Инновационные технологии банкротства

Оборудование уникального завода грузят в машины и увозят в неизвестном направлении

После публикации статьи о банкротстве ТСМ в редакцию стали звонить десятки людей, которые были свидетелями того, как разваливалось предприятие. Нам рассказывали неизвестные подробности этого банкротства и одновременно с этим — подробности десятков других банкротств: стеклозавода, "Электромашины", "Эмальпосуды" и других, менее известных предприятий.

В начале 90-ых в Бурятии были сотни работающих промышленных

предприятий. Спустя 10 лет их осталось едва ли с десяток.

Бывшие промышленные окраины Улан-Удэ — наглядное тому

свидетельство. И даже если ничего уже нельзя сделать — ведь

и предприятия не вернешь, и виновных не накажешь, — то хотя

бы знать, почему и как это происходило, следует всем.

Развал экономики Бурятии все минувшие годы власти республики

сваливали на общий экономический кризис в стране. Однако,

когда внимательно изучаешь причины приведшие к банкротству и

закрытию конкретных промышленных предприятий, которые и

составляли экономическую мощь Бурятии, выходит, что не все

можно списать на экономический кризис.

Справка

У завода "Электромашина" имелась вторая производственная

площадка на пр. Автомобилистов. Она была продана задолго до

того, как начали банкротить завод. За сущие копейки ее

приобрел некий банкир, перепродавший ее впоследствии другому

частному лицу за 35 миллионов рублей. Для чего была

необходима эта площадка? Ее возводили для производства

насосов и электродвигателей для нефтяной промышленности.

Была, значит, перспектива иметь в заказчиках богатейших

нефтяников.

Только за счет одного этого завода республика могла не

просто жить, а процветать. Однако ряд руководителей, и

государственных чиновников, бывших директоров заводов,

приложили все усилия, чтобы развалить этот комплекс, создав

на базе площадки предприятие по производству никому не

нужной стиральной машинки "Вятка". Которое, естественно, за

короткие сроки кануло в Лету.

Завод "Электромашина", как и многие другие предприятия

республики, был приватизирован в 1993 году. Акции были

распределены между работниками предприятия, как и

предписывали законы того времени. После тяжелейших 90-х

работники завода сумели сохранить предприятие. В новом

тысячелетии они стали пожинать плоды своей бережливости.

Промышленность страны ожила, вырос спрос на основную

продукцию завода — электродвигатели. Появились оборотные

средства, планы и оптимизм. Но этому заводу не повезло. В

2001 году у работников завода по бросовым ценам акции

выкупили "доброжелатели".

Смертный приговор

К началу 2000-х "Электромашина" заняла свою нишу на рынке

электродвигателей. Конечно, об объемах советских времен даже

и мечтать не приходилось, но специфика завода была

уникальной для России и некоторых зарубежных стран, а значит

определенный уровень сбыта был практически гарантирован. Это

давало некоторую базу для будущей модернизации предприятия и

выхода на новые рынки. Именно в этот момент известная в

Бурятии "Вертолетно-инновационная компания" собрала в своих

руках блокирующий пакет акции "Электромашины".

И именно тогда советом директоров ОАО "Электромашина" (куда

входили такие лица, как Александр Мельник — председатель

правления Фонда реализации федеральной программы развития

республики Бурятия, Евгений Пальцев — заместитель

председателя правительства, председатель Госкомимущества РБ,

а также представители "ВИК" и некие физические лица) была

решена судьба предприятия.

— Все сбытовые функции завода были переданы ОАО "ВИК",

голосование по этому вопросу было единодушным, — отмечает

конкурсный управляющий "Электромашины" Николай Тетерин. —

Схема не отличалась оригинальностью и заключалась в том, что

готовая продукция ОАО "Электромашина" по цене в среднем ниже

на 23% рыночной без остатка передавалась ОАО "ВИК".

Как отмечает Николай Тетерин, электродвигатели уходили на

реализацию по уже отлаженным самой "Электромашиной" каналам

с хорошей накруткой. Правда, не все клиенты согласились

покупать продукцию у посредника. Многие просто повернулись и

ушли. Прибыль, оседающая в бюджете "ВИКа", не шла ни в какое

сравнение с теми заработками, которые имел

заводизготовитель. Выручка и рентабельность самого завода

начали стремительно падать. Уже в 2003 году ОАО

"Электромашина" на каждый заработанный рубль получало два

рубля убытков. Ровно полтора года ушло на то, чтобы одно из

устоявших в лихолетье девяностых промышленных предприятий

Бурятии начало превращаться в банкрота.

Дайте еще денег!

Следующим действием, которое предпринимают держатели акций

завода, становится получение государственных кредитных

гарантий. Фонд реализации федеральной программы развития РБ

под руководством Александра Мельника разрабатывает

бизнес-план и убеждает правительство, что завод нуждается в

поддержке.

В качестве обоснования для разработки берется техническая

документация ЛВРЗ, который также планировал

специализироваться на выпуске двигателей для электропоездов.

