Непорочный мэр

Настало время вернуться к первому "канализационному" скандалу

О той громкой проверке, нежданно-негаданно нагрянувшей на мэрию, и выявившей массу финансовых нарушений, в свое время говорил весь город. Тогда многие были уверены: канализационный скандал настолько "плохо пах", что уголовного дела не миновать. Потом были вызовы чиновников в прокуратуру, громкие заявления и, наконец... тишина. Как будто и не было многомиллионной "нецелевки". На наш взгляд настало время вернуться к теме, потому что ставить точку в этой истории "с душком" явно рано. И прежде всего, потому, что "наказанным" оказался не тот, кто тратил деньги налогоплательщиков, а тот, кто выявил нарушения, — Галина Анохина, которая до сих пор судиться с мэрией, отстаивая свое честное имя. Такое вот королевство кривых зеркал.

Напомним суть вопроса. По инициативе правоохранительных органов начальником отдела КРУ министерства финансов РФ в РБ Галиной Анохиной в сентябре 2004 года была проведена ревизия комитета по финансам администрации города Улан-Удэ, в результате чего ею были установлены многочисленные факты нецелевого использования бюджетных средств. Наиболее серьезные нарушения закона, по ее мнению, были выявлены по факту строительства новой канализационно-насосной станции (КНС) в поселке Заречный, на которое ушло более четырех миллионов народных рублей. По-видимому, так уже повелось, что нашего мэра, так или иначе, преследуют "канализационно-туалетные скандалы", но суть не в этом.

Думается, стоит подробней и внимательней посмотреть документы, свидетельства по этому факту.

29 мая 2003 года мэр г. Улан-Удэ Айдаев подписал распоряжение 673-р о строительстве новой канализационной насосной станции в п. Заречный, где располагаются коттеджи его семьи. Бюджет города УланУдэ на 2003—2004 г. не предусматривал целевые отчисления на строительство КНС. Вопрос, как того требует закон, на сессии горсовета не решался. Мало того — документы технико-экономического обоснования строительства отсутствовали.

Тем не менее комитет по финансам администрации г. Улан-Удэ, исполняя распоряжение мэра, профинансировал строительство КНС. Стоимость проекта составила в целом 4 млн. 417 тысяч рублей. КНС построили к марту 2004 года. К насосной станции подключили восемь коттеджей, в том числе коттеджи Айдаева и его родственников по ул. Республиканской.

Вообще, факт нецелевого использования средств уже есть нарушение закона. Однако если это продиктовано заботой о людях, то является административным нарушением, в противном случае речь идет о более серьезном деле. О ком заботился мэр Улан-Удэ и чем было продиктовано его решение? Опальный ревизор, лишившийся работы после злополучной проверки, Галина Анохина считает, что градоначальник заботился в первую очередь о себе и использовал деньги для решения своих "канализационных" нужд. И это мнение, на наш взгляд, более чем обоснованное.

— Судя по всему станция нужна была только потому, что нужно было обслуживать дома Айдаева с бассейнами, — говорит Галина Антоновна Анохина, бывший начальник отдела контрольно-ревизионного управления России по Бурятии. — Если бы не эти шикарные дома с бассейнами, старой КНС вполне бы хватило, и в бюджете остались бы четыре с лишним миллиона денег налогоплательщиков.

Средства тогда взяли из разных статей. Например, деньги были запланированы для стадиона им. 25-летия БурАССР, но потрачены на КНС. Запланированные средства "Водоканала" — 600 тысяч рублей на покрытие убытков без согласия его руководства отправились в том же направлении.

Проектно-сметной документации на строительство станции вообще нет, и ее никогда не было. Я вообще не понимаю, как можно было строить такой объект без документов. Ведь нужно обосновать, что горожанам (а не лично мэру) нужна новая канализационная станция, что старая пришла в негодность. Между тем, это не так.

