Приказано ликвидировать

После рождения маленькая Нина попала в дом ребенка "Аистенок", где ее нашли приемные родители. Сегодня у девочки есть папа и мама.

Сможет ли Бурятия решить проблему сиротства?

Буквально в первые недели своего президентства Вячеслав Наговицын сделал громкое заявление: детские дома изжили себя, все брошенные дети должны либо усыновляться, либо воспитываться в патронатных семьях, сиротство как социальное явление следует ликвидировать. Для решения этой задачи даже создали специальное агентство по делам семьи и детей. Руководителем назначили одного из опытнейших социальных работников республики — Ларису Санхядову. Главной проблемой, которую предстоит решить агентству, является запредельно бюрократизированные процедуры усыновления.

Очередь на усыновление

Желающих усыновить ребенка в Бурятии становится все больше. Все чаще в детские дома обращаются семьи, желающие усыновить одного, двух, а то и трех детей. Но очередь растягивается на несколько месяцев, и не всегда семейным парам хватает терпения пройти все этапы усыновления. Улан-удэнцы Ирина и Михаил решили идти до конца, и, несмотря на то, что их путь был тернист, они выдержали все испытания, и несколько месяцев назад в их семье появилась маленькая рыжеволосая Нина.

— Нам пришлось собрать огромную кипу документов, выполнить массу условий, прежде чем наконец-то нам разрешили оформить усыновление, — вспоминает сегодня Ирина. — Мне кажется, что если бы семьям, желающим взять из детского дома ребенка, давали "зеленый свет", а не чинили препятствия, то людей, решившихся на такой шаг, было бы значительно больше.

Как считает Ирина, любой человек может в одну секунду отказаться от такой затеи, получив информацию о том, сколько всего предстоит сделать. Бюрократические препоны могут отбить любое желание усыновить ребенка.

— У нас на всю бумажную работу ушло больше полугода, и до сих пор мне не верится, что все позади, — вспоминает Ирина.

По словам Ирины, словно по сговору все делается для того, чтобы осмелившиеся на усыновление люди отказались от своей затеи. Если следовать схеме последовательности оформления усыновления, то будущим родителям предстоит запастись терпением и шага за шагом идти к намеченной цели. При этом получается, что написать отказ от ребенка какой-нибудь нерадивой мамаше куда проще, чем официально, следуя букве закона, принять его в семью.

— Сначала мы писали заявление в органы опеки и попечительства, затем вставали на учет, потом получали целую кипу бланков, — делится Ирина. — Прежде чем нам дали положительное заключение, нам с мужем необходимо было пройти полный медосмотр. При этом, например, в сельской местности людям проще — у них все специалисты в одной поликлинике, как правило, районной, а в Улан-Удэ, чтобы оббежать всех врачей, необходимо не только располагать лишним временем, но и иметь железные нервы. В один день проходишь одного специалиста, а второй принимает на другом конце города.

Страшный сон

Необходимо сдать массу анализов, которые также надо сдавать в разных местах. Везде очереди, не всегда удается пройти нужного врача с первого раза. Затем пишется заявление в милицию, а оттуда делается запрос о наличии или отсутствии судимости обоих родителей. Результатов надо ждать больше месяца. Потом исследуется жилье будущих родителей, делается заключение — это тоже дело не одного дня. Если все хорошо, то выдается акт или же справка для суда, затем нас регистрируют в журнале учета кандидатов в усыновители. Потом еще выдается такое направление, которое разрешает посещение детских домов, без этого документа туда даже на порог не пускают.

— В суде тоже все не так просто, — вспоминает Ирина, — Сначала дело рассматривали в Железнодорожном районе, затем перекинули в Октябрьский, потому как детский дом находился на территории этого района. Там необходимо присутствие органов опеки, проводится опрос свидетелей, прокурора, затем заключительное слово усыновителей, то есть нас. При положительном исходе мы получаем заключение о целесообразности усыновления. Нужны характеристики, биография, флюорография и еще не счесть сколько бумаг. В общем, пока бегаешь из кабинета в кабинет, все меньше остается надежды на то, что эта бумажная волокита когда-нибудь закончится.

Сегодня Ирина и Михаил могут поделиться своим опытом усыновления с любым, кто захочет пройти тот же путь. По их словам, в детских домах им рассказывали о том, что некоторые родители по году, а то и больше ждут того самого единственного ребенка, которого они хотели бы видеть в своей семье.

— Конечно, теперь все это вспоминаешь, как страшный сон, — говорит Ирина, — но когда видишь нашу девочку, которая раньше панически боялась даже кошек, а сейчас именно это животное самое любимое, и она по-своему называет его "ням", понимаешь, что все было не зря. Другое дело, что не каждый сможет выдержать такое испытание. Нашим чиновникам надо как-то продумать и по возможности упростить систему оформления усыновления. Только в этом случае, я уверена, желающих станет больше, а детей в детских домах заметно поубавиться.

