"По-моему, какой-то психоз происходит"

Какие впечатления получил от наших чиновников президент— неизвестно.

Вячеслав Наговицын вгоняет чиновников Бурятии в краску

24 августа при президенте Бурятии Вячеславе Наговицыне прошло заседание республиканской антитеррористической комиссии. Это рядовое при прежнем президенте событие любопытно тем, как прежние республиканские чиновники приноравливаются к новому президенту. Пока выходит не очень складно.

В самом начале работы комиссии Вячеслав Наговицын предупредил присутствующих:

— Все последние события, происшедшие в стране в связи с террористическими актами, в том числе на Октябрьской железной дороге, и к тому же пожары в соцучреждениях заставляют нас быть начеку.

Как выяснилось чуть позже, чиновникам в Бурятии надо быть начеку не только по поводу мирового терроризма — неожиданные вопросы президента периодически ставили докладчиков в тупик. Первым пунктом обсуждалась безопасность школ в новом учебном году.

Сначала с бодрыми рассказами о том, насколько учебные заведения готовы к приему учащихся, выступили замминистра образования Валерий Сергеев и заммэра Улан-Удэ Михаил Ян. Их подробные отчеты о количестве школ, готовых к учебному году, мероприятиях и потраченных деньгах, участии правоохранительных органов вызывали понимание у присутствующих — все шло как обычно.

Школьная неожиданность

Неожиданностью обернулась часть рапортов, посвященная новым технологиям. Во время своих докладов оба чиновника нахваливали идею оснащения учебных заведений "тревожными кнопками", перечисляли, сколько школ уже оборудовано и сколько еще будет оборудовано в недалеком будущем. Внедрение такой системы охраны объектов, по их мнению, должно полностью защитить школы и детсады от фактов терроризма.

Благостную картинку немного подпортил и.о. министра внутренних дел Бурятии Петр Мордовской, который в своем выступлении начал убеждать президента, что администрация Улан-Удэ действует не по-государственному и заказы по оснащению тревожными кнопками школ отдает ЧОПам вместо вневедомственной охраны при МВД. Повисла неловкая пауза, оборвал которую Вячеслав Наговицын.

— По моему, какой-то психоз из-за установок тревожных кнопок происходит. Сейчас идет процесс — любой ценой их установить. А какова их эффективность, я не услышал. Если тревожная кнопка спасает от терроризма, то объясните, как? Вооруженные люди зашли в школу — и что, кнопка может сделать или предотвратить? Если школа заминирована, то что мешает позвонить по обычному телефону "02"? Возможно, я не прав, но объясните.

Ни Валерий Сергеев, ни Михаил Ян не смогли поочередно ответить на, казалось бы, невинный вопрос президента: просчитывался ли эффект для безопасности от наличия тревожной кнопки в каждом конкретном учебном заведении.

Тогда президент привел пример других регионов, где в школах вместо кнопок на посту сидят милиционеры — так выходит дешевле и действенней. Завершая тему, Вячеслав Наговицын дал команду предоставить ему расчеты эффективности установки кнопок в школах. Возможно, в скором времени их так же быстро как монтировали, придется демонтировать.

Так же по-своему Вячеслав Наговицын интерпретировал отчеты чиновников о готовности школ к учебному году. Его удивило спокойствие чиновников по этому поводу:

— Доклады какие-то победоносные. Может, за последние сутки произошло что-то кардинальное, но в справке за вчерашнее число указано: из 564 школьных учреждений в Бурятии готовы 413 (только 73% — прим. ред.). В Джидинском районе 12 школ не готовы, в Кабанском — 21, в Тункинском — 24, Хоринском — 26, в Улан-Удэ — 18. Осталась одна неделя — ни одна школа не должна сорвать День знаний. В противном случае директора будут увольняться без объяснений.

Представитель министерства образования оправдал свое спокойствие тем, что цифры на столе у президента немного неверны. Оказывается, готово не 73% школ, а уже 88%, просто там не до конца подписаны некоторые документы, вот и не попали некоторые школы в статистику. Президент записал чтото в свой блокнот и напомнил о поставленной им задаче и ответственности в случае ее невыполнения.

Приостанавливайте деятельность!

Не менее неожиданно закончилось обсуждение и следующего вопроса повестки — создание локальной системы оповещения о химической опасности на некоторых предприятиях Бурятии. Согласно закону, таких предприятий пять. В первую очередь это "Бурятмясопром", где в случае аварии под заражение попадают 73 тысяч населения, химический форс-мажор на ОАО "Молоко" и улан-удэнском хладокомбинате сможет поразить по 35 тысяч человек, улан-удэнский и гусиноозерский "Водоканалы" рискуют 3 и 2,5 тысячами жизней. При этом руководители предприятий, как выяснилось, откровенно саботируют наладку этого оборудования.

Как было заявлено президенту, разнообразные предписания, составления протоколов об административном правонарушении, заявления в суды на директоров химически опасных объектов не действуют. Ни на одном объекте систем оповещения до сих пор нет. Зато форс-мажорные случаи есть. В 2005 году на ОАО "Молоко" была утечка аммиака, и только по случайности никто не пострадал.

На комиссии предлагалось выслушать директоров предприятий. Но президент был категоричен и времени терять не захотел:

— Все понятно. Руководители предприятий сейчас нам расскажут о финансовых сложностях и прочих проблемах. В то время как за каждым предприятием стоят десятки тысяч человеческих жизней. Не выполняют закон — приостанавливайте деятельность предприятий.

Директорам в тот момент ничего не осталось, как проникнуться чувством момента — не каждый день их предприятия закрывают по прямому указанию президента. Думается, что мысленно они нашли деньги и смонтировали злосчастные "локальные оповещения" в тот же миг.

И напоследок представитель Улан-Удэнского отделения ВСЖД, учитывая недавний теракт на западе России, проинформировал Вячеслава Наговицына о профилактических мероприятиях в Бурятии. Особо было отмечены завалы мусора вдоль железнодорожного полотна внутри Улан-Удэ. В них могут находиться взрывоопасные предметы. ВСЖД призвало мэрию обратить на это внимание. Геннадий Айдаев попытался "перевести стрелы" и подискутировать на тему принадлежности земли и разделению ответственности. Но Вячеслав Наговицын ограничился только записями в блокноте, поэтому спор быстро умер.

Главным же итогом, кроме стандартных протокольных, стало ознакомление группы чиновников и директоров с жестким стилем работы нового президента. Думается, многоопытные госслужащие получили шоковые впечатления — волнение было заметно на лицах почти всех чиновников. Интересно знать, какие впечатления получил от наших чиновников сам президент? По его лицу сказать ничего было нельзя.

Метки:
baikalpress_id:  61 218