Андрей Левантуев: "Я — не принципиальный холостяк?"

Андрей Левантуев — личность в истории республиканского телевидения особенная. Молодежь начала 90-х помнит его по популярной в те годы программе "Провинциальные анекдоты", которая возвела Андрея Левантуева и его друзей в ранг телезвезд первой величины. Их узнавали на улицах, заваливали письмами, в которых были не только анекдоты, но и признания в любви. Молодежь начала XXI века знает и следит за творчеством Андрея Левантуева, признавая его одним из самых популярных и узнаваемых телеведущих. Как закалялась звезда? Чем жила все эти годы? Чем жертвовала и как состоялась? Об этом — в личной беседе с Андреем Левантуевым.

Отличник- хулиган

— Андрей, многие думают, что человек, которого знают полреспублики, в детстве наверняка был каким-то необычным ребенком, хорошо учился, радовал маму и папу.

— Да. Я радовал маму и папу, но, как правило, учебой. С поведением иногда случались проблемы. Помню, как пришел домой с первыми четвертными оценками в первом классе. Я был так горд за то, что в дневнике красовались одни пятерки. Дома меня встретила бабушка и спросила, по какому поводу в семье такой праздники веселье Я, выпятив грудь вперед, ей ответил: я ведь отличник! На что бабушка вполне резонно мне парировала: "А кем ты хотел быть в средней школе? Она ведь обычная — не для одаренных детей, для обычных..." Вся спесь слетела с меня в одну секунду. Я понял, что должен учиться только на пятерки, это просто нормально. Зато с поведением были неприятности, и не раз.

— Вы считаете, вас оправданно наказывали?

— Думаю, не всегда. Просто, как обычные дворовые дети, мы чтили свой кодекс, защищали свой двор, своих девчонок. Не всегда наши поступки можно было объяснить взрослым, учителям. По этой причине в дневнике появлялись двойки за поведение. Был даже такой случай уже накануне окончания школы. По идее, я должен был окончить школу с медалью. Единственным препятствием стала оценка за поведение. Перед самыми экзаменами произошла очередная стычка с ребятами из соседней школы. Учителя долго не могли решить, что со мной делать. Ведь это же несовместимые понятия — отличник и такое! Выходом из ситуации стала единственная четверка в аттестате — по труду. Меня оставили без медали. Наверно, это было правильно.

В любом случае, мы не считали себя хулиганами, просто наша жизнь во дворе была очень насыщенной. Есть что вспомнить.

— Например?

— Я уже говорил о существующем кодексе, который каждый из нас старался блюсти. Так вот, это касалось даже сердечных дел.

— То есть?

— Вот лишь один пример. В школе, классе в седьмом, мне очень сильно нравилась одна девчонка. А в тот год у нас появился новый сосед — мальчик из Москвы. Он тут же был принят в нашу компанию, и у нас завязалась с ним дружба. Ему понравилась та же девочка. У нас получился своеобразный треугольник: мне нравилась она, ей нравился московский паренек. Но только потому, что мы с ним считали друг друга друзьями, он никоим образом не демонстрировал ей свое отношение, хоть, думаю, ему очень хотелось дружить с ней. Вот такими романтиками мы были...

— Вы любили находиться в центре внимания?

— А кто этого не любит, тем более в детстве? Помнится, дома у нас был проигрыватель, на котором я слушал разные пластинки. Какие-то монологи Райкина, сказки, стишки, песенки. В детском саду мне это жутко помогало. Воспитатели уводили меня в младшую группу, садили в центр, и я часами мог рассказывать наизусть все то, что учил благодаря этим пластинкам, а что забывал — начинал сочинять от себя. Воспитатели — в восторге, я — тем более. Мне безумно нравились эти выступления.

— Школу 20, которую вы окончили, называют телевизионной. Это правда?

— Есть такое. Недалеко от нее находится телевизионная вышка. Мы все детство возле нее провели, играя в разные игры. И потом, как только журналистам БГТРК давали задание снять сюжет на какую-нибудь детскую или школьную тематику, в нашем учреждении нередко появлялись люди с камерами. Помню, как я несколько раз попадал в кадр, сидя на уроке, прилежно сложив руки на парте, даже выступал в каких-то детских программах. Так забавно все это вспоминать сейчас.

