Год низкого старта: политические итоги-2006

Объединение партий и регионов прошло не без скандалов, но с неизбежностью, достойной любого приказа из центра

Стратегические политические события в нашей республике всегда были "завязаны" на общероссийские процессы, а если сказать точнее, то на события, происходящие в Москве. В этом нет ничего удивительного, т.к. подобное характерно для всех регионов.

Господство "Единой России" заканчивается

Главным политическим событием прошлого года, без сомнения, является официальное оформление Бурятского регионального отделения партии "Справедливая Россия: Родина, Пенсионеры, Жизнь". Оно случилось под занавес года, но по своему значению для политической жизни в Бурятии превосходит все политические события, что имели место быть в течение года.

"Справедливая Россия", объединившая региональные отделения сразу трех партий, имеет в республике весьма серьезные позиции, как по числу членов партии, так и по присутствию в ее рядах известных в Бурятии людей.

В будущем году народу Бурятии предстоит избрать парламент республики. Одна половина будет избрана по привычной схеме, по округам. Другая — по партийным спискам. Напомним, что в нынешнем составе Народного Хурала членами "Единой России" является чуть ли не половина депутатов — 30 из 65. Это будет самая жаркая битва из всех. Наверное, даже жарче, чем предстоящие также в 2007 году выборы депутата в Госдуму, которая будет формироваться полностью по партийным спискам.

Уничтожение автономий аукнулось ростом националистических настроений

Другие политические события из разряда "эха" всероссийских подвижек связаны с объединением Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и Иркутской области.

Бурятия, наверное, никогда не знала такого числа протестных мероприятий за такой короткий срок, как это было в случае с акциями против укрупнения регионов в 2006 году. Чтобы высказать несогласие с проведением референдума по слиянию Усть-Орды и Иркутска, один из активистов, аспирант Эрдэм Дашинимаев, даже водрузил на высочайшей вершине Европы Эльбрусе флаги бурятских округов и плакат против уничтожения автономий. Странные истории происходили перед шаманским молебном протеста, пикетом на площади Советов, перед открытием Съезда бурятского народа.

Съезд бурятского народа, который прошел летом 2006 года, на удивление равнодушно воспринял политические события вокруг Усть-Орды и Аги, ограничившись стенаниями по поводу гибели бурятского языка. На политику было наложено табу.

Идею пригласить в Россию от лица Съезда Далай-ламу, которого по политическим причинам не пускают в страну, посетить российских единоверцев-буддистов, выдвинутую Ириной Урбанаевой, тоже проигнорировали — даже не поставили на голосование. На эта тему, вероятно, тоже было наложено табу.

Съезд, проходивший накануне открытия международного бурятского фестиваля "Алтаргана", вылился во что-то сатирическое, когда его участники пришли на открытие памятнику Гэсэру. Кроме них там собрались высшие политики республики — президент Леонид Потапов, спикер Александр Лубсанов, министры.

Все увидели недостроенный памятник Гэсэру. По неизвестной причине воину-Гэсэру не дали в руки оружие (копье). Его дали памятнику потом. В свете скандала вокруг слияния Усть-Орды и Иркутска некоторыми это было воспринято как нехороший символ. Особенно учитывая, что открытие монумента герою национального эпоса, являющегося колоссальной эпопеей, одним из самых выдающихся эпосов планеты, специально приурочили к "Алтаргане". Так у чисто культурного акта — открытия памятника — появился "политический душок".

Вообще, события вокруг укрупнения привели к тому, что президент Леонид Потапов встретился с активистами Регионального объединения молодых ученых и правозащитного движения "Эрхэ", которым пообещал содействовать территориальной реабилитации бурятского народа, сохранению целостности национального этноса.

