Леонида Потапова дома называют Лешей

Этот снимок был сделан за несколько часов до отлета в Москву, к новому месту службы.

Экс-президент улетел, но обещал вернуться

Перед своим отъездом в Москву Леонид Потапов собрал у себя дома журналистов. Первый президент республики покидает родину с ностальгией и с огромным желанием вернуться. Рабочий кабинет его квартиры, где и состоялся задушевный разговор, — это любимое место в квартире. Здесь президент работал до глубокой ночи, делился мыслями с преданным ему человеком — супругой Ниной, переживал неудачи, с головой уходил в чтение обожаемых книг.

У президента дома

Первое, что бросается в глаза, когда попадаешь в кабинет Потапова, — его стол. Он напоминает рабочее место усердного ученика, который стремится получить хорошую оценку. Ничего лишнего — только нужные документы, переработанные и прочитанные от первой и до последней странички. Настольным чтением для Леонида Васильевича является, как ни странно, литература государственной важности. На краю его стола всегда в одной стопке аккуратно лежат "Краткий экономический словарь", "Программа стратегического развития РБ" и "Административная стратегия управления".

Супруга Нина, называющая дома мужа Лешей, всегда переживает вдвойне все его успехи и поражения, стараясь оберегать любимого человека от лишних эмоциональных всплесков. Леонид Васильевич же, напротив, не может без работы, утверждая, что не мыслит себя вне политики.

— Не представляете, как мне непривычно, что вот уже достаточно продолжительное время у меня молчит телефон, — сетует экс-президент. — Нет, звонки, конечно, поступают, но ведь раньше разговоры носили совершенно иной характер. Постоянно было какое-то напряжение, я находился в гуще событий. Сейчас ситуация иная, и я даже несколько устал от временного безделья. Уверен, что пенсионерская жизнь с походами за грибами, просиживанием у телевизора, чтением любимых книг — не для меня. Я рожден для другого и даже в свои 72 года отдыхаю тогда, когда работаю. Слишком много лет я провел в политике, чтобы сейчас уходить на покой. Еще не время. Я точно знаю, что у меня еще остался порох в пороховницах, и мой отъезд в Москву не затянется надолго. Года через два, может, три, я обязательно вернусь в республику.

Я добрый христианин

Рассматривая обстановку рабочего кабинета президента Потапова, взгляд задерживается на бесчисленном количестве икон, которыми заставлены полки. Есть в кабинете несколько стеллажей с православными иконами. Вопрос относительно веры в Бога напрашивается сам по себе.

— К сожалению, я человек не верующий, но считаю себя добрым христианином, — откровенно сказал Леонид Потапов. — На полках в основном иконы, которые мне дарили по разным случаям и в разных городах. Нина в Бога верит, посещает церковь. Я же привык в жизни полагаться на свои силы и веру в людей. Наверное, это заложено моими родителями, это в моих генах.

По словам Леонида Васильевича, в Москву хочется забрать всю библиотеку, а кроме нее — картины, украшающие стены его кабинета.

— На одной изображена начальная школа, где я когда-то учился. Очень люблю смотреть на нее, вспоминать те годы, — с ностальгией рассказывает экс-президент. — На другой картине — речка, в которой мы купались, будучи мальчишками. На третьей картине художника, моего земляка из Курумканского района, изображен пейзаж. На моей родине много красивых мест, и это лишь одно из них. Эти работы я заберу с собой в Москву. Все книги, к сожалению, забрать не получится, но всетаки часть библиотеки, которую мы собирали вместе с Ниной десятилетиями, я перевезу. Еще, наверное, возьму вот эту фотографию, где запечатлена моя встреча с патриархом Московским и Всея Руси Алексием Вторым. Она мне тоже очень дорога.

"Внук Ленина"

В этом году супруги Потаповы отметят 46-летие совместной жизни. На вопрос, считает ли Леонид Васильевич себя счастливым человеком, он без раздумий ответил "да".

— Много всего было за эти годы, но в одном я был уверен всегда: какие бы сюрпризы ни преподносила мне жизнь, я знал, что дома меня ждет женщина, которая готова ради меня на любые жертвы, — признался Леонид Потапов. — Помню, как меня командировали в Туркмению. Туда я поехал по назначению партии. Первое время пришлось жить без семьи. Спустя полгода приехали и они. Тогда произошел забавный случай. Нина за то время, пока меня не было, успела распродать всю мебель, оставив только книги. Соответственно, в Туркмению она привезла только библиотеку. Местное население, которое уже проведало, что приехала моя жена, было ужасно удивлено, когда из всей домашней обстановки увидели только сотни книг. Тогда даже слух пошел, что я внук Ленина и нас сослали сюда в ссылку. Тот ведь тоже в свое время приехал в Шушенское, имея при себе только книги. Было смешно, и мы вспоминаем об этом с улыбкой до сих пор.

В свое время Нина Сергеевна трудилась на любимой работе, неоднократно представлялась к наградам и грамотам, однако ни разу так их и не получила.

