"Я не люблю жаловаться!"

Жизнь Валентины Яковлевны Рубцовой напоминает передачу "Жди меня" и фильмы о войне одновременно

Так случилось, что на ее долю выпало немало испытаний. Но она, как и миллионы других российских женщин, не из тех, кто сдается невзгодам. Особенно тяжело было, когда началась война. Отец троих дочерей, в том числе и маленькой Вали, в 1941 году ушел на фронт. Ушел, чтобы никогда не вернуться. //

— Помню его слова, когда отец уходил на фронт, — рассказывает Валентина Яковлевна, — он посадил маленькую сестренку на колени и сказал ей: "Ну вот, иду на мясо! Не вернусь, наверное". Мать плачет, кричит: "Что ж ты детей пугаешь-то? На какое мясо?" Но отец был прав. Он погиб в Сталинградской битве в 1942 году.

Сначала, когда девочки еще не знали о его гибели, они каждый день ходили на Читинский переезд, туда привозили раненых солдат. Среди тысяч уставших почерневших лиц сестры искали свое родное.

— Мы смотрели на солдат, кто без рук, кто без ног приезжал, их по госпиталям развозили. А мы все высматривали: вдруг отца увидим. Многие раненые подходили к нам, разговаривали. Кто кусочек сахара даст, кто еще что. Многие утешали: "Война закончится, вот и вернется папка ваш". Один солдат меня долго расспрашивал, как зовут отца, как он выглядит, а потом заверил, мол, видел его недавно, он сказал, что скоро будет дома. Только потом, повзрослев, я поняла, что они просто хотели меня так утешить. А тогда это было настоящее счастье — услышать, что твой родной человек жив-здоров и скоро вернется.

Иногда Валентина ходила встречать поезда одна. У нее была тайная, заветная мечта, о которой она никому не говорила.

— Я все думала: сейчас поезд остановится, я прыгну в вагон и поеду на фронт, буду вместе с папкой воевать, — улыбаясь, вспоминает Валентина Рубцова.

А потом был голод. Две младших сестры постоянно просили кушать. Самая маленькая заболела рахитом. Потом заболела и мать. Все хлопоты и заботы упали на Валентину, старшую из девочек.

— Я младшую сестру успокаивала так: делаю вид, что с пола собираю крошки хлебные, говорю, сейчас-сейчас тебе дам поесть. А когда с пола встаю — в руках-то ничего нет, она опять реветь начинает.

Когда мать увезли в больницу, девочек отдали в детский дом. Так при живой матери сестры стали сиротами.

— Раньше в детдоме строго воспитывали, — вспоминает Валентина Рубцова. — Если ты дежурная, попробуй полы плохо помыть: воспитательница как пнет ногой ведро — и собирай потом воду по всему коридору. Следили, чтобы койка по струнке была застелена, чтобы одежда всегда починенная была и чистая. С детства мы были приучены к труду, так и осталось это на всю жизнь.

Забыть военные годы многим другим пережившим их людям непросто. А Валентине Яковлевне это непросто вдвойне, ведь в эти годы она потеряла не только отца, но и на длительный срок была разлучена с сестрами и матерью.

— Когда мы попали в детский дом, мне было обидно, — с горечью вспоминает Валентина Яковлевна, — ведь мать сначала не забирала изза проблем со здоровьем, а потом вовсе нашла себе нового мужа и про нас на время забыла. А тем временем нас раскидало по всей республике.

Валентина Рубцова окончила ремесленное училище и сутками работала на стройке. И только через 12 лет после выхода из детдома ей удалось найти одну из сестер:

— Стою я на проходной, и она выходит. Я смотрю и не верю своим глазам — совершенно взрослый человек, красивые волосы в косы толстые убраны. Она головой вертит, охранника спрашивает, мол, кто меня вызвал то? А мужчина мне кричит: "Иди сюда, доча, вот твоя сестра пришла"! Она меня как увидела, кричит: "Валька!" Я кричу: "Томка!" Слезы у нас так и брызнули, стоим на улице, обнимаемся, никак оторваться друг от друга не можем.

Потом нашлась и младшая сестра. Все вместе они отправились к матери, простив и не тая на нее обиду. В гостях были недолго: отчим девушек встретил не очень приветливо. На следующий день вместе с дочерьми уехала в Улан-Удэ и мать, сказав: "Я теперь вас больше никогда не брошу". Так до самой старости мать и прожила вместе с дочками и умерла в 82 года, обласканная любовью и заботой детей.

Валентина Яковлевна тридцать лет своей жизни отдала одному из городских СМУ, была и штукатуром, и маляром, и кровельщиком, изучив все строительные работы. Ей заслужено было присвоено звание ветерана труда. Сейчас уже двадцать лет как Валентина Рубцова на пенсии. В свое время она себе заработала себе несколько болезней, отдав часть здоровья на благо родному городу. Но, как часто это бывает, многие люди, которыми надо бы по идее гордиться, остаются забытыми всеми.

— Мне денег, подарков никаких не надо, вот ко Дню строителя хоть бы открытку кто послал, чтоб просто знала, что люди помнят обо мне, — сетует пенсионерка. — Но за эти годы ничего такого не было.

Даже на пенсии Валентина Рубцова не переставала работать. Сначала на рынке торговала, была уборщицей, перемыла все близлежащие школы. Здоровья хватило до 70-летнего возраста. И только сейчас, в свои 75 лет, Валентина Яковлевна на давным-давно заслуженном отдыхе. Сейчас у нее осталась только одна мечта — чтобы единственный сын наконец нашел свою вторую половинку и она успела бы понянчить внуков.

— А так я больше ни о чем не жалею и вообще не люблю плакаться, жаловаться на свои беды, — добавляет пенсионерка. — Успокаиваю сама себя: все пройдет, все будет хорошо, я еще и не то пережила!

Метки:
baikalpress_id:  61 089