Система тендеров заработала

Агентство по госзакупкам сэкономило бюджету Бурятии 300 млн. рублей

Тема государственных закупок, а также события, разворачивающиеся вокруг них, не сходят со страниц республиканской прессы уже несколько месяцев. Скандалы и конфликты не прекращаются. Федеральная власть, зная о происходящем в Бурятии, задумывается, давать ли республике деньги на новые проекты. Что же происходит с госзакупками в регионе, насколько плачевна ситуация, что требует Вячеслав Наговицын, как будет модернизироваться система госзакупок в Бурятии? На эти и другие вопросы "Номер один" ответил руководитель республиканского агентства по госзакупкам Егор Олзоев.

Ситуация упорядочивается

— Как вы оцениваете ситуацию, когда конфликты с проведением государственных тендеров активно муссируются в прессе, правительстве Бурятии?

— Как гражданину мне обидно, что происходят подобные случаи. Но, по данным Минэкономразвития России, в целом по стране нарушений, в том числе коррупционных, при проведении госзакупок на порядок меньше, чем в сфере, например, разрешительных мероприятий.

Задача нашего агентства — организация конкурса. В этом году республиканское агентство провело уже более 300 конкурсов. Да, есть недовольные. И их не может не быть, так как всегда на конкурсах есть проигравшие. Но именно по организации к нам нет претензий ни у президента с правительством Бурятии, ни у судов.

Есть жалобы и обращения в суд на действия агентства. Но ни один конкурс, который провело агентство в этом году не отменен решением суда. Поэтому с мнением о том, что конкурсы на размещения госзаказов в Бурятии погрязли в коррупции, я не соглашусь. Да и таких фактов, при котором тот же УКС правительства Бурятии выступал государственным заказчиком и одновременно объявлял конкурс, затем проводил, потом оценивал, больше нет. Ситуация с размещением строительных капитальных вложений упорядочивается.

— На одном из последних заседаний правительства Бурятии широко и бурно обсуждалась проблема неосвоенности выделенных бюджетных средств, в том числе строительных капитальных вложений. Вячеслав Наговицын заявил, что одной из причин является недостаточная подготовка к тендерам.

— Такая проблема действительно существует. Да, президент ее озвучил на заседании правительства. Определились с тем, чтобы функцию единого госзаказчика исполняло министерство строительства, ЖКХ и архитектуры. Предполагается, что строительное ведомство будет действовать как госзаказчик любого объекта независимо от того, школу строят, больницу или жилые дома. За профильными министерствами останутся функции лоббирования финансирования объектов. Причем как в республиканском правительстве, так и федеральном.

Насколько оправдан такой шаг? Зачастую некоторые министерства, выступая в роли госзаказчика, оказывались неподготовлены к конкурсам. В следствии чего, или не вовремя осваивались бюджетные средства, в том числе федеральные, или это приводило к недоразумениям, которые приходилось решать через суды.

В первую очередь, это случилось потому, что в иных министерствах нет профессионалов-строителей. А если в ведомствах есть соответствующие отделы, то, как показала практика, они не справляются с объемом работ или им не хватает квалификации.

Что касается нашего агентства, то нам удобнее работать с одни госзаказчиком. Например, у нас появится возможность проводить объединенные торги. Когда госзаказчиком выступали разрозненные ведомства, которым надо было выбрать подрядчика, то проводили конкурс по каждому отдельно. Теперь мы сможем объединить их в несколько лотов и провести торги комплексно. Это существенная экономия средств и времени. А именно проблему потери времени при уже выделенных деньгах мы и пытаемся решать.

Власть борется за чистоту

— Но ведь министерство строительства, архитектуры и ЖКХ в лице УКСа уже пыталась активно заниматься госзакупками? В результате мы имеем долгоиграющие скандалы с ремонтом оперного и строительством русского драматического театров.

— Те случаи, которые вы имеете в виду, происходили в прошлом году. Но в принятом Народным Хуралом бюджете Бурятии на 2007 год, который имеет статус закона, есть 13-я статья. В ней недвусмысленно говорится: все конкурсы на расходы по капитальным вложениям и всем целевым программам проходят через республиканское агентство по госзакупкам. Если конкурсы или аукционы проходят вопреки действующим правилам, то это остается на совести госзаказчика. Сейчас функции УКСа при проведении конкурса и впоследствии строительства определены как "заказчика-застройщика". То есть за ним закреплена обязанность работы с техническим заданием на конкурс, строительного контроля и организации производства на объектах. Не более.

— Чтобы завершить "театральную" тему, еще один вопрос. Как вы относитесь к действиям УКСа при правительстве Бурятии? И что происходит с новым конкурсом на строительство драматического театра?

