Тили-бом-тили-бом, развалиться хочет дом

Наверное, очень трудно, живя в хорошей, новой и ухоженной квартире, думать о людях, дома которых похожи на жилища трех поросят — того и гляди, рассыплются от чиха. Видимо, именно поэтому сотни горожан никак не могут достучаться до власть предержащих со своими мольбами о помощи.

В доме на улице Толстого Дажит-Ханда Шагдарова живет с 1978 года. В ее семье шесть человек, и все они ютятся в жилой комнате площадью 13,6 кв. метров. Еще 12,3 м отведено под кухню. В тесноте, говорят, положено без обиды. Но условия жизни в этом доме не просто обидные — унизительные. У здания со временем прогнили стены, да так, что даже провалился подоконник. Если бы не декоративная обшивка дома, считают жильцы, то через бревна давно виднелась бы улица... Дажит-Ханда, конечно, не стала мириться с таким положением дел и долго стучалась в двери жилищных организаций и органов местного самоуправления с просьбой о капитальном ремонте, но усилия были бесполезны. В марте 2004 года ее терпение лопнуло, и она написала заявление на имя главы администрации Советского района. Наконец была создана комиссия, признавшая состояние стен удовлетворительным. Ремонт же чиновники предложили провести текущий и своими силами. А ответ на заявление вовсе пришел в июле, через 3,5 месяца, а не в месячный срок, как положено. Пришлось писать президенту Бурятии. Сразу после этого ЖЭУ-1 провело текущий ремонт и утепление стены под злополучным окном. А из райадминистрации сообщили: капитальный ремонт квартиры включен в реестр на 2005 год.

Вскоре радость омрачилась — в мае 2005 года (после повторного обращения к президенту) выяснилось, что дом на Толстого ремонтировать будут только в 2006-м. Недостаток финансирования. Что делать? Пришлось вздохнуть и написать заявление с просьбой включить дом в реестр на год следующий. Из ООО "Центральное" сообщили: дом включен, но окончательное решение — за комитетом городского хозяйства и строительства мэрии Улан-Удэ. В марте уже 2006 года последовало третье обращение к главе республики, после которого из мэрии поступил ответ о создании комиссии, которая обследовала квартиру и предложила до 15 июня заменить венцы под подоконником, подоконную доску и оконный блок. Контроль возложили на комитет городского хозяйства мэрии.

22 августа Дажит-Ханде Шагдаровой пришлось снова, уже в четвертый раз, писать жалобу президенту РБ. И получить очередное сообщение из мэрии о нехватке средств, из-за которой дом вовсе оказался не включен в муниципальную программу по капитальному ремонту.

Что в итоге? На сегодняшний день, даже после четырех обращений к президенту республики, всей семье Дажит-Ханды (а самым маленьким домочадцам нет и двух лет) остаются обещания капитального ремонта да замазанные раствором старые кирпичи в печке. Если случится чудо, и укрепят стену над окном, то жильцам придется снова переживать: не развалится ли стена при попытке заменить бревна и где же жить им вшестером в период ремонта.

Впрочем, можно ожидать и другого чуда. Согласно документам, дом на Толстого обладает явной склонностью к саморегенерации. Дело в том, что справка от 22 апреля 1993 года показывает стопроцентный износ дома, а проверка Ростехинвентаризации в 2004 году установила износ в 65%! Чудеса, да и только.

Но на этом чудеса, собственно, и заканчиваются. С 1978 года номер очереди в "аварийном" списке продвинулся с 643-го до 42-го. Если ситуация останется прежней, Дажит-Ханда Шагдарова и не надеется, что выбраться из аварийного дома удастся хотя бы в этом столетии.

Метки:
baikalpress_id:  61 689