Повторяю: строительство новой КНС было обусловлено тем, что там неподалеку расположены особняки Геннадия Айдаева и его родственников. На его территории построен большой бассейн, а должной откачки воды не было: старая насосная станция не справлялась с возросшими объемами воды. Кроме того присутствовал неприятный запах. Также по некоторым данным, мэр вроде бы планировал увеличить собственный участок за счет сноса старой КНС, которая находилась рядом с его коттеджем. Из-за этого из кармана налогоплательщиков, т.е. каждого из жителей г. Улан-Удэ, вынули более четырех миллионов и построили новую КНС.

Специалисты делали экспертизу по поводу необходимости строительства новой станции, необходимые замеры и пришли к выводу, что прежняя КНС вполне справлялась с работой и могла прослужить еще долгие годы. В принципе на эти четыре миллиона можно было отремонтировать все КНС в Заречном.

Специалисты утверждают, что необходимость строительства новой КНС обоснована только в том случае, если имеются повреждения в строительной конструкции старой КНС и ее затопление грунтовыми водами.

После ревизии было произведено обследование наземной и подземной части здания КНС-4. В ходе обследования специалистами установлено, что наземная часть здания КНС-4 пригодна для эксплуатации при проведении определенного ремонта. Когда обследовали здание КНС, откачали жидкость из помещения машинного отделения. Осмотрев машинное отделение, специалисты установили, что бетонные стены находятся в удовлетворительном состоянии, а поступления воды через стенки и дно подземных конструкций нет. То есть бетонная конструкция не повреждена. Эти документы есть в прокуратуре, и они доказывают, что необходимости в строительстве новой станции не было. Однако мэру был нужен бассейн.

Жители ул. Республиканской также рассказывают, что, насколько им известно, перенос КНС осуществлялся в связи с неприятным запахом: КНС находилась в нескольких метрах от участка мэра.

Почему при всех вышеперечисленных фактах не возбуждено уголовное дело на мэра? В прокуратуру с этим вопросом я обращалась шесть раз. Мне лишь сообщали, что в возбуждении уголовного дела отказано, причем без объяснения мотивов. Я проводила ревизию, готовила акт, а меня не соизволили даже вызвать для объяснения. Это наводит на вполне определенные мысли.

Я проработала в этой сфере 39 лет, не имея ни одного выговора и даже замечания. Я была главным контролером по Улан-Удэ КРУ Минфина по Бурятии в течение 13 лет. Все данные о нарушениях, которых было достаточно, я передавала в соответствующие органы, но дела всегда закрывались. Я честно делала свою работу. Но в 2004 году, после той злополучной ревизии, руководство города обвинило меня в вымогательстве взятки, оскорблении чиновников мэрии, безобразном поведении во время проведения проверки. При этом за два месяца ревизии на меня не было ни одной докладной и вообще официальных замечаний. Гонения на меня начались из-за того, что я честно делала работу, выявляя нарушения. Поэтому я буду бороться до конца.

Главное мое желание — это вернуть в бюджет все деньги, которые расходовались не по назначению. А также защитить свою честь и достоинство.

Итак, из всей этой истории можно сделать следующие малоутешительные выводы.

1. Свыше четырех миллионов рублей использованы с нарушением бюджетного кодекса — строительство КНС не было запланировано в бюджете, решение о нем не принималось сессией депутатов, обоснование строительства отсутствовало.

2. Если данные экспертизы, находящиеся, по словам Анохиной, в прокуратуре РБ, действительно говорят о том, что необходимости в строительстве новой станции не было, то получается, что возведение КНС было обусловлено, прежде всего, личными нуждами мэра Улан-Удэ (нужно было обслуживать бассейн, без которого старая КНС вполне справлялась с нагрузкой).

Вопрос: не попадают ли тогда все эти факты под статьи Уголовного кодекса и не стоит ли правоохранительным органам вернуться к этой истории с КНС и объективно и непредвзято проверить все обстоятельства дела? Или хотя бы объяснить читателям газеты, почему было отказано в возбуждении уголовного дела именно по этому "канализационному" факту. Иначе получается, что градоначальник у нас, можно сказать, непорочный, и ему, как любому святому, все нипочем.

Метки:
baikalpress_id:  62 258