— Мы к конкурсу, проведенном УКСом в прошлом году, никоим образом не относимся. Ни в качестве организаторов, ни в качестве третьей стороны. Поэтому я не могу прокомментировать ситуацию в судах. Но в начале сентября президент Бурятии распорядился провести новый конкурс на строительство русского драматического театра, видимо, опираясь в том числе и на судебные решения. Ответственные за это — министерства культуры и строительства — прислали нам документы, и мы его уже объявили. Информацию о нем можно увидеть на нашем официальном сайте www.burzakup.ru.. Мы в соответствии с законом в качестве стартовой цены объявили полную сумму на строительство — 730 миллионов рублей. То есть без учета уже отстроенного.

— "Номер один" сообщал о странном выборе генерального подрядчика в ходе конкурса на строительство школы в Кяхте. Ряд членов конкурсной комиссии, на взгляд наблюдателей, откровенно симпатизировали одной их известных строительных компаний. Агентство может как-то реагировать на такие факты в ходе конкурса?

— К организации конкурса и процедуре, то есть к нашим непосредственным функциям, ни у кого претензий нет. И мы не несем ответственности за деятельность или бездеятельность конкурсной комиссии. Это коллегиальный самостоятельный орган, и мы не можем влиять на решение того или иного участника комиссии. Да негативные моменты существуют. И не случайно вышли изменения к Федеральному закону 94, в которых прописано, что оценка участников каждого члена конкурсной комиссии должна быть вывешена на специальном сайте. В данном случае это официальный сайт агентства. Раньше подобного не было, поэтому решение отдельных членов комиссии были недостаточно прозрачны. Но сейчас решение того или иного члена комиссии не скроется за коллегиальным выводами. Нововведение вступило в силу с 1 октября этого года. Это говорит о том, что власть целенаправленно борется за чистоту и прозрачность тендеров.

Число тендеров стремительно растет

— Какие новые задачи ставятся перед агентством с появлением в Бурятии Вячеслава Наговицына?

— Недавно в моем отчете президенту Бурятии прозвучало, что экономия бюджетных средств благодаря конкурсам, организованным агентством по госзакупкам, только за этот год составила свыше трехсот миллионов рублей. Это разница между стартовыми ценами и суммой заключенных госконтрактов. Но есть проблема — это неосязаемые деньги. Они распылены как остатки на счетах министерств и ведомств. Так как они целевые, то просто изъять их в республиканский бюджет трудоемкая задача. Президент республики Вячеслав Наговицын дал задание, образно говоря, натурализовать их. Хотя ни на федеральном уровне, ни на региональном таких прецедентов пока нет. В целом по России в прошлом году сэкономили на госзакупках около 107 миллиардов рублей, но и b , сталкиваются с такими же трудностями.

Кроме этого, очевидно, что большинство ошибок при проведении конкурсов, если они непреднамеренные, связано с планированием. Регулярно на последний квартал и даже на декабрь ежегодно сваливается огромное число конкурсов — так подают документы республиканские структуры, пытаясь успеть зафиксировать выделенные средства. Одним из первых указаний Вячеслава Наговицына было упорядочить прохождение конкурсов. Сейчас оно выполняется.

— Какие еще существуют проблемы в работе республиканского агентства по госзакупкам, решать которые необходимо в краткосрочной перспективе?

— Количество конкурсов по сравнению с прошлым годом увеличилось в 2,3 раза. Так как процедура конкурсов неизменна, то легко понять, что на тот же штат работников физическая нагрузка увеличилась в той же пропорции. Работники агентства завалены бумажной работой, требуемой по закону.

Поэтому важно автоматизировать процесс проведения конкурса. И это заметно снизит документооборот. Наша задача — "завести" каждое бюджетное учреждение, вплоть до каждой больницы и школы в автоматизированную систему "Госзаказ". Сейчас одной школе нужно три компьютера, другой пять, и мы каждый раз проводим отдельный конкурс. А в целом по Бурятии десятки подобных конкурсов. И так по всему спектру госзаказов. С помощью автоматизированной системы мы сможем планировать закупки по времени, финансам, периодам. Мы будем знать, что учреждения вообще планируют закупить, и консолидировать этот процесс. Иначе говоря, проводить один конкурс, но с несколькими лотами. Важно, что эта система будет доступна любому контрольному и надзорному органу и СМИ. Кто и за сколько выиграл конкурс, как при этом голосовали члены комиссии — все будет в открытом доступе.

Кроме того, это позволяет избежать ошибок. Непреднамеренных — ведь любой человек может ошибиться. Например, сотрудница поставила в документах случайно не то число, и участник конкурса вправе подать в суд — выиграет и будет прав. А еще и начнутся спекуляции на тему предвзятости.

И преднамеренных. Система "Госзаказ" устроена таким образом, что невозможно дальше идти по процедуре, если не выполнена последовательность: нет объявления о конкурсе — программа не работает, нет протокола вскрытия конвертов — программа опять не работает, и так далее. Это защита от манипулирования процедурой в угоду интересам, далеким от государственных, и десятки миллионов рублей сэкономленные для развития Бурятии.

Метки:
baikalpress_id:  63 116