— Дело в том, что когда документы с моей фамилией доходили до партии, то непременно попадали Леше на глаза. И он своей рукой вычеркивал мою фамилию, — вспоминает с улыбкой Нина Сергеевна. — Он тогда занимал большой пост, был постоянно на виду, и, видимо, чтобы не было кривотолков относительно того, что из-за влиятельного мужа я имею возможность быть награжденной, исключал меня из списков претендентов на награду. Я не в обиде на это, скорее всего, он поступал правильно. Зато его никто и никогда не мог упрекнуть в том, что, пользуясь своим положением, он старается работать и на имидж, и карьерный рост жены. Мне неоднократно предлагали возглавить какой-нибудь фонд, ответственный пост, и каждый раз я отклоняла любые предложения, потому что понимала: найдутся люди, которые сделают неправильные выводы да еще донесут это до общественности. Когда Леша стал президентом республики, я и вовсе ушла с работы, приняв на себя домашние хлопоты и заботу о муже.

Леонид Потапов всегда был уверен в том, что у него есть надежный тыл в лице любимой жены, которая пойдет за ним на край свет, если того потребует жизнь. Поездку в Москву Нина Сергеевна тоже восприняла как должное.

— Надо — значит поедем, — уверенно заявляет она. — Уезжать не хочется, но раз так сложилось, мне выбирать не приходится. Куда муж — туда и я.

О друзьях

В политике нет места дружбе — считает Леонид Потапов. Взаимоотношения, складывающиеся годами, настолько сложно оставить в первозданном виде, что лучше среди членов правительства не иметь друзей вовсе. И все же из многочисленного числа тех, кто находится на политическом олимпе Бурятии на протяжении долгих лет, Леонид Васильевич назвал двух человек, которых он не задумываясь отнес в категорию близких ему людей.

— Первый человек — это Олег Хышиктуев, второй — Виктор Бубнов, — уверенно заявил президент. — Пожалуй, этих людей я могу считать своими друзьями, с которыми можно делиться сокровенным, доверять и не бояться остаться непонятым. Это проверенные годами люди, которым я всегда доверял всецело.

И снова политика Последние события, которые обсуждали в семье Потаповых не один день, связаны с появившейся в прессе информацией о конференции "Единой России", где были утверждены злополучные списки, в которых значилась и фамилия бывшего президента Бурятии. Леонид Васильевич откровенно сказал, что сначала это сообщение его расстроило, но потом, когда он проанализировал ситуацию, вызвало у него улыбку.

— Уж не знаю даже, как расценить поступок тех политиков, которые внесли меня в список членов партии "Единая Россия", и тем более смешно, что кто-то решил "усадить" меня в кресло председателя правительства Бурятии, — возмущенно прокомментировал события Леонид Васильевич. — Начнем с того, что я не являюсь членом этой партии. Мне несколько раз предлагали пополнить ряды единороссов, но каждый раз я давал отказ. Для меня было полной неожиданностью, что я включен в партийный список на прошедшей конференции, где проходило голосование и утверждение кандидатов от "Единой России" в республиканский парламент. Когда стало известно, что против меня проголосовало большинство, я сначала расстроился. Но потом сделал свои выводы. Уверен, что такую ситуацию создала организованная группа людей, фамилии которых я бы не хотел называть. Так вот, мое мнение — это дело рук тех, кого можно назвать политическим неудачниками. У меня чутье, огромный опыт в политике, который позволяет мне говорить о том, что, поступая таким образом, мои злопыхатели лишь подтверждают факт, что они — люди не сложившейся политической судьбы.

Поступать подобным образом, мягко говоря, мелочно. Это, по меньшей мере, смешно, чтобы я, будучи приглашенным президентом Путиным в Госсовет РФ, отверг бы его приглашение ради того, чтобы остаться в республике, и уж тем более занять пост председателя правительства. Меня бы просто не поняли в Москве. Так что относительно своих планов могу сказать, что 6 августа был подписан один указ Владимира Путина, 14 сентября — другой по поводу включения меня в состав консультативной комиссии Госсовета РФ. Я приму самое активное участие в разработке стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона — Иркутской, Читинской областей и Бурятии. Так что, несмотря на то, что место работы будет в Москве, по долгу службы я буду часто бывать на родине. Меня это только радует. Уверен, что по прошествии двух-трех лет я вернусь в Бурятию навсегда.

Утренним рейсом в четверг, 20 сентября, Леонид Потапов вместе со своей верной спутницей улетели в Москву. Перед журналистами они долго извинялись за небольшой беспорядок дома в связи со сборами перед отъездом, много шутили, переживали относительно нового места жительства и говорили, что уже сейчас начинают скучать по малой родине. Непривычно было видеть Леонида Потапова в домашней обстановке, без привычного галстука и костюма. Перед журналистами предстал обычный человек в уютных тапочках, улыбающийся неожиданным гостям и сожалеющим о том, что вынужден уехать.

Метки:
baikalpress_id:  63 075