Тень Чикатило в Бурятии

Жертвы насильников обращались за помощью, но не были услышаны

Наш еженедельник уже обращался к проблеме педофилии, рассказывая о распространенных в Улан-Удэ случаях эксгибиционизма у школ, детских садов и в парках. Однако случаи эти настолько стали обыденными, что на них не обращают должного внимания ни общественность, ни правоохранительные органы. А безнаказанность и равнодушие, увы, зачастую порождают куда более тяжелые последствия, чем психологические травмы. Эти материалы уже из практики Верховного суда РБ.

Детский гарем на виду у всего села

"19 апреля Гаврилов А. А. около 21 часа, найдя Людмилу Байкову в туалете, расположенном в огороде дома N14 по ул. Антонова, где она сидела, спрятавшись от него, нанес ей три удара головой в лицо. Затем увел, применяя физическую силу. На пришкольном участке Гаврилов, угрожая убийством, заставил ее раздеться, постелил свою шубу и совершил насильственный половой акт, используя ее беспомощное состояние ввиду малолетства".

В тот холодный весенний вечер Люде было 13 лет, и она уже, конечно, знала, откуда берутся дети, хотя бы на примере старшей сестры Марины. В 13 лет та забеременела от того же Алексея Гаврилова, и уже два года как сожительствовала с ним, бросив школу и нянчась с ребенком.

К тому времени уже всем в тарбагатайском селе Жирим — от мала до велика — надоело судачить про сожительство 27-летнего механизатора со школьницей. Местный фельдшер возвестила, что у Марины Байковой родился доношенный плод весом 2500 грамм и ростом 51 см, и народ, посплетничав у магазина, успокоился. Но одной гражданской малолетней женой Гаврилов был неудовлетворен.

"16 апреля около 24 часов Гаврилов зашел в дом, зная, что родителей нет дома, разбудил Байкову Людмилу и, угрожая ей убийством, надев на шею веревку, повел на мельницу. Там, угрожая, что у него в кармане имеется нож, и он может ее убить, повел Байкову к себе в баню, где заставил ее раздеться и, используя беспомощное состояние потерпевшей ввиду малолетства, совершил с ней половой акт".

Именно тогда, 16 апреля, как установила позже экспертиза, девочка лишилась невинности. Люда ходила по селу и в школе заплаканная, опухшая от синяков. Она стала бояться ночевать дома, следующие две ночи ночевала у родственников. О случившемся Люда рассказала близкой подруге, та "по секрету" еще кое-кому... Полсела состоит в близких и дальних родственных отношениях — о семейном "гареме" Гаврилова, несомненно, знали все. А насильник вовсе не скрывал своего отношения к забитой, запуганной жертве. В пьяном виде он бахвалился своими подвигами перед собутыльниками, прилюдно избивал и тащил за волосы исходящую криком Люду, не стеснялся передавать устные послания юной даме сердца через ее сверстников, которых в случае отказа избивал. Избивал и малых, и старых.

30 сентября показался Людмиле Байковой самым длинным в ее короткой жизни. Люда с утра помогала пожилому инвалиду дяде Пете убраться в доме. В обед туда заявился пьяный Гаврилов, ударом кулака свалил дядю Петю со скамейки — аж костыли разлетелись. Люда, пользуясь суматохой, сбежала к родственнице Акимовой. В пять часов вечера прибежавшая к дому Акимовой мать Людмилы увидела жуткую картину: Гаврилов, приставив нож к горлу младшей дочери, требовал литр водки. Оглушенная горем мать рванулась... нет, не к участковому милиционеру, а за водкой. Выпив как следует, Гаврилов понес на руках Люду — как волк овцу — к себе домой и на глазах Марины совершил с ее младшей сестрой половой акт. По окончании его прибыла милиция из райцентра, которую наконец-то вызвала "теща" — мать Люды и Марины.

На суде потерпевшие и свидетели дивились, как это в течение полугода на виду у всего села, не таясь, преступник настигал свою жертву. Насилие совершалось всюду, где извращенца настигало желание: в огороде, на банной полке, на чердаке. А когда оно иссякало, Гаврилов заставлял писать Люду любовные записки к самому себе, которые неизменно заканчивались: "До встречи, любимый". То, что написаны они были в состоянии стресса, определила судебно-почерковедческая экспертиза. Странно, что по пути насильника пошли школьные учителя — под их диктовку Гаврилов написал расписку о том, что не будет "преследовать" Людмилу Байкову, читай, бить и насиловать. А сельский фельдшер подтвердила на суде, что в апреле давала Людмиле справку о телесных повреждениях. Ни у педагогов, ни у медика не возникло желания обратиться к правосудию. Любопытно, что в ходе следствия мать Людмилы заявила, что за два года до описанных событий "зять" изнасиловал и ее и грозился убить, если она проговорится. Гаврилов запугал не только женщин, подростков, но и взрослых мужиков, которые, видимо, боялись его коронного приема — удара головой в лицо. Следствие и суд располагали тремя доказанными эпизодами изнасилования 16, 19 апреля и 30 апреля, которых с лихвой хватило, чтобы приговорить подонка к солидному сроку лишения свободы. Но, несомненно, насилие совершалось и в другие дни — одну из записок Люда писала под диктовку садиста 25 июня. Зачем ему нужны были эти неискренние признания в любви? Помимо несбыточной мечты об иной жизни "как в кино", любовные записки, по мнению Гаврилова, могли послужить ему своеобразным алиби. Преступник с его звериным чутьем точно унюхал общий настрой деревни — отгородиться от девичьего крика за заборами. Они традиционно высоки в старообрядческом селе, где когда-то даже курить табак считалось грехом...

