Новые бурятские традиции

Жамсаран Эрдынеев входит в число самых известных мастеров, работающих с серебром

Ювелирные изделия раскупили до окончания выставки

На прошлой неделе в Иркутске закончилась выставка бурятских ювелирных изделий. Это была персональная выставка народного мастера-чеканщика из Улан-Удэ Жамсарана Эрдынеева. Большинство выставленных предметов были сделаны художником в последние полтора года. Посетители, восторгавшиеся ювелирными украшениями, даже и не догадывались, что большинство из них больше никогда не будет выставлено на всеобщее обозрение даже в музеях. Экспонаты были скуплены "на корню" частным лицом для своей коллекции. Мастер, который прекрасно совмещает древние традиции чеканки с ритмом сегодняшнего дня, становится очень популярным.

Сделать современно, но сохранить традиции... Это нелегко. Бурятская традиция чеканки резко отличается от кавказской или русской. Она больше ассоциируется с восточными образами Монголии, Китая и других стран Азии, у которых есть отличительные выразительные средства. Каждый, кто немного разбирается в чеканке, отличит бурятский стиль от стилей других частей России. На одной из выставок к мастеру подошел кавказец, заинтересовавшийся его изделиями. Мужчина оказался ногайцем. Он сказал, что ногайцы до сих пор помнят, что их предки были воинами Чингисхана и пришли из Монголии. Ногаец купил один из экспонатов.
Эрдынеев входит в число самых известных мастеров, работающих с серебром. Посетители были восхищены представленными экспонатами. Это настоящие произведения искусства — комплект женских украшений "Санжурга", набор браслетов, серьги, курительница, охотничьи ножи, изделия, в которых использована буддийская тема. Мастер работает в русле вековых национальных традиций. Но об архаике тут говорить не приходится. Чеканщик, сохраняя бурятскую специфику, развивается, соотнося дыхание давних традиций с ритмом сегодняшнего дня. Обогащает авторскими мотивами. Традиционная школа обработки серебра, к которой принадлежит Эрдынеев, совсем не противоречит идее развития этого направления культуры бурят. Так рождаются неповторимые вещи, а традиционное национальное искусство оживает и развивается.
— Не знаю почему, но я всегда хотел быть художником. Mикакой другой мечты у меня никогда не было. Отец даже выписал журнал "Художник". Я маленький был, ничего не понимал, но перелистывал, смотрел иллюстрации. А во втором классе нарисовал Ленина — очень похоже получилось, — улыбается Жамсаран Эрдынеев.
В детстве наш собеседник постоянно крутился возле своего дедушки. Тот был мастером на все руки и особенно хорошо умел управляться с деревом. Конечно, никаких высокохудожественных вещей он не делал, но мог быстро сделать крепкую, ладную телегу, изготовить хороший хомут, домашний инструмент и другие бытовые вещи, украсить эти вещи резьбой. К нему постоянно приходили заказы. Дед будущего мастера-чеканщика построил много хороших деревянных домов, делал и обжигал самодельные кирпичи и т.д. А однажды он сделал внуку маленькую ухватистую косу-литовку.
К поступлению в старейшее в Сибири Иркутское художественное училище будущий мастер готовился целый год. Этот год он занимался в Улан-Удэ со своим первым учителем Батором Зодбоевым.
— Он меня очень многому научил, — говорит народный мастер. — После занятий с ним я сразу без проблем поступил.
К сегодняшнему дню за плечами мастера около тридцати лет работы. За это время работы бурятского чеканщика участвовали в пятнадцати выставках. Ими любовались в Москве и Алма-Ате, Улан-Баторе и Баку, Ереване и Хабаровске, Якутске и Чите. Выставлялись работы Эрдынеева даже в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО, и в индийской столице Дели.
— Мне чеканка настолько нравится, настолько втянулся, что не представляю себе, чтобы мог бы заниматься другим делом, — говорит наш собеседник.
Чеканкой будущий мастер занялся после окончания училища, когда работал в Улан-Удэ оформителем. Работа с серебром захватила его с головой, стала делом всей жизни и прославила республику. Музеи покупали серебряные украшения Эрдынеева целыми коллекциями.
Жамсаран Эрдынеев любит делать предметы, украшенные стилизованными изображениями животных, птиц, персонажей бурятских, а также буддийских легенд и преданий, или даже их отдельные фигурки, статуэтки. Однако никогда не обращается к образам людей.
Серебряная чашечка, ручка которой — дракончик, вцепившийся зубами в верхний край, птица Гаруда — символ свободного духовного полета, лотос — цветок, вырастающий среди болотной грязи и сохраняющий свою чистоту, птица в полете, серьги "Сохо" сделанные в виде причудливых жучков, стилизованных в авторском стиле, — вот стихия Эрдынеева. Анималистические мотивы — визитная карточка мастера. Кое-где используются кораллы или камни-самоцветы, которые подчеркивают благородство и блеск серебра. Жамсаран Эрдынеев в свое время очень много работал с образами насекомых, создавал коллекции. Все, что создает народный мастер, раскупается. Сегодня у автора о большинстве работ остались лишь воспоминания, нет даже фотографий.
Из всего богатства ювелирных изделий сегодня, как сетует мастер, заказывают лишь небольшие вещи — кулоны, кольца, серьги, подвески, браслеты. Большие и сложные тяжелые украшения, которые носили раньше, сейчас уже не в моде. Да и стоят они баснословных денег.

Метки:
baikalpress_id:  61 853