"Не разработав теорию, взялись за практику"

Юрий Скуратов считает, что укрупнение регионов в предлагаемом ныне виде — это мина замедленного действия

На прошлой неделе экс-Генеральный прокурор России Юрий Скуратов, находящийся в Улан-Удэ, дал интервью нашей газете. Среди уроженцев Бурятии он является единственным, кому удалось подняться к вершинам российской власти. По просьбе нашего корреспондента он ответил на вопросы, связанные с укрупнением регионов, и дал оценку социально-экономическому положению в республике.

О государственном устройстве

— Юрий Ильич, как вы оцениваете ход реформирования федеративного устройства России?

— Я давно занимаюсь вопросом государственного устройства РФ и его перспективами. Федеративное государство в России не может стоять на месте. Но я вижу, что сейчас предпринимается: и создание федеральных округов, и укрупнение регионов — и у меня нет уверенности, что мы идем по правильному пути.

— Что Вас не устраивает?

— Смущает, что модель будущего федеративного устройства РФ не проработана концептуально. Когда берешься за частные вопросы, надо хорошо представлять, что должно получиться в целом. Создается впечатление, что все делается в спешке, без серьезного обоснования. Концепция реформирования РФ должна открыто обсуждаться, получить поддержку. Стратегические вопросы нельзя решать келейно, как это было при создании федеральных округов — это вызовет неприятие, и без обсуждения велика опасность ошибок.

Федеральные округа и их статус до сих пор не имеют законодательной базы, не был принят закон, о них не говорится в Конституции. Затрачено колоссальное количество денег, масса чиновников неизвестно чем занимается, никто толком не может объяснить, зачем они создавались. Статус глав федеральных округов не прописан в законе: когда они отдают команды главам регионов, это по сути незаконно.

Идет целенаправленное наступление на идеи федерализма. Модель государства, заложенная в Конституции, оформление федеративного государства, еще не доведены до конца, а уже идет откат. Перестали действовать договоры, подписанные между федеральным центром и регионами. Незаметно убрали гражданство республик, теперь нет понятия "гражданин Бурятии", хотя это не запрещено федеральным законодательством.

Нынешняя Конституция России, возможно несовершенная, но мы сумели стабилизировать состав субъектов Федерации, договорились. На мой взгляд, сейчас, когда у страны масса экономических, политических и геополитических проблем, не время проводить такие большие изменения. Неймется ребятам, а потом расхлебывать придется... Отказ от прямых выборов в Госдуму, выборов глав регионов — это ужесточение политического курса. Это неправильно и уже дает сбои. При назначении глав регионов не обходится без финансовых рычагов.

— Юрий Ильич, зачем, по-вашему, затеяно укрупнение?

— Думаю, чтобы облегчить управление имеющимися в стране природными богатствами, ослабить государственно-правовые институты для передачи ресурсов каким-то очередным олигархам. Чтобы не было дополнительных препон в виде региональных властей. Говорят, что человек станет жить лучше. Ну хорошо, станет получать на сто рублей больше. А что будет с его детьми, когда все ресурсы региона будут принадлежать олигархам? Ресурсы и так приватизированы во многом несправедливо.

Бурятия — это государственное образование

— Иркутская, Читинская области — территориальные образования, созданы по территориальному принципу. А Бурятия имеет мощную национальную основу — это национально-государственное образование. Это государственность бурятского народа в составе России. Как решать эту задачу при укрупнении? Это вопрос геополитического значения. Если все будет делаться без всякого обсуждения, наскоком, то боюсь, что это приведет к протестам. Укрупнители встали на опасный путь.

— В РФ есть "еврейский вопрос" — проблема роста антисемитизма, "чеченский вопрос" — проблема сепаратизма. А есть ли, на Ваш взгляд, "бурятский вопрос" — проблема восстановления справедливости по отношению к бурятскому народу, республике?

— Есть "бурятский вопрос". Так же, как есть "тувинский", "якутский", вопросы других народов, которые живут в России. Существует народ — есть вопросы организации его самоуправления, автономии, развития народа. Есть и вопросы механизма интеграции народа в составе РФ. У РФ сложный исторический путь, и любой народ в России имеет непростое прошлое.

Вопрос объединения двух бурятских округов и РБ нельзя замалчивать, загонять вглубь, а надо обсуждать. В том числе как вариант укрупнения. На мой взгляд, мотив, которым руководствовался Сталин, разделяя республику, — борьба с нарастанием панмонголизма — был несколько надуманным. Предположим, сейчас в Бурятии заткнут рот народу, объединят, укрупнят с Иркутской и Читинской областью. Естественно, всегда найдутся люди, которые этими вещами воспользуются. Сейчас в России идет процесс "закручивания гаек". Но Россия в любом случае будет демократической страной, хотят этого нынешние власти или нет. И когда люди снова будут свободно высказывать свое мнение, загнанные сейчас в глубь противоречия вспыхнут гораздо сильнее.

Зачем доводить до этого, закладывать мины замедленного действия в здравую идею совершенствования федеративных отношений? Сколько наработок здесь было сделано — Россию удержали от распада.