Любитель клубнички

Стать живой Барби и уехать во взрослую жизнь на белом "Мерседесе" — об этом мечтает, пожалуй, каждая девочка. Особенно, если эта девочка слышала и видела ранее лишь грязные мат и посуду, вечно пьяного отца и драки. 21 ноября прошлого года 10-летняя Лиза Петрова и ее годом старшая подружка Таня Веткина убежали из Центра социальной реабилитации несовершеннолетних. Выклянчив милостыню на рынке, девочки попытали счастья у игровых автоматов, но напрасно. Стало темно и холодно. И здесь их увидел 44-летний Анатолий Зыков. "Добрый дядя" сумел убедить девчушек стать на вечер живыми Барби. Ведь он работал в парикмахерской, в которой и Лиза, и Таня сроду не бывали, но запах дорогих духов, казалось, уже "слышали". Вдобавок прилично одетый дядя обещал их накормить, а за то, что они сделают ему массаж, заплатить. Колебались подружки недолго. Уж очень хотелось есть.

Со стороны троица была похожа на благопристойного отца семейства с дочками. Они благополучно доехали на микроавтобусе до конечной остановки трамвая N7. Дяденька не обманул. Девочки действительно попали в одну из парикмахерских на окраине города. И их в самом деле накормили.

Сеанс "массажа" предстояло начать 11-летней Лизе — она выглядела поопытней. И впрямь, Лиза особо не сопротивлялась — позволила раздеть себя и уложить на диван. Далее "массажистка" взбрыкнулась, но клиент больно ухватил Лизу за волосы. Буквально оседлав беспомощную девочку, Зыкин принудил ее к половому акту. Девочка оказалась сообразительной — без лишних криков и слез попросилась в туалет. А по пути туда набрала в бытовой комнате, пока дядя Толя клеился к подружке, номер "02".

Этот звонок, зафиксированный центром "Связьсервис", принадлежащего частной парикмахерской, позднее стал одним из решающих доводов, разрушивших тщательно выстроенное алиби насильника. Девочка успела сообщить, что их насилует дяденька. На этом связь оборвалась — Зыков застукал Лизу у телефона и ударил по лицу. Между тем, оператор МВД тотчас "пробила" номер, установила, откуда звонят, и доложила начальнику смены. Почему опергруппа не выехала на сигнал? — этот вопрос остается открытым.

Логично решив, что звонка в милицию не было, Зыков, числящийся фотографом парикмахерской, продолжил развратные действия уже в отношении 10-летней Тани Веткиной. Фотограф, ранее судимый за аналогичное преступление, остался доволен своими "кадрами". До глубокой ночи он издевался над девочками, а те, поняв, что помощи ждать неоткуда, послушно исполняли фантазии насильника. "Массаж" продолжился и утром, но пришедшая уборщица спугнула насильника. Пресытившийся развратник дал девочкам на прощание сто рублей. На них Лиза и Таня купили накладные ногти, сережки и клубничный "чупа-чупс". Короче, вкусили сладкой взрослой жизни.

Верховный суд РБ тоже определил плату любителю "клубнички" в 17 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Легкая добыча

Подобных дел в судебной практике Бурятии достаточно. Чаще, разумеется, объектами насилия становятся дети из неблагополучных семей, беспризорники. Сегодня таких детей тысячи: приюты и центры реабилитации переполнены, дело доходит до того, что безнадзорных размещают на больничных койках.

Жителей Улан-Удэ уже не удивляет жалостливый детский голосок: "Дайте, пожалуйста, на хлеб". И как же радуются обделенные родительской, отцовской лаской, когда помимо "хлеба" добрый дядя пригласит посмотреть видео, покататься на машине да еще даст денег. Дети, особенно сейчас, в преддверии холодов, соглашаются, не раздумывая. Небезызвестный Чикатило особенно любил заманивать в свои сети беспризорных девочек, они легко шли на контакт туда, куда их звал солидный дядя в очках и с портфелем. Если имя Чикатило слишком пощекотало нервы читателей, то вспомним, что в обоих приведенных фактах педофилии судьба насилуемых девочек балансировала, по сути, на грани жизни и смерти. В судебном заседании над Зыковым остались недоказуемыми 13 ударов рукой по детским лицам. И еще неизвестно, как бы повел себя насильник, если бы жертвы подняли шум во время и после "массажа"? А уж про отморозка-механизатора Гаврилова, то и дело пускавшего в ход веревку и нож, и говорить нечего. Именно эти предметы носил у себя в портфеле Чикатило.

Имена и фамилии изменены. Совпадения случайны.

Метки:
baikalpress_id:  64 928