Улан-Удэ — на пороховой бочке

Взрыв гексогена внутри засекреченного подземного города в любой момент может поднять на воздух столицу Бурятии.

С виду военный объект в районе Тальцов не производит зловещего впечатления. Все то же самое, как и везде: забор, военные посты, сосредоточенные офицеры и печальные солдаты. На самом деле в пригороде Улан-Удэ все крайне серьезно. Там на громадной территории располагается арсенал ... главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны России. Это настоящий подземный город с десятками складов, с боеприпасами, своим автомобильным и железнодорожным транспортом. Для понимания масштаба сооружения можно добавить, что внутри, под землей, несколько десятков километров автодорог.

В течение десятилетий реальная информация о существовании "пороховой бочки" вблизи Улан-Удэ благополучно не выходила за пределы военных кабинетов и голов нескольких гражданских чиновников руководства Бурятии по причине секретности объекта. Но в последнее время вокруг арсенала произошло столько событий, больших и не очень, что информационная блокада не выдержала. Катализатором прорыва завесы таинственности стала долгоиграющая катастрофа на военных складах в Гусином озере. Однако трагедия в Гусинке может оказаться цветочками. Сейчас, когда речь идет о реальной опасности военного объекта для сотен тысяч улан-удэнцев, соображения секретности явно отходят на второй план.

Две третьих города сравняется с землей Складировать и здесь же утилизировать боеприпасы в районе Тальцов начали семьдесят лет назад. Специализация складов с тех пор практически не изменилась: туда прибывают и со временем разбираются на составные части артиллерийские снаряды.

Согласно всех мыслимым законам такого рода арсенал должен находится за пределами Улан-Удэ, и долгое время так оно и было. Тальцы располагались как минимум рядом с Улан-Удэ, и этого хватало для формального выполнения инструкций. Но столица Бурятии, как любой город, имеет свойство расстраиваться, что и произошло: Тальцы давно стали его частью, географической, по крайней мере.

Сколько конкретно сейчас возле Тальцов складировано боеприпасов, сказать очень трудно. Но, по мнению источника информации, который пожелал остаться неизвестным, в арсенале вооружение на десятки железнодорожных вагонов. Существуют нормативные расчеты последствий форс-мажорных событий на складе. И в Минобороны, и в гражданских ведомствах есть документы, в которых сообщается, что в случае взрывов радиус разлета снарядов захватит две трети территории Улан-Удэ. Наш источник информации еще более категоричен: по Октябрьскому району, наиболее близкому к складам, пройдет "ковровая бомбардировка" и сравняет его с землей.

Арсенал в арсенале

Но это еще не все плохие новости о Тальцинском арсенале. Изначально он был предназначен для складирования и утилизации боеприпасов с тротиловой начинкой. По утверждению источника "Номер один", внутри арсенала планомерно разбирают и утилизируют как сами снаряды, так и тротил. Для этого на складах есть надежная установка российского производства.

Но прогресс не стоит на месте. Вооружение модернизируется и на смену артснарядам с тротилом пришли боеприпасы с гексогеном внутри. Оборудования, утилизирующего гексоген, ни в Тальцах, ни в окрестностях нет. Тем не менее, металл нужен всегда (для военной части это, видимо, неплохой источник финансирования ), а потому гексогеновые снаряды в Тальцы привозят и разбирают.

Как сообщает наш источник, к разбору "непрофильных" гексогеновых снарядов в арсенале в Тальцах приступили около двух лет назад. На сегодняшний день около трети всех складируемых в арсенале боеприпасов — с гексогеновой начинкой. Сколько конкретно разобрали снарядов с гексогеном знают только военные, но работа эта, в принципе, трудоемкая, длительная, практически ручная, поэтому на долгие годы.

После разборки боеприпаса гексоген продолжает находиться в самих гильзах от снарядов. Прямо в них он и хранится на складах. Потенциальная опасность этого взрывчатого вещества у специалистов не вызывает никакого сомнения. Как поясняет наш источник информации, это своеобразный арсенал в арсенале. Допуск к гексогену строго ограничен. Даже для приближения к этим складам необходим специальный допуск, который выписывают в Москве.

Гексоген может быть безобиден, если хранить гильзы с ним в требуемых условиях, то есть в сухом и чистом помещении. Однако при определенных условиях он может взорваться. Самый простой вариант: сначала он намокает (например, из-за прохудившегося склада), а затем нагревается до нужной кондиции — от солнца, если находится на открытом воздухе (при преломлении лучей, например), или от другого источника тепла. Поэтому особенную опасность представляет попадание в склады грунтовых и ливневых вод.

Гексоген и бабушка

Насколько хорошо охраняется весь тальцинский арсенал оценить проблематично. В позапрошлом году, например, как утверждает наш источник, живущая неподалеку бабушка "свистнула" с территории складов ящики от боеприпасов (или с боеприпасами, но этого мы никогда не узнаем). Ящики пропитаны специальным раствором, препятствующем горению, но зато они долго тлеют и хорошо греют. Бабушке одного ящика хватало на неделю топки. Но на ее беду в это время произошел в жилище небольшой пожар. Видимо, приехавшие по вызову пожарные были искренне изумлены видом топлива, поэтому об этом стало известно не только бабушке. Учитывая, что сей факт был воспринят как чрезвычайное происшествие, можно предположить: произошло нечто из ряда вон выходящее.

Еще один чрезвычайный случай имел место в прошлом году. По территории складов ударила молния, после чего начался пожар. Это был, кажется, единственный факт, когда СМИ сообщали о складах со ссылкой на официальные источники. Военные оказались в той ситуации молодцами и грамотно справились с огнем, а замкомандира арсенала полковник Борисов получил от Владимира Путина за это орден "За военные заслуги".