Все преподносится так, будто "Электромашина" собирается

производить электродвигатели для нужд РЖД. Правительство

находит бизнес-план состоятельным и дает гарантии перед

банками в размере 30 миллионов рублей. Из этой суммы

"Электромашиной" было получено 6 миллионов рублей. Спустя

считанные дни 4 миллиона рублей пошли в ОАО "ВИК" в качестве

погашения задолженности. Затем по ряду причин, банк кредитование

приостанавливает. Выполнять инвестиционную программу, даже

начинать, естественно, никто не стал. К 2004 году общая

сумма долгов, висящих на предприятии, составила 55,8 млн.

рублей. С 2000 года они существенно выросли.

Но, по словам Николая Тетерина, даже с таким грузом

предприятие с многомиллионными оборотами и серьезным

имущественным комплексом могло было выжить. Если бы завод

продолжал самостоятельно сбывать продукцию, то возникшие

долги можно было реструктуризировать и со временем закрыть

путем реализации активов предприятия — зданий и

оборудования, не участвующих в основном производстве.

Добить и поделить

В это же время на сцене появляется новое частное предприятие

— ООО "Электромашина", генеральным директором которого

становится (какое совпадение!) главный бухгалтер ОАО

"Электромашина", а единственным учредителем выступает ОАО

"ВИК". Затем ряд станков и оборудование, необходимое для

производства электродвигателей, передают в новое

предприятие. Документы должным образом не оформляются. Что

логично, ведь из них следовало бы, что главный бухгалтер

передал генеральному директору, то есть самому себе,

основные средства и имущество ОАО "Электромашина", без

которого сам завод не мог работать. Все это происходило в то

время, когда предприятие находилось в предбанкротном

состоянии.

Договор купли-продажи есть, но, согласно документам, полной

оплаты по сделке так и не было произведено. Не нашлось и

актов передачи приобретенного имущества. Сегодня у Николая

Тетерина в архивах есть лишь счета-фактуры, которые, по его

словам, подтверждают какую-то непонятную сделку по

взаимозачетам с неизвестными лицами.

При этом цена, по которой ООО "Электромашина" пыталось

приобрести часть имущества, по результатам их оценки, не

превышала 3,2 миллионов рублей, в то время как, по

результатам независимых оценщиков, рыночная стоимость только

оборудования ОАО "Электромашина" была равна 40 миллионам

рублей.

— Факты хищения оборудования налицо, но прокуратура

утверждает, что состава преступления нет, — комментирует

ситуацию конкурсный управляющий Николай Тетерин. — Я же

утверждаю, что передача имущества, выведенного советом

директоров на частную компанию ООО "Электромашина",

незаконна. К тому же сегодня на предприятии творится

беспредел. Оборудование завода, которое по документам

принадлежит ОАО "Электромашина", грузится в машины и

вывозится за пределы республики. Однажды мы пытались пресечь

такую попытку, обратившись за помощью в правоохранительные

органы, но машинам с оборудованием удалось уйти с территории

завода. Транспорт объявили в розыск, но он, к сожалению, так

и не был найден.

На руках у Николая Тетерина есть решения суда о

безосновательном обогащении ООО "Электромашина", однако же

прокуратура не усмотрела в этих операциях состава

преступления.

Финал уже скоро

Единственной ветвью в республиканской власти, которой

оказалась небезразлична судьба ОАО "Электромашина", стал

Народный Хурал в лице комиссии по противодействию коррупции,

которая своими заявлениями в правоохранительные органы

добилась возбуждения уголовного дела по признакам

преднамеренного банкротства завода. Однако делу в республике

так и не дали хода. Видимо, слишком громкие имена, в

частности и из числа политиков, в нем были озвучены.

Со слов Николая Тетерина стало известно о том, что во время

конкурсного управления заводу "Электромашина" не раз

делались выгодные предложения о вхождении в крупные

промышленные холдинги. Это могло обеспечить предприятие

заказами, инвестициями и хорошим будущим. Прибыль, которую

бы мог давать завод, выпуская и продавая электродвигатели,

могла оказаться многомиллионной. Но, судя по всему, никому в

нашей республике этого не надо.

Финальным же аккордом уничтожения предприятия, судя по

всему, должно стать следующее: если сейчас оставшееся на

балансе имущество "Электромашины" будет целиком продано, то

все долги завода будут закрыты на 100%. Возможно даже, что

этому имуществу, среди которого работающие станки, найдется

более рачительный хозяин. Может быть, кто-то сумеет вновь

наладить производство уникальных электродвигателей в

республике.

Но вот уже полгода, используя любые предлоги, некие

заинтересованные лица тормозят процесс продаж. Делается это,

как предполагает конкурсный управляющий, с целью того, чтобы

на момент завершения конкурсного производства оставшийся

имущественный комплекс (который оценивается в сумму около 36

млн. рублей) отошел акционерам предприятия. В том числе и в

ОАО "ВИК".

Метки:
baikalpress_id:  63 030
Загрузка...