Сельское хозяйство Бурятии спасет овес

Из-за того, что российское правительство упорно не желает регулировать цены на ГСМ для нужд сельского хозяйства, в республике из года в год сокращаются посевные площади

Прогнозы по урожаю в нынешнем году опять показали: выращивать пшеницу в республике абсолютно не выгодно

И в этом году Бурятия подтверждает давно доказанную истину: наша республика — зона рискованного земледелия. Природные катаклизмы внесли серьезный вклад в предстоящий достаточно низкий урожай зерновых (по прогнозам). К неприятным погодным условиям добавились еще и проблемы сугубо экономического характера.

Погибло до 80% урожая

Весна, впрочем, не давала сельхозпроизводителям никаких поводов для пессимизма. Она выдалась влажной, а поэтому весьма благоприятной для сева злаков. Но в июле и августе, как говорят сельчане, "присушило". Причем настолько, что в южных районах республики — Кяхтинском и Бичурском —случилась натуральная засуха. В этих самых хлебородных районах на корню погибло от 50 до 80 процентов будущего урожая. Бедствие коснулось и других нескольких районов — зерно в колосьях не успело налиться. По прогнозам синоптиков, во время жатвы в сентябре погода вновь будет благоволить сельчанам — месяц будет теплый и не особенно дождливый. Но от природных неожиданностей никто в Бурятии не застрахован.

В прошлом году неурожай произошел из-за крупного града и не по сезону выпавшего снега. Тогда удалось собрать 115 тысяч тонн зерна. В этом году заместитель министра сельского хозяйства Бурятии Тимофей Лапухин рассчитывает на урожай несколько больший. Но все равно он достаточно невысокий. Замминистра в беседе с корреспондентом "Номер один" с ностальгией вспоминал, например, об урожае 1985 года в 600 тысяч тонн зерна. Но справедливости ради надо сказать, что и посевные площади были несоизмеримо больше.

Техника выработала ресурс

Заместитель министра откровенно говорит, что с сельхозтехникой в республике дело обстоит "очень плохо". Выработали свой ресурс 88 процентов тракторов и 78 процентов зерноуборочных комбайнов. Общий износ уборочной техники составляет 84%, однако ежегодно списывается только 10%. Да и этой техники, которая морально и физически устарела, не хватает.

В Министерстве сельского хозяйства республики разработана программа "Зерно", которая принята правительственным постановлением. Она подразумевает, что с 2006 года предполагается приобретать 10% необходимой техники вместо той, что была списана. "Изюминкой" программы является участие в покупке необходимой техники Правительства Бурятии. 50% стоимости техники оплатит республиканский бюджет, остальные 50% — сами сельхозпроизводители. Но как программа будет реализовываться, пока неясно. Все будет зависеть от наполняемости бюджета и конкретных цифр главного финансового документа на будущий год. Проще говоря, сколько правительство "отвалит" денег на эту программу, столько сельхозтехники и купим. Всего же на покупку техники для сельского хозяйства требуется не менее 320 миллионов рублей.

Цены на горючее и зерно несопоставимы

Большой проблемой для сельского хозяйства республики является постоянное из года в год сокращение посевных площадей. И главная, если не единственная причина этого — огромная ценовая вилка между стоимостью горюче-смазочных материалов и закупочными ценами на зерно. На сегодня сельхозпредприятия вынуждены покупать топливо по 17 рублей за литр. При этом килограмм зерна принимается по 3 рубля при себестоимости в 2,50—3 рубля. Получается, сельчане работают чуть ли не по нулям, не имея средств на развитие. Отсюда и сокращение полей.

Логично предположить, что сельхозпроизводители могли бы продавать зерно по более высокой цене. Но в этом случае начинают наотрез отказываться принимать урожай на переработку мукомольные предприятия. Цены на муку в таком случае будут такими запредельными на рынке, что ее невозможно будет реализовать и под угрозой банкротства могут оказаться сами "мельницы".

Проблема эта вообще-то общероссийская. Сам министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев недоуменно разводит руками — ну почему финансовый блок российского правительства упорно не желает регулировать цены на ГСМ для нужд сельского хозяйства, мотивируя свою позицию священным словом "рынок". В то же время во всех рыночно продвинутых странах такое регулирование как раз то и производится. А итог нереальных цен на топливо виден невооруженным глазом. Из-за сокращения посевных площадей и высокой себестоимости зерна неизбежно падение урожайности, а вследствие этого подорожает не только хлеб как само собой разумеющее, но и комбикорма для животноводства. Поэтому поголовье скота тоже вряд ли вырастет, а мясопродукты и без того недешевые поднимутся в цене еще выше.

Пшеница уйдет с полей Бурятии

Но даже на таком непростом фоне у хлеборобов Бурятии есть ресурс для серьезных прорывов. Дело в том, что сейчас на полях республики на долю пшеницы из всех злаковых приходится 50 процентов, на остальной половине выращивают овес и ячмень. В то же время как отмечает Тимофей Лапухин, Бурятия — вообще не пшеничная зона. Так сложилось исторически и климатически. У нас гораздо выгоднее выращивать фуражное, то есть кормовое зерно. А пшеница в качестве корма подходит меньше всего. Например, на килограмм свинины требуется в качестве корма пшеницы в два раза больше, чем того же ячменя.

К тому при фуражном зерне получается привлекательная схемы реализации. Производитель скармливает корм своему же скоту. А затем мясо или молоко поступает в продажу в качестве конечного продукта. Тем более что цены на эти товары весьма высоки и снижаться явно не собираются.

Поэтому Минсельхоз Бурятии поставил перед собой цель — снизить посевные площади пшеницы в ближайший год до 40 процентов.

Метки:
baikalpress_id:  64 878