Авиазавод загружен работой и планами

Улан-Удэнский авиазавод по праву считается лидером экономики Бурятии, от предприятия во многом зависит доходная часть бюджета и благосостояние республики в целом. В последние годы в связи с вступлением в интегрированную структуру "Оборонпром" завод переживает стадию реформ, а потому состояние дел здесь вызывает повышенный интерес. Что повлекло для предприятия вхождение в холдинг, изменилась ли ситуация по заказам, объемам производства и т.д., а если изменилась, то в лучшую ли сторону? Чтобы выяснить, чем живет У-УАЗ в новых реалиях, корреспондент "Номер один" встретился с генеральным директором завода Леонидом Белых.

Завод собирает модернизированные самолеты

Леонид Белых, генеральный директор У-УАЗа:

— Чем живет сегодня наше предприятие? Тем, для чего оно и предназначено. Прежде всего — выпуском вертолетов, выполнением контрактов, которые были заключены на этот год. Не бросаем мы и самолетную тематику. Сейчас готовим модернизированный вариант самолета "Су-25". В августе будем демонстрировать его на МАКСе (Московский аэрокосмический салон — прим. ред.). Его итоги много будут значить для судьбы самолетостроения на Улан-Удэнском авиазаводе. Ко времени проведения МАКСа мы должны закончить производство и испытание самолета. Сейчас он в цехе окончательной сборки, уже в этом месяце перейдет на летно-испытательную станцию.

Что касается вертолетной тематики, то 2006 год оказался для нас достаточно сложным. В декабре 2005 года даже стоял вопрос о роспуске людей месяца на три, потому что не было контрактов. Но в запасе был китайский вариант, шли переговоры. Поэтому правлением было принято решение завод не закрывать. В январе мы выехали в Китай, там состоялся тендер, который мы выиграли. Этот заказ на двадцать четыре вертолета обеспечил нас работой. Затем появились и другие контракты.

В принципе, работать мы начали во второй половине 2006 года, поэтому показатели по году у нас оказались ниже, чем в 2005- м. Большое влияние на деятельность предприятия оказало падение курса доллара. Главным для нас было сохранить кадры. Даже в ущерб развитию производства мы сумели их закрепить за счет увеличения зарплаты. Пусть не всем равномерно, за счет сверхурочных, различных выплат, но, тем не менее, средняя заработная плата возросла почти на 24 процента и составила 11 400 рублей.

Такого портфеля заказов еще не было

— Есть ли портфель заказов на этот год, не повторится ли ситуация, когда производство окажется на грани остановки?

— С заказами все в порядке. Более того — у нас такого портфеля заказов в последние десятилетия еще не было. Пусть не все контракты еще вступили в силу, но 50 с лишним машин на этот год нам обеспечено. Естественно, вырастут объемы производства. Не все гладко, конечно. Когда была прошлогодняя пауза, нам пришлось набрать кредитов. Есть проблемы и с исполнением контрактов. За все эти годы была полностью разрушена система материально-технического обеспечения — поставки материалов, комплектующих. Некоторые заводы- поставщики комплектующих изделий оказались выкуплены иностранными компаниями. Если раньше не было никаких проблем, имелись запасы, можно было позвонить и заказать, то сейчас надо минимум за шесть месяцев подать заявку, сделать предоплату. В условиях отсутствия государственного заказа сложно планировать объем материалов, комплектующих, которые будут нужны. Сегодня приходится вырабатывать новую систему поставок, отлаживать связи. Решать эти вопросы и призваны организации, управляющие организующимися по стране холдингами, корпорациями. Сегодня мы понимаем, что выжить по отдельности предприятия не смогут. Хотя в начале вхождения нашего завода в холдинг были сомнения, другое видение работы.

— То, что у завода появились заказы, в некоторой степени является заслугой холдинга?

— Да, это выстроенная политика. Мы совместно участвуем в выставках, и у покупателей куда больше доверия к такой мощной структуре как "Оборонпром", чем к отдельно взятому У-УАЗу. Большое внимание уделяется вопросу конкуренции Улан-Удэнского авиационного и Казанского вертолетного заводов. С декабря прошлого года "Оборонпром" владеет контрольным пакетом КВЗ. Теперь мы все равноправные партнеры. Думаю, теперь будет гораздо проще решать проблемы взаимоотношений между нашими предприятиями.

— Не возникнут ли проблемы у нашего завода с появлением в холдинге КВЗ? Ведь раньше чтобы показать, как хорошо в "Оборонпроме", заказы направлялись на наш завод. Теперь придется делиться, и неясно, чьи интересы будут больше учтены.

— Думаю, проблем не будет, они наоборот решатся. Сейчас мы с КВЗ начали работать по кооперации. Есть такие агрегаты, которые ставятся в единичном количестве на каждый вертолет: экранно-выхлопное устройство, виброгасящее устройство, карданный вал. Мы выпускаем, выпускает Казань, для каждого нужно специальное оборудование. Это нерентабельно. Ясно, что должна быть специализация. Обсуждаются и вопросы разделения рынков сбыта, закрепления стран-заказчиков за заводами.

