Холодная война в Верхнем Жириме

Заведующую библиотекой Елену Русину обвиняют в беспочвенном разжигании раздоров

По словам сельчан, директор школы угрожает наслать проклятье на недовольных ее работой

После публикации в нашей газете про беспорядки в николаевской школе в редакцию газеты "Номер один" поступило сразу несколько звонков от родителей, дети которых обучаются в других не менее проблемных школах. Так, жители Верхнего Жирима недовольны порядками в местной средней школе. Корреспондент "Номер один" попытался разобраться в ситуации.

Противостояние библиотекаря и директора

Год назад сельская библиотека находилась в здании Дома культуры, на затем ее базе, одной из лучших, было решено создать модель современной библиотеки на селе. В связи с этим ей было решено предоставить более просторное помещение. Директор школы предложила такое помещение в здании своего учебного учреждения.

— Библиотека переехала, я сделала ремонт за свой счет, — рассказывает заведующая библиотекой Елена Русина. — Однако спустя год меня попросили освободить помещение и переехать в здание бывшей сельской конторы. Каким образом читальный фонд будет существовать в нескольких разрозненных кабинетиках конторы, никто не объяснил.

Интересно, что до этого работавший в этом же помещении детский сад был также закрыт директором.

— И тогда, и перед моим переездом здесь делался капитальный ремонт, все обустраивалось, а потом снова разрушалось. Разве у села есть столько денег, чтобы ими вот так разбрасываться?

Заведующая библиотекой подозревает, что причина тут в личной неприязни.

Когда школьная и сельская библиотеки существовали рядом, школьный библиотекарь на работе появлялась периодами, будучи постоянно в запоях. Выполнять ее работу приходилось также Елене Николаевне. Однако ни ее сверхурочная работа, ни самостоятельно сделанный ремонт в расчет не берутся. В срок до 1 января помещение попросили освободить.

Финансовый вопрос

Мама шестиклассника Любовь Григорьева возмущается:

— Мы с родителями в добровольно-принудительном порядке сдавали в школу деньги каждый месяц. Их собирала гардеробщица, покрикивая на тех детей, которые задерживают оплату. Никаких квитанций не выдавалось. Но, увидев, что кабинет директора делается все богаче, а дети сидят на сломанных стульях, мы стали задаваться вопросом: почему мы собираем деньги, а никакой отчетности за их использование не ведется? По этому поводу мы даже написали обращение в прокуратуру. К нам обещал приехать следователь, но так и не приехал, по крайней мере, к родителям никто не обращался.

По словам Любови Давыдовны, многие родители возмущены обстановкой в школе, но конфликтовать не рискуют, боясь что это отразится на их детях. Хотя один раз было такое, что больше пятидесяти родителей подписалось под разоблачающим документом — обращением в районный отдел образования.

— Но потом некоторые из них возвращались и трясущимися руками зачеркивали свои фамилии, — вспоминает Любовь Григорьева. — Оказывается, они были запуганы директором. В итоге подписей осталось 34.

Мать второклассника Юлия Климентьева рассказывает:

— Я знаю, что мою маму и еще некоторых женщин директор запугала: якобы если кто подпишет против нее заявление, пожалеет об этом. Мол, у нее есть знакомый шаман, который сделает так, чтобы было плохо ее врагам. Потом мама пришла ко мне и умоляла, чтобы я вычеркнула свою подпись из документа.

Интересно, что в качестве ответа на обращение родителей было проведено собрание депутатов села, на которое из родителей была приглашена почему-то только одна жительница села — Елена Русина. Присутствовавшая на собрании директор школы обвинила родительницу в разжигании в поселке раздоров. На этом вопрос был исчерпан.

Учителя разбились на два лагеря

Обстановка в школе теперь напоминает больше зону военных действий. Учителя разделились на два лагеря. Одни преданы директору во всем, другие (большей частью учителя-филологи) — в оппозиции. Любовь Григорьева некоторое время работала в школе преподавателем, вот что она вспоминает об этом времени:

— Что я перетерпела там! Для меня стали настоящим шоком внутренние взаимоотношения учителей. Постоянные придирки, давление. В итоге я ушла, устроилась работать оператором на местной АЗС.

Как рассказывают преподаватели школы, творческим личностям, неугодным по идейным соображениям людям в школе не рады.

— Вот у нас филолог Антонида Леонидовна вела кружок "Дар слова", — рассказывает Любовь Давыдовна. — Дети с удовольствием его посещали. Такие газеты выпускали, сами сочиняли! Двое из ее девочек сейчас поступили на журфак. На слете журналистов ее ученики заняли первое место. Но кружок пришлось закрыть. Таких инициативных людей в нашей школе не поддерживают.

С озвученными жалобами директор школы Мария Асташова категорически не согласна. Переезд библиотеки она связывает с необходимостью создания на базе школы дошкольной подготовительной группы, а также с нехваткой в школе кабинетов. А молодые специалисты не задерживаются в школе лишь по причине маленькой зарплаты.

По словам директора, ни разу у нее не было ни одного конфликта ни с кем-либо из родителей, ни с заведующей библиотекой. Денежные вопросы она объяснила так: "В этом году мы на собрании деньги решили не собирать. Районо нам выделяет деньги на все необходимое. А когда деньги собирались, у нас были регулярные отчеты". При этом Мария Устиновна показала тетрадь с росписями родителей, не отрицая тот факт, что ни квитанций, ни чеков родителям не предоставлялось.

Дети в слезах бегут из школы

Преподаватель верхнежиримской школы, попросивший не указывать свое имя, рассказывает, что обстановка в школе близка к критической:

— У нашего директора Марьи Устиновны исключительно авторитарный стиль руководства. Работать в такой атмосфере очень тяжело. Творческих людей зажимают. Вновь прибывшим учителям тяжело вдвойне, они сразу встают перед выбором: либо подчиниться диктатуре директора, либо убираться восвояси. Потому-то молодые педагоги у нас, как правило, не задерживаются.

Было несколько случаев, когда дети также уходили из школы изза гнетущей обстановки и не соглашались туда возвращаться ни при каких обстоятельствах. Один раз я была свидетелем такой сцены: учителя "директорской закваски" обсуждали одного из учеников. Мальчик, о котором шла речь, все услышал. Педагоги до такой степени не стеснялись в выражениях, что ребенок выбежал из школы в слезах. Был и другой случай, когда девочка пришла домой в истерике. Потом учителя извинялись перед ее родителями. Еще одна девочка ушла из седьмого класса, наотрез отказавшись продолжать здесь учебу. Сейчас она учится в Тарбагатае.

Юлия Климентьева, мать второклассника, отзывается об атмосфере в школе также нелестно:

— Наверное, большинство родителей школьников, да что там родителей — многие жители поселка отрицательно относятся к методу руководства директора школы. Но все стараются говорить об этом только шепотом, ведь у многих здесь учатся дети. У нас были попытки писать письма с просьбами разобраться в ситуации в прокуратуру, районо и другие инстанции. Но изменений никаких.

Непонятно, почему, несмотря на многочисленные жалобы и обращения верхнежиримцев к руководству поселка и района, до сих пор не было предпринято попытки как следует разобраться в сложившейся ситуации.

Метки:
baikalpress_id:  61 429