УФСИН освобождается от оборотней в погонах

На прошлой неделе в одной из местных газет прошла публикация, заголовок которой буквально вогнал в ужас читателей. По мнению ее авторов, в исправительных колониях республики процветает беспредел, а осужденных за деньги десятками выпускают на свободу. За комментарием мы обратились к руководителю Управления федеральной службы исполнения наказания России по РБ (УФСИН) Сергею Суш.

— Возможно ли то, что в колониях процветает освобождение заключенных за деньги?

— Нет, конечно, такого быть не может. Если бы кто-то был незаконно освобожден из заключения, то конечно прокуратура сразу же отреагировала, были бы возбуждены уголовные дела. Кроме того, освобождаются у нас осужденные только через суд. При этом присутствует в полном составе суд, представители прокуратуры, адвокаты, наши сотрудники. Ведь освобождение — это целая система.

Да и кто у нас сидит? Сидят в основном обыкновенные крестьяне, рабочие, бомжи. Где им взять деньги?

— Прошла информация, что якобы уголовный авторитет Джон когда-то выкупил свою свободу?

— Я этого Джона не знаю. Но если его и освободили, то только через суд, с соблюдением всех процедур. Чтобы просто взять и выпустить человека, такого у нас не бывает.

— Правда ли то, что поиском 16 осужденных, которые ушли в разное время из колонии-поселения на Восточном, никто не занимался?

—К сожалению, побеги были. И такие факты отмечаются по всей России. Если на май у нас числилось в розыске 16 человек, то сегодня — 7. Нами была проведена огромная работа. Сбежавших привозили из Санкт-Петербурга, из Иркутска и даже из Казахстана. Сейчас мы проводим планомерную работу, чтобы исключить побеги.

Кроме того, у нас не совсем совершенное законодательство. Осужденного после серии краж направляют в колонию-поселение. А что такое колония поселение? Это как пионерский лагерь: есть общежитие, чисто условный забор. Он туда приходит, посмотрит и почти сразу убегает. А если бы за эти преступления их отправляли в конвойную колонию, то побегов бы было меньше.

— Правда ли, что на средства колонии для начальствующего состава были построены дома, в частности, для бывшего начальника колонии-поселения Бадинова?

— Такого тоже просто не может быть, потому что все наши колонии, все направления их деятельности проверяет прокуратура по надзору за соблюдением закона два раза в неделю. Если бы такое было выявлено, то сразу же были бы приняты меры, но такого нет. А майор Бадинов — добросовестный, честный и перспективный сотрудник. Я думаю, таким образом его просто хотят оклеветать. Кстати, только что он доложил, что в ИК-4 была выявлена преступная группа, которая пыталась доставлять в колонию наркотики, эта группа взята с поличным.

— Могло ли быть так, что при ремонте госпиталя МВД участвовали осужденные, больные туберкулезом и СПИДом?

— Мы оказывали услуги госпиталю для пополнения внебюджетных средств, нам это разрешено, и там действительно работала бригада осужденных, но они не были больны.

— Самоубийство инспектора охраны в ИК-2 действительно имело место?

— Да, к сожалению. Сотрудник, у которого были проблемы в семье, получив оружие, произвел выстрел себе в голову. Все произошло очень быстро, никто не успел отреагировать. Вы посмотрите, в каких условиях мы работаем? Тюрьма еще никого до добра не доводили. Во всей системе правоохранительных органов, СИЗО и колонии занимают первые места в России по количеству самоубийств среди сотрудников. Гнетущее состояние, которое производит тюрьма, накладывает отпечаток и на характер, и на настроение людей, работающих здесь в замкнутом пространстве. Конечно, будут наказаны и командиры, и начальники, которые должны были вести воспитательную работу с составом, но говорить о том, что это их прямая вина, нельзя.

— По каким причинам при управлении был сокращен отдел собственной безопасности под руководством Олега Бекши, который и "слил" все перечисленные сведения в прессу?

— Я как начальник территориального органа наделен правом менять штатную структуру всего управления. Все было законно, материалы по этому поводу были направлены в Москву. А насчет Олега Бекши я могу сказать, что деятельность его здесь как сотрудника можно охарактеризовать, как никчемную. Ни один человек ничего хорошего про него сказать не может. Даже в командировке в Чеченской республике по оценкам его товарищей-бойцов он зарекомендовал себя крайне отрицательно. А сейчас он поливает грязью ту систему, которая его вырастила, своих товарищей. В данный момент материалы на него находятся в прокуратуре, он брал деньги у одной криминальной группы нашего города. Кроме того, в пьяном виде у него была попытка сексуальных домогательств до сотрудницы, материалы этого дела тоже находятся в прокуратуре.

— В опубликованной статье высказывается мнение Олега Бекши, что коррупция в УФСИНе по Бурятии с Вашим приходом не только не уменьшиться, но и возрастет.

— У нас нет никаких предпосылок для этого, у нас есть только осужденные: они к нам пришли, мы их по приговору суда взяли, продержали и по приговору же выпустили. О какой коррупции можно говорить? Олег Бекша написал жалобу в УФСИН РФ, но приехала комиссия, посмотрела, разобралась во всем объективно. Все работают, никто не пишет объяснительные, никто не наказан.

Метки:
baikalpress_id:  65 809