Предложили выложить 2,8 миллиарда, чтобы не взлететь

Республиканские чиновники в комментариях для "Номер один" не скрывали озабоченности по поводу объекта Минобороны в Тальцах.

Главный специалист 2-го управления администрации президента Бурятии Василий Емельянов, курирующий вопросы взаимодействия с органами военного управления заявил корреспонденту нашей газете: "Проблема такая есть и она остается. Это серьезный объект Министерства обороны и официально относится к запретным зонам. Существует большая переписка как с правительством России, так и с Минобороны по арсеналу возле Тальцов. Особенно активно правительство Бурятии и Леонид Потапов занимались этой проблемой после взрывов на Гусином озере с июля 2001 года.

Леонидом Потаповым неоднократно ставился вопрос о переносе данного арсенала. Но что нам отвечало Министерство обороны РФ? Если республика Бурятии найдет 2,8 миллиарда рублей из местного бюджета и 800 гектаров земли для переноса арсенала, то Минобороны готово заняться этой проблемой. Письмо с такой формулировкой от 18 августа 2003 году подписал замминистра обороны генерал-полковник А. Московский. Понятно, у Минобороны масса подобных складов, разбросанных по все России. Но, таким образом, вопрос перекладывается на плечи республики. У республики на это дело, естественно, средств не оказалось".

Не найдя общего языка по поводу переноса тальцинского арсенала, заинтересованные стороны пошли по другому пути.

"Впоследствии Минобороны разработала "Программу реструктуризации запасов ракет, боеприпасов, взрывчатых веществ Вооруженных сил Российской Федерации на 2003—2006 и на период до 2010 года", — говорит Василий Емельянов. — В эту программу вошел и арсенал главного ракетноартиллерийского управления Министерства обороны в Тальцах. Этой программой предусмотрено строительство в Тальцах 80 хранилищ, часть из них уже строится. В настоящее время устанавливается мощная система охраны и безопасности, в том числе противопожарной. На территории складов ставятся несколько десятков противомолниевых установок. В общем, там много чего делается".

Создание холдинга помешало уничтожить снаряды

Проблема утилизации снарядов с гексогеном из поля зрения местных властей тоже не исчезает, но решается более драматично. Как выяснилось, столкнувшись с фактом присутствия такого вида вооружения в Бурятии, республика совместно с федеральными ведомствами попыталась организовать производство по утилизации на своей территории. Для этого был выбран не шибко работающий моторостроительный завод, входящий в состав Улан-Удэнского авиазавода.

Но этот вариант оказался нежизнеспособным. Как кратко заявил корреспонденту "Номер один" заместитель министра промышленности Бурятии Юрий Добровенский, организовывать непрофильное производство отказался новый совет директоров авиазавода.

Тем не менее, как нам удалось узнать, все двигалось в нужном направлении, пока авиазавод не начал круто реформироваться и переходить в Оборонпром. В совет директоров пришли новые люди, началась борьба за влияние. По версии наблюдателей, кресло под гендиректором авиазавода в тот момент оказалось очень неустойчивым. Грехов, чтобы скинуть его с этой должности, практически не оказалось за исключением одного — организации непрофильного производства на моторостроительном заводе. Для будущей самостоятельности завода и получения собственных заказов фигура Леонида Белых тогда для руководства Бурятии была ключевой. Поэтому не оставалось ничего, кроме как отказаться от идеи утилизации боеприпасов на моторостроительном заводе. Более того, Леониду Потапову пришлось заявлять в узких, но влиятельных кругах, что это он лично давал указание Леониду Белых заниматься вопросами организации предприятия по утилизации снарядов на вверенных ему мощностях авиазавода.

Опасность остается

Но все прекрасно понимают, что с опасной взрывчаткой надо что-то делать.

"Хотя арсенал в Тальцах не вошел в федеральную целевую программу промышленной утилизации военной техники на 2005—10 годы, но в Бурятии предлагается создать ФГУП по утилизации боеприпасов, — сообщил Василий Емельянов. — В мае этого года в Москву ушло письмо за подписью Леонида Потапова, к котором указано, что республика готова идти навстречу федеральному центру и принять активное участие в организации такого предприятия. У меня состоялся разговор с заместителем руководителя федерального агентства по промышленности Алексеем Семеновым. Он мне сообщил, что вопрос находится на рассмотрении. В Бурятии есть несколько организаций, которые могли бы заняться утилизацией боеприпасов. Они уже обращались в правительство республики с такой инициативой".

На Гусинке склады практически не охраняются

Кроме Тальцов, на карте Бурятии остается еще одна застарелая взрывоопасная точка — это всем известное Гусиное озеро. Там ситуация совсем плачевная. Как заявил Василий Емельянов, "эти склады также относятся к "запретной зоне" минобороны. Несмотря на такой статус, уже два-три года они практически не охраняются. Идет только поверхностное разминирование территории в теплое время года — в весенне-летний период, потом все переходит на следующий год.

По сей день правительством России из федерального бюджета Сибирскому Военному округу не выделяются в должном объеме деньги на проектные работы по рекультивации земель на месте взрывов в Гусином Озере. В данном случае рекультивация означает разминирование, полное освобождение от взрывоопасных предметов земель и передачу их местным органам власти. А какая может быть передача? Там люди до сих пор взрываются, в том числе дети. Я откровенно скажу, если это объекты Минобороны, то они и должны решать эту проблему".

В общем, меры "по обеспечению живучести и безопасности проживания граждан" (есть такая официальная военная формулировка) в Бурятии принимаются. Но это не означает отсутствия нависшей над всеми жителями Бурятии опасности. Пока это можно назвать миной замедленного действия. Остается надеяться на то, что как бы невзначай, не по злому умыслу не произойдет большой "тарарам".

Метки:
baikalpress_id:  62 906