Детские дома никуда не денутся

Выбор на должность руководителя агентства Ларисы Санхядовой был неслучайным. Именно она является инициатором разработки 19-ти республиканских законодательных и нормативно-правовых актов в поддержку семьи, женщин и детей. По ее инициативе и при непосредственном участии создана и устойчиво функционирует система социальной поддержки семей и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

— Многие руководители детских домов и реабилитационных учреждений даже поначалу забили тревогу, обеспокоившись тем, что такие социальные учреждения могут расформировать, — говорит Лариса Санхядова, — Но эти страхи преждевременны. Детские дома останутся. Как бы нам ни хотелось, чтобы их было меньше, пока это нереально. Работы хватит всем, ведь дети, которые остаются без попечительства родителей, должны будут проходить адаптацию, с ними должны работать врачи, психологи, социологи, и только потом они могут быть распределены по семьям, семейно-воспитательным группам или же отданы на усыновление. Так что беспокоиться не стоит, сейчас у всех будет достаточно работы, чтобы выполнить наказы нового главы региона, но я думаю, что сделать это нам по силам.

Первоочередной задачей агентства должна стать всесторонняя помощь жителям Бурятии желающим усыновить сирот. Возможно, необходимо упростить процедуры. В то же время не следует забывать о интересах ребенка. Ведь некоторые люди могут преследовать сугубо корыстные цели — за каждого усыновленного ребенка по материнскому сертификату родители получают 250 тысяч рублей. Не допустить недобросовестных усыновителей к детям и в то же время упростить процедуру для добросовестных людей — задача сложная, но реализуемая. Возможно, следует организовать единый пункт медицинского освидетельствования для усыновителей. Можно было бы обязать различные органы выдавать справки по этому вопросу в первоочередном порядке. Мер, которыми тернистый путь усыновителей упрощается, может быть множество.

Усыновляют и по 4 ребенка

В любом случае ребенку будет лучше в семье, а не в казенном доме. Подтверждением тому служит история Натальи Скосырской, которая, кроме своих троих детей, взяла на воспитание еще двоих ребятишек.

— Я сама росла и воспитывалась в детском доме, — рассказывает Наталья. — Я до сих пор помню, как это было, и поэтому, когда в моей семье возник вопрос об усыновлении еще двоих детей, меня поддержали. Машеньку мы взяли, когда ей был всего годик. Ребенку потребовался целый год на адаптацию, чтобы научиться выражать нормальные человеческие эмоции — плакать, улыбаться, радоваться. Сейчас это совершенно другой человечек, и я ни на секунду не пожалела о том, что сделала такой шаг.

Как считает Наталья, если бы каждая семья в Бурятии задумалась над тем, каково это — быть сиротой, если бы каждый от слов перешел к делу, брошенных детей стало бы намного меньше. Пусть дети растут в нормальных условиях, пусть даже они будут осознавать, что их взяли на воспитание чужие люди, но ведь и они могут дарить ласку, заботу и понимание.

Татьяна Гаврилова, жительница Прибайкальского района, усыновила сразу четверых детей:

— Невозможно было смотреть, как ребятишки бегали грязные, оборванные, с голодными глазами возле нашей местной больницы и приставали к посетителям, чтобы выпросить кусок хлеба, — рассказывает Татьяна. — Мне было больно и досадно, оттого что никто не обращает на них внимание. Я подошла, поинтересовалась у них, кто они, откуда. Оказалось, что всего их в семье четверо. Самой маленькой их сестренке Вике было всего пять месяцев. Посоветовавшись дома, мы единогласно приняли решение принять этих детей в свою семью.

В 2004 году Татьяна Гаврилова забрала детей к себе. Дети с первого же дня назвали новых родителей папой и мамой. Но первое время они словно не верили, что началась новая лучшая жизнь.

— Ночами просыпались, плакали, вздрагивали от любого шума. — вспоминает Татьяна, — В общем, было заметно, что жизнь у них была не сахар, и поэтому, когда они попали в нормальные условия, когда их обогрели, досыта накормили, у них как будто сместилось сознание, ведь до этого момента они и не знали, каково это — жить в семье, где тебя любят. Сейчас они учатся в школе, Викуля тоже подросла и ходит в детский сад. В общем, жизнь налаживается, а мы, в свою очередь, понимаем, что быть приемными родителями не просто почетно — ответственно. Мы теперь в ответе за этих детей, за их дальнейшую судьбу.

Метки:
baikalpress_id:  63 187