Новозеландский чабан выведет наше животноводство из кризиса

Деррик Кинан оставил свой электронный адрес, на который могут писать все желающие с ним сотрудничать по вопросам поставок шерсти: alan@tutbury.co.nz. (язык общения — английский).

Деррик Кинан намерен продвинуть шерсть из Бурятии на европейский рынок, сделав ставку на "сибирский" бренд

На овцеводческой ферме у границы с Монголией произошло событие локального масштаба, которое практически никем в республике не было замечено. Между тем приезд чабанабизнесмена из Новой Зеландии Деррика Кинана в Бурятию может существенно повлиять на ситуацию в сельском хозяйстве республики. А именно — вывести целую отрасль животноводства республики из кризиса.

Деррик в восторге от наших овец

Чабан из Новой Зеландии Деррик Кинан дал на этой неделе мастер-класс по стрижке овец бурятским овцеводам из фермерских хозяйств на границе с Монголией. Решение преподнести урок Деррик принял, когда увидел, что наши стригали отпускали овец с кусками шерсти по бокам и с крупными порезами. Той же машинкой Деррик выбрил овец гладко и ровно, без единой ссадины. Если окажется что так же идеально новозеландец владеет и искусством менеджмента, то для тысяч животноводов Бурятии очень скоро наступят лучшие времена.

Деррик приехал в Бурятию на три дня, чтобы собрать экземпляры шерсти местных овец с целью их продвижения на европейском рынке. Вот уже двадцать лет его работа заключается том, что он ищет овцеводческие хозяйства по всему миру и реализует их продукцию крупным мануфактурам Европы. В основном Деррик работает с фермами из Скандинавии и Гренландии, поставляя их шерсть в Великобританию.

Свою трудовую деятельность он начал в 17 лет, работая чабаном на ферме отца, чье стадо насчитывало три тысячи голов. По воспоминаниям Деррика, это было хорошее время для овцеводов Новой Зеландии, потому что шерсть их овец ценилась во всем мире. Потом Деррик переехал в Данию, где и сейчас живет с женой с сыном.

О Бурятии он узнал из специализированного шведского журнала об овцах. Издателем журнала оказалась шведка, которая вышла замуж за бурята. Через нее Деррик вышел на международный отдел БГСХА, сотрудники которого помогли организовать его приезд в Бурятию. Раньше о Бурятии Деррик ничего не знал, даже не был уверен, живут ли здесь люди. Он утверждает, что его коллеги-предприниматели даже не подозревают, какие возможности они упускают, не работая в Забайкалье. Деррик чувствует себя в Бурятии чуть ли не Колумбом мирового бизнеса поставок натуральной шерсти и намерен открыть нашу республику рынку Европы. За время своего визита он посетил два хозяйства на границе с Монголией, насчитывающих по три ( двадцать тысяч овец.

— От этой поездки я ожидал очень многого. В Бурятии прекрасный сухой климат и большие территории для пастбищ. Бурятия самый экстремальный регион из тех, что я видел. Резкие перепады температур зимой и летом — это главное условие для хорошей шерсти. Плюс ваша местная порода сорок лет назад была улучшена австралийскими овцами. И мои ожидания оправдались: шерсть, которую я смотрел, прекрасного качества. Я удивился, увидев здесь первоклассную ангору и мерино (ценная пряжа, употребляемая исключительно в производстве одежды. — прим. ред.) Я собрал несколько образцов шерсти и увезу их для демонстрации хозяевам крупным производств в Европе.

Ставка на бренд "сибирская шерсть"

В Европе использование шерсти постепенно снижается за счет улучшения технологии производства синтетики. Также среди препятствий для выхода нашей шерсти на международный рынок Деррик называет и сложности с транспортировкой, но надеется устранить эти проблемы.

—Шерсть — это не металл. Шерсть необходимо сильно прессовать, чтобы уместить в вагоне максимальное количество. Для этого нужны специальные машины. Это простая арифметика: в среднем килограмм шерсти на европейском рынке стоит 1,2 евро (около 41 рубля), а транспортировка из Бурятии в Европу обойдется примерно в 1 евро (34 рубля). Поэтому следует хорошо позаботиться о том, чтобы представить бурятскую шерсть клиентам как элитный бренд "шерсть из Сибири" и продавать ее по высоким ценам. В этом есть резон: сегодня шерсть становится предметом одежды состоятельных людей, и главным фактором успеха здесь выступает качество и "имя" товара. Есть прецедент, когда один европеец начал продавать в Европе йогурты из молока тибетских яков, на чем и сделал себе капитал. Я планирую в следующем году купить в Бурятии пробную партию шерсти в 50 тонн (для сравнения: в прошлом году тонкосуконная мануфактура приобрела у овцеводов Бурятии 60 тонн) и привезти небольшую машину для прессировки. Это будет своего рода эксперимент.

Когда Деррик узнал, что у нас тоже живут яки, он сразу же поинтересовался, как использует их шерсть местное население, и посетовал, что у него не осталось времени на поездку в Окинский и Джидинский районы. После визита в Бурятию он направится в Хорватию и Сербию, где уже второй год закупает шерсть.

— Там сложилась очень интересная ситуация. Эти страны находятся в Европе, но из-за того, что они почти 50 лет всю производимую шерсть экспортировали в Советский Союз, у них нет никаких контактов с мануфактурами Западной Европы. Думаю, что у бурятских ферм такая же проблема: кроме государства, у них шерсть никто никогда не покупал. Между тем, все эти проблемы решаемы, стоит только всерьез заняться ими.

Вероятно, бизнесмен из Новой Зеландии и поможет нашим животноводам найти рынок сбыта для невостребованной шерсти овец, ведь, как наша газета писала в прошлом номере, в Бурятии ежегодно не находит рынка сбыта около 500 тонн сырья. Качество же нашей шерсти в свое время признавалось даже английскими монархами: общеизвестно, что шерсть из Бурятии покупали для изготовления платья королевы Елизаветы.

Метки:
baikalpress_id:  62 399