место жительства.

— Мне дали прописку, но я тогда была без очков и не заметила одной важной для сегодняшнего дня надписи: "прописать без права получения жилья при сносе", о ней я узнала от паспортистки. Начался снос, и я оказалась не у дел. Однажды приезжаю с дачи, а мне соседка говорит: приезжала комиссия, на нашем месте будет строить дом не отделение дороги, а ООО "Альфа-строй". У меня записка в дверях: позвоните по квартирному вопросу. Я звоню, оказывается, это телефон риелтора новой фирмы. Он говорит, что мне квартира не положена, но я ведь прописана здесь!

С августа риелтор предлагал Валентине Алексеевне разные варианты неблагоустроенных квартир (женщина просила именно неблагоустроенную однокомнатную квартиру, но с подпольем). Для этого строительная организация выделила ей 400 тысяч рублей.

— За эти деньги мы нигде не можем найти квартиру, — рассказывает женщина. — Если находим, то в отдаленных частях города, но у меня больные ноги и астма. Последний вариант — квартира за 550 тысяч на Чертенкова. Без воды и туалета, но я была согласна. Мне все понравилось. Хозяева тоже согласились и попросили дать им сразу же 100 тысяч рублей авансом. Но ста тысяч риелтор не нашел. Уже позже я узнала, что договора с этими людьми составлено не было. Они сами позвонили мне и сказали: тетя Валя, мы вас понимаем, но мы и так прождали полтора месяца, нам надо съезжать. Я долго плакала. Я перезвонила риелтору, а он мне: "А я причем?"

После этого случая женщина договорилась, что она сама будет искать вариант квартиры, а строительная организация оплатит покупку. Пока Валентине Алексеевне только обещают 550 тысяч рублей, но дальше этого дело не идет. "Дежурному по городу" директор пообещал, что через две недели бумаги на квартиру для Валентины Алексеевны будут готовы, но две недели уже давно прошли, а квартиры с каждым днем только дорожают. Пенсионерка в отчаянье.

— Однажды я слышу, как в туалете все повалилось. Собака заскулила, все сыпется. Я выскакиваю на крышу, которой уже нет, а там строители уже ломают несущую балку. Говорят: нам сказали потолки убрать. А у меня ведь там вещи! Потом бригадир говорит мне: нам тут подсказали по одному бревну снизу убирать и вас на первый этаж спустить. Они считают, что это я виновата и не даю им заработать. Я думаю, что 550 тысяч — не проблема для организации, которая строит огромный многоэтажный дом. Сейчас я нашла вариант, а денегто нет. Я боюсь оставлять дом, уйду — его разнесут. Я как бомж, и мне стыдно. Я боюсь ночевать, не сожгли бы. Ведь нет человека — и проблемы нет.

Когда готовилась публикация, строительная организация в очередной раз пообещала женщине деньги. Мы обязательно проследим, выполнят ли они свое обещание.

Метки:
baikalpress_id:  67 462