И еще. В нашем дворе тогда жил Виктор Вавилович Измайлов. По тем временам — телезвезда первой величины. Мы, конечно, в силу своего возраста, знали только, что он работает на телевидение, и на экране его видели, не вникая в то, что он говорит, а родители каждую его передачу с нетерпением ждали. Так получилось, что в каждом выпуске нашей школы есть ктото, кто посвятил себя телевидению. Среди них есть и режиссеры, и операторы, и ведущие, которых многие знают. Rак, что, получается, школа действительно, можно сказать, "телевизионная". Ну а самой известной одноклассницей стала, наверно, Ирина Пантаева. Кстати, став звездой мировых подиумов, она почти в каждый приезд в Улан-удэ старалась собрать ребят нашего выпуска.

Стал историком из-за женщины

— По окончании школы Вы знали, какую профессию изберете?

— Честно признаться, у меня было полное распутье. Как все отличники, я много знал, но знания были не глубокими, а скорее поверхностными. Мне было интересно все. Как это ни странно звучит, но в педагогический институт на исторический факультет я попал из-за женщины. Сейчас я думаю , что в моей жизни было очень немало случайных судьбоносных встреч и людей. Все это каким-то образом определяло мою дальнейшую жизнь. Так вот случилось и с учебой в институте. Я тогда симпатизировал одной юной особе, причем не из нашей школы. Накануне вступительных экзаменов она позвонила мне домой и как бы между прочим предложила идти поступать на исторический факультет. Я с охотой согласился. Получается, что фактически историком стал из-за женщины.

Я рад, что в моей жизни все тогда так случилось. Мне всегда везло на случаи, на людей. Капустники, диспуты, учеба — во все это я был просто погружен с головою. И ни разу ни на минуту я не пожалел о том, что поступил на истфак.

— Потом была работа в школе?

— Да. Тогда было распределение. Куда министерство образования пошлет — туда и работать едешь. Окончил я институт с красным дипломом, уже был женат, мы с супругой ждали пополнения в семье. И тут я узнаю о том, что меня посылают по распределению в Татарский ключ, о котором я знать ничего не знаю. Я им говорю — не положено. А мне в ответ: "Пиши отказную". А это ведь было непозволительно делать. Я дошел вплоть до ректора, но и это не помогло. А я городской человек, деревню на тот момент видел только тогда, когда стройотрядом в колхоз ездили. В конечном итоге я понял, что сопротивление бесполезно, и мне придется отправляться на село. Но тогда на мое счастье у меня состоялся задушевный разговор с одним из молодых комсомольских руководителей, который познакомил меня с директором школы 18 Викторией Васильевной Молоновой. Тогда это был очень демократично настроенный руководитель, который создавал в своем учреждении костяк из молодых творческих преподавателей — молодую гвардию, так сказать. Она и отвоевала меня, зачислив в свое штатное расписание. Это были незабываемые годы!

— А если бы не телевидение...

— Наверно, я был бы уже директором школы или завучем. Мир, который царит в школе, настолько затягивает, что хочется работать, что-то модернизировать, совершенствовать. К примеру, в школе мы сломали некий стереотип отношений детей с учителями, который до нас сложился. Организовывая товарищеские матчи со своими учениками, мы давали им понять, что у нас много общего, и в такой неформальной обстановке на нет сходили все конфликты, которые могли возникать между учителем и учеником, но решались между товарищами на спортивном поле. Такой вот был ход, он помог сохранить отношения с моими учениками до сих пор. Сейчас они все выросли, окончили институты, но до сих пор помнят меня как учителя, помнят наши матчи и уроки. Сейчас у меня опять появился опыт преподавателя, но уже в вузах. Правда теперь мой предмет — тележурналистика

Влюбчивый и непредсказуемый

— Вы влюбчивый человек?

— Да.

— Неудачи были?

— На мой взгляд, у каждого человека есть моменты в жизни, о которых не хочется говорить и делиться со всем белым светом. Я не исключение. У меня был брак. Неудачным я его назвать не могу. Скорее, он подходит под определение "студенческий". У меня взрослая дочь. Вот, пожалуй, и все, что я могу рассказать относительно этой страницы моей жизни. Остальное пусть останется при мне. Единственное, что могу отметить: если бы этот брак сложился, моя жизнь определилась бы иначе. Это точно. А вообще, в студенчестве, и в послеинститутские годы было много влюбленностей.