— Обижать Улан-Удэ не будут? Не передадут вертолеты типа "Ми-8", "Ми-171" на Казанский завод?

— Нет, не передадут, я в этом уверен. На самом деле все может случиться с точностью до наоборот. Сегодня Казанский завод освоил "Ансат", средний вертолет, которого в России нет, в стадии испытаний легкий "Актай", "Ми-17", тяжелый "Ми38". Сейчас рынок стал более обширным, есть потребность в вертолетах разного класса. Посмотрите, ожили нефтяники, газовики, Север развивается, естественно, перелетов масса. И надо скорее успеть этот рынок освоить. Возможно, Казань станет специализироваться на машинах новых модификаций, а производство вертолетов типа "Ми-17" полностью перейдет к нам.

В Улан-Удэ намерены собирать итальянские вертолеты

— А что с производством "Ка-62", которое планировалось наладить на У-УАЗе?

— С этим производством сегодня есть проблемы. Нет у разработчика двигателя и навигационного комплекса редуктора, а потому на запуск "Ка-62" может уйти пятилетие, а то и больше. Понятно, что надо заниматься другими вертолетами. Поэтому сейчас идут активные переговоры с иностранными партнерами.

В ходе визита Путина в Италию должно состояться подписание соглашения по производству итальянского вертолета "Агуста Вестланд АW-39" на нашем заводе. Идея на самом деле не новая, но перспективная. В 90-х годах мы уже вели с "Агустой" переговоры по совместному производству вертолета "Ка-64". Время оказалось не совсем удачным. России надо было вложить сто миллионов долларов, но в 1993—1994 годы это оказалось нереально. Проект умер. Но за рубежом такой вертолет нашел воплощение, сегодня там это самый покупаемый вертолет. Они имеют заказы на три года вперед.

— Но он куда более дорогой, чем выпускаемые у нас "Ми-171!?

— Естественно, по той цене у нас вряд ли будут покупать. Но все решаемо. У нас в России такого вертолета нет. Одного охотника и двух собак возить на "Ми-8", "Ми-171" очень дорого, а потому есть спрос на небольшие вертолеты. Если вертолет будет собираться у нас на заводе, как сегодня уже собираются в России автомобили, он будет дешевле иностранного аналога, а значит, мы его продадим.

— Если переговоры с итальянцами увенчаются успехом, то проект будет запускаться в ближайшее время?

— Да, потому что это уже готовый, испытанный, сертифицированный вертолет. На первых порах, возможно, мы будем собирать машину частично, затем постепенно наладим более полное производство. Время покажет.

— Но перевооружение завода в любом случае будет стоить огромных денег, которых у У-УАЗа нет...

— Да, сегодня заводу, конечно, никто такие инвестиции не дал бы. А холдингу с его активами есть под что привлекать инвестиции. За счет этого и будем проводить перевооружение.

Нет самоцели загнать лопастной завод в холдинг

— А что с таким болезненным вопросом, как судьба лопастного завода?

— В принципе, сегодня ничего болезненного нет. Ведутся переговоры. Понятно, что лопастной завод — это частное предприятие. Оно не вошло в холдинг. Лопасти производятся и у нас, и на Казанском заводе. Казанский завод сегодня вошел в холдинг.

Поскольку мы акционерное общество, то заказываем лопасти у тех, кто лучше и дешевле предложит. Здесь нужно торопиться, занять свое место. Они это поняли, активно идет работа, переговоры с холдингом, регулируются вопросы. Нам хорошо иметь лопастной завод рядом. Но нужно, чтоб и рядом, и дешевле.

— А если лопастной завод предложит дешевле, чем Казань, но политика холдинга будет такой, что брать в самом "Оборонпроме", у Казани?

— Так не будет. Тогда просто нарушается закон об акционерных обществах.

— Если лопастной завод предложит лучшую цену, то будете покупать у них?

— Конечно.

— Как все-таки будет решаться вопрос с лопастным заводом? Войдет в холдинг или с ним будут договариваться по-другому?

— В принципе, есть несколько вариантов: или договорные отношения, или продажа части акций холдингу. Последнее заявление Бориса Сергеевича Алешина таково: создание холдинга не ставит задачу покончить с частными производствами, оно должно развиваться. Основной завод пусть занимается проектированием, основной сборкой, а вокруг него должна развиваться сеть предпринимателей. То есть нет цели, как вы говорите, всех загонять в холдинг. Ведь основному производству часто и невыгодно заниматься изготовлением той или иной детали, выгодно купить ее у частного завода.

Продажа акций предприятия холдингу тоже не несет необратимо страшных последствий для работников, для промышленности республики. Президентом России и правительством поставлена задача прекратить отток людей из Сибири. Сокращение рабочих мест в политику правительства не входит. За этим стоят живые люди, их судьба.

Я уверен, что производство лопастей на территории республики сохранится. Развитие производства отвечает общей политике в отношении развития региона.