Перед выборами партии активизировались

В минувшем году, который заканчивает очередной избирательный цикл, мы все наблюдали определенную активизацию партий. К примеру, резко активизировался реском КПРФ и Союз коммунистической молодежи. Они чаще всего проводили различные акции, митинги, пикеты. То за Ливан против агрессии Израиля, то против российского министра Зурабова, то отмечали годовщину Октябрьской революции. А на празднике народного единства молодые коммунисты потрясли всех гигантским плакатом "Не согласны, не смиримся!". Политическая элита, стоявшая на трибуне под головой Ленина, была шокирована.

В течение прошедшего года в республике завершилась "зачистка" политического поля. В конце лета Управление федеральной регистрационной службы по Республике Бурятия завершило проверку местных отделений партий. Шесть региональных отделений были исключены из реестра. Разрешение на деятельность в Бурятии получили отделения семнадцати партий. Президент Потапов так и не вступил в "Единую Россию".

Гадания о преемнике

Интересующимся политикой запомнилась эпопея Федора Билдаева, который пытался оспорить в суде результаты выборов в Хурал по Текстильному избирательному округу.

Весь год муссировались разные слухи о будущем президенте Бурятии. Наиболее вероятными преемниками Леонида Потапова назывались Иван Калашников, Александр Лубсанов, Виталий Морозов, Василий Кузнецов, Олег Хышиктуев, Баир Бальжиров, Геннадий Айдаев, глава Агинского Бурятского автономного округа Баир Жамсуев и под занавес года сам... Леонид Потапов, который, как говорят, также появился в списках кандидатур.

Самым необычным событием 2006 года можно считать попытку депутата Народного Хурала РБ Игоря Бобкова побороться за пост главы Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Увы, политику из Бурятии местная избирательная комиссия отказала в регистрации.

Главный конфликт

Члена ЛДПР Игоря Бобкова и антикоррупционную комиссию Народного Хурала можно назвать главными возмутителями спокойствия на политическом поле. Депутат Бобков и президент Потапов вообще вступили в открытую конфронтацию. Для Леонида Потапова этот конфликт стал не самым приятным итогом года в отношениях с представителями законодательной власти республики.

Тема неправомерного получения высокопоставленными чиновниками правительства республики денег на покупку жилья, вызвавшая огромный общественный резонанс, вылилась в вынесение президентом массовых выговоров провинившимся. А к Новому году в дело вступила прокуратура.

Второе из главных республиканских политических событий — противостояние между Народным Хуралом и президентом — можно отнести уже не к событиям, а к явлениям. Оно длится так долго, что сегодня мириться уже поздно. Непонимание, наверное, исчезнет только при новом президенте и новых депутатах. Президент на протяжении года высказывал недовольство тем, что парламент отвергает нужные законы. Но это тема для отдельного разговора.

Тройная интрига 2007-го

Вот, собственно, и все, чем ознаменовался в мире бурятской политики прошедший год, который можно назвать годом низкого старта перед предвыборной гонкой. Вся политика, так или иначе, была окрашена светом предстоящей смены президента — российского и бурятского, парламента, опять-таки федерального и нашего, а также мэра (здесь речь идет, судя по всему, не о смене, а о банальных перевыборах) и горсовета. 2007 год будет богаче на события и, значит, интереснее. Выборный год всегда полон неожиданностей. Леонид Потапов перед Новым годом сделал заявление, что не собирается на новый президентский срок. Говорит ли это о b.,, что эпоха Потапова завершается? Отнюдь нет. Впереди неизвестность. Увидим ли мы в новом правительстве прежние лица? Как сложатся отношения между обновленными ветвями власти? Будут ли ладить между собой в Хурале "Единая Россия" и "Справедливая Россия" — фактически две партии власти? Кто прорвется, помимо этих "двух ног" президента, в бурятский парламент? Битва предстоит жаркая. Что ждет город, если у власти в результате выборов-2007 останется Геннадий Айдаев? Не исчезнет ли Бурятия как регион в результате укрупнения? Поживем — увидим.

Метки:
baikalpress_id:  61 325