"На аэробусе мог оказаться каждый из нас"

В тот трагический вечер из Москвы в Иркутск было три самолета. Первым вылетел из Домодедово А-310, спустя 40 минут в воздух поднялся ТУ-154. Пассажиры А-310 и ТУ-154 ожидали вылета в одном зале, среди них было много наших земляков, которые общались непосредственно перед трагическим рейсом. На А-310 мог оказаться, в принципе, любой из тех, кто вылетел в Иркутск несколькими минутами позже. Тогда, встретившись в Домодедово перед вылетом, и перекидываясь обычными фразами, никто и представить не мог, что многих из них от смерти отделяет буквально один шаг. Среди пассажиров ТУ-154, вылетевшего вслед за аэробусом в Иркутск, оказалась наша коллега Анна Матвеева.

— Я летела на втором самолете, ТУ-154, посадка на рейс должна была происходить в соседних "окнах", — рассказывает Анна Матвеева, журналист. — Многие из нас встретили своих знакомых, разговаривали и шутили. Пока шла регистрация, представители "Сибири" говорили, что желающие пассажиры
нашего самолета могут отправиться в Иркутск на аэробусе, ведь, компания-то одна, а в А-310 были свободные места. Я какое-то время думала, что хорошо бы сесть в аэробус и прилететь пораньше, но потом вспомнила, что багаж уже сдан,
и нет смысла лететь на другом самолете.

Через 40 минут после отлета аэробуса полетели и мы. Летели как обычно, только на подлете к Иркутску нам сказали, что самолет по метеоусловиям совершает вынужденную посадку в Братске. Тогда еще никто не понял, что случилось. Когда мы приземлились в Братске, выяснилось, что туда перенаправляют все самолеты, следующие в Иркутск. В аэропорту размером в два раза меньше улан-удэнского скопилось столько самолетов! Народ все прибывал и прибывал, приземлился и второй улан-удэнский самолет компании "КрасЭйр".

Нам никто ничего не объяснял, но спустя какое-то время стали ползти слухи, что в Иркутске произошла катастрофа. Еще через какое-то время стало известно, что это вылетевший за 40 минут до нас А-310. Люди начали паниковать, пытаться звонить родственникам. Как выяснилось, в Братске не работают некоторые федеральные сотовые операторы, поэтому позвонить близким и предупредить, что живы и здоровы, получилось далеко не у всех. Я, например, со своим "МегаФоном" для всех своих родственников была недоступна вплоть до прибытия в Улан-Удэ, и они очень волновались все это время.

Многие пассажиры говорили о том, что все могли оказаться на этом самолете. С нами летел депутат Государственной Думы Bасилий Кузнецов, он, оказывается, направляясь в Бурятию через Иркутск, всегда брал билеты только на аэробус. А в
этот раз его новый помощник что-то напутал и купил билеты на "тушку". Сначала депутат расстроился, но потом, конечно же, понял, что эта ошибка спасла ему жизнь. Я и сама могла оказаться в этом самолете.

В Братске нас продержали несколько часов, после чего самолеты начали взлетать. Нам сказали, что нас все-таки доставят в Иркутск. Мы очень волновались, потому что тогда было уже ясно, что самолет взорвался на взлетно-посадочной полосе, и она повреждена. Как оказалось, пока пожарные
боролись с огнем, работники иркутского аэропорта вовсю устраняли повреждения, потому что аэропорт Братска уже не вмещал все рейсы. Так что выбора не было, и им пришлось оперативно восстанавливать повреждения. Мы приземлились без проблем.

Сотрудники авиакомпании "Сибирь" посадили нас в автобусы, и спустя 9 часов, в четыре часа ночи, мы оказались в Улан-Удэ.

Метки:
baikalpress_id:  66 766