На сегодня между заинтересованными сторонами складывается понимание. Я думаю, в ближайшее время этот вопрос будет решен. Уверен, решен безболезненно, и лопастной завод не будет ущемлен. Сегодня мы работаем с У-УЛЗ, продолжаем покупать у них лопасти.

Государство заинтересовано в том, чтобы У-УАЗ работал

— Улан-Удэнский авиазавод находится в составе холдинга. Стало ли труднее отстаивать интересы республики?

— Между правительством Бурятии и ОАО "ОПК "Оборонпром" заключено соглашение "О сотрудничестве в области вертолетостроения", в котором оговаривается взаимодействие по сохранению и повышению финансового, технологического и производственного уровня ОАО "У-УАЗ". В развитии завода заинтересованы все. 68 процентов акций завода принадлежит сегодня государству, которое заинтересовано в развитии региона Сибири и Дальнего Востока.

Из республики ежегодно уезжают люди, которые стремятся строить свою жизнь ближе к центру. Что дальше? Экспансия из Китая? Понятно, что государство сделает все, чтобы развивать производство, поднимать зарплату, удержать людей в республике, в частности на заводе, который государству и принадлежит.

Не зря же у нас создается туристско-рекреационная зона, по этому вопросу приезжал глава Минэкономразвития Г. Греф, М. Фрадков, председатель правительства РФ, проводил совещание на Дальнем Востоке.

— Президент Путин понимает проблему. Но до него не понимали и после него могут не понимать. Сменится власть, а завод в холдинге. Защищен ли он как-нибудь?

— Как любое акционерное общество, завод нацелен на получение прибыли, в которой заинтересованы все акционеры, и, прежде всего, главный — государство. Рынок вертолетов сегодня есть, промышленность развивается. Количество имеющихся в настоящее время заказов позволяет говорить об устойчивой работе завода, планировать в 2007 году увеличение объемов производства.

Есть радостные тенденции. Оживает внутренний рынок. Мы поставляем четырнадцать вертолетов Газпрому. Поставили вертолеты компании "ЮТэйр". Ведутся переговоры о поставке двух VIP-салонов для министра обороны России и т.д.

Но основное направление пока, конечно, экспорт. Мы осваиваем новые рынки в Бразилии, Пакистане. Планируется прибытие делегаций, обсуждение контрактов на поставку партии вертолетов. Есть контакты с Перу. Сегодня мы формируем работу 2008 года.

Специалистов будут заинтересовывать жильем

— Каково положение с социальными вопросами?

— В прошлом году по причине выезда за пределы республики с завода уволилось 80 человек. Сейчас в Санкт-Петербурге, в Москве, Новосибирске они работают на хороших должностях, в крупных компаниях. Люди знают языки, имеют два образования. Конечно, такие специалисты нашли себе применение.

Поэтому мы вынуждены целенаправленно заниматься проблемой закрепления специалистов на предприятии, ежегодно вкладывать в это миллионы рублей. Со многими вузами страны оформлены договоры на целевое обучение. В настоящее время более 170 молодых людей получают образование за счет средств завода. Но главная наша задача, конечно, чтобы все они пришли работать на завод, связали с ним свою жизнь. Мы постоянно предпринимаем шаги в этом направлении.

Основная проблема молодых — жилищная. Мы переоборудовали под отдельное жилье общежитие — 60 с лишним квартир. Не один год вели переговоры с мэрией, и вот в марте договорились о том, что заводу выделят 12,6 гектаров земли под индивидуальное строительство нашим работникам. Дело за постановлением администрации города об их выделении.

Во всем мире именно таким образом человек привязывается к месту. Когда дом выстроен своими руками, человек крепко подумает, прежде чем куда-то уехать.

Социальный пакет предприятия включает в себя и путевки на санаторно-курортное лечение, и возможность пройти лечение в заводском профилактории по льготным ценам, и беспроцентные ссуды на обучение детей, приобретение жилья. Совместно с профсоюзной организацией мы дотируем отдых детей в летних оздоровительных лагерях. Нуждающимся предоставляется общежитие. Ветеранам завода обеспечивается лечение в заводском профилактории, оказывается материальная помощь. На обеспечение социального пакета только в 2006 году направлено около 30 млн. руб.

На наших возможностях, конечно, сильно сказывается падение курса доллара, а значит, и уменьшение рентабельности контрактов. Укрепление позиций рубля, позитивное для государства в целом, для экспортных организаций принесло нелегкие последствия. С этой проблемой предприятия, к сожалению, остались один на один. На совете директоров предприятия было принято решение разработать программу дальнейшего социального развития предприятия. Мы должны разработать ее в конце первого полугодия и представить на утверждение.

— А что с заработной платой, будет ли она повышаться?

— С первого апреля мы будем повышать заработную плату. На эти цели дополнительно предусмотрено 27 млн. рублей.

Людям нужна стабильность. Хорошая зарплата, жилье, уверенность в завтрашнем дне, над этим мы и работаем.

— Спасибо за беседу!

Метки:
baikalpress_id:  62 666