Трехлетнему мальчику запретили жить в обществе

Наталья Смирнова, мама Миши: "Зачем его вообще спасали в<p>реанимации, если сейчас все от него отворачиваются?"

Ни один даже специализированный детский сад не принимает слабовидящего мальчика, страдающего детским церебральным параличом.

"Неужели было бы лучше, чтоб он умер сразу после рождения? Почему никто не может помочь моему ребенку, ведь он имеет на это право. Зачем тогда вообще его спасали в реанимации, если сейчас все от него отворачиваются?" — спрашивает Наталья Смирнова, мать трехлетнего Миши — ребенка, от общения с которым отказываются все взрослые.

От него отказались все

Все началось с того, что Миша родился недоношенным на седьмом месяце беременности весом 1 кг 300 граммов. Малыша после реанимации в роддоме отвезли в детскую больницу. У слабенького новорожденного мальчика пять раз брали пункцию спинного мозга, пытаясь установить причины недомогания. Киста головного мозга, детский церебральный паралич плюс серьезные проблемы со зрением — это тот неполный список диагнозов, которые установили врачи малышу сегодня.

Мать уверена, слепым мальчик стал вследствие долгого лечения, во время нахождения под кислородной маской у ребенка пострадала роговица глаза. Сегодня этот не по годам высокий мальчик, который не может стоять на ножках во весь рост, передвигаясь на коленях, целыми днями общается лишь со своей мамой и бабушкой. Специализированного детского сада, который мог бы принять слепого и одновременно ограниченного в движении ребенка, в Улан-Удэ просто нет.

Миша Смирнов, достигнув трехлетнего возраста, был направлен врачами в детский сад "Ладушки", который дает дошкольное образование детям, имеющим проблемы со зрением. Практически сразу же заведующая детсадом заявила маме Миши: "Забудьте о нашем садике! Он не может себя обслуживать и совсем не ходит. Вы обратились не по адресу".

Улан-удэнский детский сад "Колобок", принимающий детей, страдающих ДЦП, Миша Смирнов посещал лишь десять дней. Итог был таким же, как и в "Ладушках" — ребенок доставляет слишком много хлопот воспитателям, и все от него отказались.

"Домашний арест" маленького Миши

Сейчас трехлетний мальчик практически все время проводит с бабушкой Ниной Сергеевной Смирновой, которая была вынуждена взять отпуск по уходу за ребенком и сидеть с внуком-инвалидом, в то время как Мишина мать зарабатывает деньги на лекарства для своего сына, работая санитаркой в больнице скорой медицинской помощи. Все они живут на небольшую пенсию и зарплату одинокой матери.

"Мы тратим около пяти тысяч рублей на одни только таблетки, — рассказывает Наталья Смирнова, — пенсия у ребенка две с половиной тысячи. Естественно, нам не хватает денег. Пришлось уйти с работы моей маме, Мишиной бабушке, ведь ни один сад нас не принял, заявляя, что для моего ребенка нужно нанимать индивидуальную няню".

Но самое главное, говорит Наталья, это даже не то, что ей не с кем оставлять ребенка, а то, что мальчик совершенно лишен общения. Он все время как под домашним арестом. Миша плачет даже при виде посторонних, не говоря о том, чтобы играть с другими детьми.

"Это ведь ненормально! Он одичал у меня. Что я могу ему дать — только свою любовь и ласку. Я не смогу развить у него никаких способностей, потому что я не специалист и не знаю, как обучать слабовидящих детей. Я не заменю ему общения с другими детьми. Не дам ему того, что могут дать сверстники", — со слезами на глазах объясняет Наталья Смирнова.

Зачем их выхаживают в реанимации, а потом бросают?

Бабушка маленького Миши рассказывает, как только она выходит с трехлетним мальчиком на коляске на прогулку, то сразу же встречает "добрых" людей, которые спрашивают: "А зачем вы родили такого больного ребенка?"

"Действительно, думаю я, — говорит Нина Сергеевна Смирнова, — зачем наши врачи спасают новорожденных недоношенных детей, зачем государство тратит такие огромные деньги на покупку дорогостоящего оборудования для детских реанимаций, если потом, после того, как выписывают мать с ребенком из больницы, о нем забывают, оставляя несчастных один на один с их бедами. Если нет ни одного садика, который мог бы принять ребенка. Хотя бы на несколько часов в день, только для того, чтоб он смог узнать, что есть и другие дети, чтоб он не плакал при виде посторонних! Чтоб он улыбаться научился!".

Метки:
baikalpress_id:  65 507