— Что цените в женщине больше всего?

— С этим сложно. Сначала любому мужчине присущ некий юношеский максимализм. Он считает себя достойной партией, а значит, и девушка, которая имеет право быть рядом с ним, должны быть идеалом — не меньше. Помню, я не раз разочаровывался. Очень часто после общения с представительницами прекрасного пола оказывалось, что внешность девушки шла в разрез с ее умственными способностями. Меня это всегда шокировало.

С годами ситуация изменилась. Возможно, я стал менее придирчив или же более глуп. В любом случае с возрастом перестаешь воспринимать женщину только как объект сексуального вожделения. Хочется ощутить еще и иное. Помните, как написал в сочинении по этому поводу герой знаменитого фильма "Доживем до понедельника": "Счастье — это когда тебя понимают". А всего остального можно достичь — было бы желание и терпение...

Полетел в Питер, чтобы подарить цветы

— Вы способны на какие-то безрассудные поступки ради когото?

— Смотря что называть безрассудным. Я люблю делать сюрпризы людям. Мне нравится, когда человек не ожидает такого поступка с твоей стороны, а ты шокируешь внезапностью и широтой жеста.

— Есть примеры?

— Ну, например, не так давно захотелось мне видеть одного человека. Не скрою — это женщина. Для этого мне надо было доехать до Питера, подарить цветы и через пару часов снова вернуться. Моя знакомая была настолько удивлена моим появлением в ее питерском офисе, что несколько минут вообще ничего не могла сказать. Она думала, что я приехал в командировку и останусь на несколько дней, начала строить какие-то планы. И как же она изумилась, когда узнала, что я практически сразу улетаю обратно.

Не все друзья поняли меня, а мне просто захотелось увидеть и сделать приятное человеку, который мне нравится, и я считаю это абсолютно нормальным. Причем еще неизвестно, кто в итоге получает большее удовольствие...

— Как вы думаете, Вы хороший семьянин?

— Даже не знаю... Одно могу сказать с точностью: я — не принципиальный холостяк. Когда друзья спрашивают у меня, почему я не женюсь, я говорю, что мне жалко женщину, которая возьмет на себя обязанности законной супруги. Неважных качеств в моем характере хватает. К тому же я холерик. Могу целый день пролежать на диване, абсолютно ничего не делая, а потом под вечер спохватиться и развить бурную деятельность. Как же так: целый день прошел, а я ничего не сделал! Честно говоря, у меня был и гражданский брак, но тоже непродолжительный. Имея, казалось бы, опыт семьянина, мне трудно представить себя в семье. Но при этом надеюсь, что такое вполне возможно...

"Надо верить в судьбу, случай"

— Вы довольны своей жизнью?

— Думаю, что-то могло бы быть и лучше. Наверно, что-то я бы поменял, не допустил некоторых ошибок. Человек не может быть доволен своей жизнью на все сто процентов. У меня любимая работа, меня всегда окружали симпатичные и умные люди, дружная семья, замечательные друзья. В моей жизни было больше хорошего, чем плохого.

Я считаю, что во многом мне повезло. Неизвестно, где бы я смог так реализовать себя, как здесь. Я пришел на канал, который мы сами создавали, я работаю с людьми, которых считаю не только профессионалами, мне просто приятно с ними ежедневно общаться.

— Вы больше говорите о работе. А как же все-таки личная жизнь?

— Мне 39 лет. Для мужчины это не возраст. Конечно, в работе проще все спланировать и увидеть продукт своего труда. В личной жизни все сложнее. Здесь что-либо предугадать невозможно. Но надо верить, наверное, в судьбу, в случай. Не знаю... И, конечно, не зацикливаться на этом.

— Что может пожелать себе Андрей Левантуев накануне сорокалетия?

- Как и все: счастья, удачи, здоровья. И еще долголетия своей маме, которая, надеюсь, еще будет нянчить своих внуков.

Метки:
baikalpress_id:  62 779