— Сможет ли Бурятия, войдя в укрупненный регион, сохранить свой статус, на что часто упирает президент Потапов? Мол, на другое он не согласится...

— Это все непроработано. Чтобы сказать, каким будет статус Бурятии, повторю, надо знать, какой будет Российская Федерация. Не ответив на концептуальные вопросы, мы все равно на них выйдем. Если Леонид Васильевич говорит, что республика сохранит свой статус, тогда что это будет за новое образование? Ведь Бурятия, не будем забывать, является государством в составе РФ. Все национальные республики являются государствами. Загоняя Бурятию в какой-то новый укрупненный субъект, мы настолько принижаем ее статус, что это невыгодно всем жителям Бурятии. Во всех отношениях невыгодно. Связь федерального центра и Бурятии станет крайне слабой — республика лишится механизма учета ее интересов.

Президент Потапов не должен брать на себя решение судьбы Бурятии. Он должен проконсультироваться с Народным Хуралом. Жители республики должны сформировать свою позицию на референдуме. И это не должен быть референдум в условиях тотального оболванивания. Люди должны четко знать, что произойдет, если они выскажутся "за" или "против" укрупнения, какова концепция облика РФ.

Таймырский и Эвенкийский округа объединились с Красноярским краем и перестали быть субъектами федерации. Что их ждет дальше? Никто не ответил на этот вопрос. Будут ли округа разбиты на районы и ликвидированы как структура? Или у них будет какой-то статус внутри укрупненного региона?

Затеяли делать такие крупномасштабные вещи, но посмотрите: какая реформа доведена до конца? Судебная реформа? Реформа армии? Реформа местного самоуправления? Экономическая реформа? Мы видим, что страна держится на нефтедолларах. В обществе есть перегрузка от реформ.

— Главы ряда регионов досрочно поставили перед Президентом Путиным вопрос о доверии и о переназначении. Леонид Потапов этого не сделал и, кажется, не хочет делать. На Ваш взгляд, почему?

— Полагаю, что если бы Леонид Васильевич был уверен, что его переназначат, он пошел бы на этот шаг. Я думаю, что Потапов четко понимает, что не пользуется особой поддержкой. По разным причинам, но самая главная — результатов нет. В республике стагнация в чистом виде. Взять малый и средний бизнес. Те, кто смог сделать какой-то бизнес в Бурятии, — это уникальные люди. Многое ушло к иркутским и московским олигархам. Я имею возможность сравнивать. Часто езжу по селам. К примеру, в Читинской области есть серьезные подвижки в сельском хозяйстве. Там часть показателей выше, чем у Бурятии. Хотя всегда, даже в советское время, в Бурятии положение было намного лучше. Читинская область — еще более рискованная зона для сельского хозяйства.

Потапову остается уповать, на то, что он доработает до конца срока. Однако я не думаю, что с этим согласятся федеральные власти, нас ждут интересные события. Факторов много. Конечно, вносит лепту дело "Кримсона". Следствие набирает обороты, все идет к развязке.

— Что надо республике, чтобы вырваться из нищеты и отсталости?

— У нас весьма высокообразованный народ, техническая интеллигенция еще не вся разбежалась, есть природные ресурсы, т.е. есть точки роста. Центр должен не мешать, а помогать, действовать в рамках Конституции РФ. Центр должен проводить разумную экономическую политику, Бурятия — часть России. Но самое главное, чтобы к власти в Бурятии пришли активные, амбициозные, грамотные, рыночно ориентированные люди. Чтобы не говорили, как говорит нынешнее руководство, что у нас республика депрессивная. Всех убеждают, что мы — болото, так что же поделаешь. У нас сильно иждивенчество. А ведь это мощный деморализующий фактор.

О возврате в политику

— Юрий Ильич, Вы не раз хотели вернуться в большую политику. Нет ли у Вас планов выдвинуться в Госдуму?

— До выборов еще довольно далеко. Как известно, Госдума теперь будет формироваться только по партийным спискам. Хотя я возмущен тем, что со мной произошло, но в какойто мере, по-человечески, я даже радуюсь, что не попал в нынешнюю Госдуму. Знаю, какие там сегодня нравы: нормальному человеку там высказаться не дадут, "Единая Россия" стала агрессивно-послушным большинством, придатком администрации Президента РФ. Работать в такой Думе просто неинтересно. Но у меня есть время подумать над возвращением в политику. Буду тщательно взвешивать все эти вещи.

— Спасибо за беседу.

  • Юрий Скуратов— уроженец Улан-Удэ, в детстве жил в переулке им. Волконского. Окончил школу N42, после чего поступил в Свердловский юридический институт. Принимал непосредственное участие в создании юрфака БГУ, где руководил кафедрой. В 1995 г. назначен Генеральным прокурором России. В апреле 1999 г. был отстранен от работы, а мае 2000 г. освобожден от должности. Доктор юридических наук, ныне зав. кафедрой конституционного права Российского государственного социального университета, президент фонда "Правовые технологии XXI века", профессор БГУ.
Популярные материалы по тегам статьи: 
Загрузка...