Отец сжег детей, думая, что это чертики

За двадцать пять лет работы в прокуратуре района я повидал всякое, но этот случай — самый страшный, — говорит прокурор района Александр Киселев.

Село Кома Прибайкальского района на минувшей неделе стало известным едва ли не всей стране. Случившееся там 10 января равнодушным не может оставить никого. В тот день местный житель Василий Буштаренко в пьяном угаре сжег в печи двух сыновей. Первого, годовалого Руслана, изувер полностью затолкал в раскаленную топку. Через некоторое время он попытался сделать то же самое со вторым мальчиком, двухлетним Алешей, но забежавшая в дом мать с криком вырвала уже горящего ребенка.

Этому жестокому преступлению прощения не будет, конечно, никогда. Мы попытались выяснить подробности случившегося, его мотивы, и потому прибыли в Прибайкальский район. Заснеженная Кома встретила нас глухим безмолвием и спокойствием на длинных улицах. Даже не верится, что такое могло случиться в такой тихой деревне. Однако тишина эта оказалась обманчивой. Посреди деревни расположился бар, где местная молодежь находит утеху в разговорах за рюмкой или кружкой. Несколько частных магазинов, как манны небесной, ждут прихода пенсии и пособий. От колхоза и леспромхоза почти ничего и не осталось. Вот и бегают коминские парни и девушки в бар. На какие деньги, спрашивается, они там пиво с водкой поглощают?
— Пока я в больнице лежала, у меня все из дома утащили. Воровством промышляют, — грустно рассказывает пенсионерка Анастасия Антоновна Кузнецова.
Присоединившиеся к ней другие пожилые люди оптимизма рассказами о своей малой родине не добавили. Как и во многих деревнях, всеобщая безработица и беспробудное пьянство. Которые в итоге проявляют себя самым бесчеловечным образом. Есть в Коме так называемые бараки, в одном из которых, расположенном на улице Первомайской, 10 января и разыгралась кошмарная драма. Сейчас дверь в квартиру, где жили Василий Буштаренко с гражданской женой Анной Бызовой и двумя сыновьями, закрыта на маленький замок. Обстановка в ограде аскетична, и прямо указывает на то, что хозяйству здесь никакого внимания не уделяется. Возле двери сложена небольшая куча дровишек. Анна Бызова, в то время находилась в другом бараке. Навстречу нам во двор вышли явно нетрезвые парень и девушка, но, узнав, что приехали журналисты, поспешили вернуться обратно и замкнуть дверь, сопровождая свои действия пятиэтажным русским матом. Для этих людей праздники еще не закончились. Нам удалось побеседовать с сестрой Анны, которая рассказала, что за несколько дней до случившегося у Буштаренко умерла бабушка. А 31 декабря неизвестные избили его возле сельского магазина. Ситуация психологически очень тяжелая. Усугубили ее затянувшиеся праздники, которые в Коме, как и везде, с утроенной энергией встретили алкоголем. В подавляющем большинстве он представлен техническим спиртом, который на психику воздействует крайне отрицательно. Сколько в те дни пил Василий, сказать в деревне точно никто не смог. "У нас здесь каждый божий день пьют", — говорили на улице пожилые женщины.
Вдобавок ко всему Буштаренко давно баловался анашой. И вероятнее всего, что в тот страшный день он находился под воздействием алкоголя и наркотика. Еще утром его жена Анна заметила его неадекватное поведение: он с руганью вдруг начал бросать в печь детские игрушки. Позже следствию он пояснил, что у него были галлюцинации — привиделась старуха с косой, чертики и тому подобное. Почуявшая неладное жена отправилась к соседям с жалобами и просьбой помочь. Когда же она вернулась обратно, картина перед ней предстала страшнейшая: Схватив обгоревшего Алешу, она побежала к соседке. Начав искать младшего Руслана, мать заподозрила, что ребенок сожжен, и ее худшие опасения подтвердились. Срочно вызванная милиция при осмотре места преступления нашла в печи обуглившийся трупик ребенка. Василий Буштаренко в настоящее время находится под усиленной охранной. Сотрудники правоохранительных органов всерьез опасаются за его жизнь и здоровье, поскольку сокамерники могут его просто растерзать. Возбуждено уголовное дело по двум частям статьи 105 Уголовного кодекса: "Убийство с особой жестокостью" и "Убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии". Также в деле фигурирует статья, предусматривающая наказание за причинение тяжких телесных повреждений. С жизнью в исправительных учреждениях Бушдаренко уже знаком, он осуждался за кражу и хранение наркотиков. Хлопоты милиции он доставлял еще в детстве, когда убегал из дома, не ходил в школу. Детство у этого жителя Комы было — врагу не пожелаешь. Еще маленьким его бросила мать, отец с мачехой должного внимания сыну не уделяли. Более того, папаша в пьяном буйстве обходился с сыном изуверски.
"Ваську он цепями бил, до потери сознания пинал. Жизни у парня не было", —рассказывали пожилые коминцы. Неудивительно, что вследствие подобного воспитания в сознании Василия крепко отпечаталась отцовская жестокость. Которая и проявилась 10 января 2005 года в самом страшном виде. Конечно, алкогольный суррогат и анаша тоже сделали свое подлое дело. При аресте Бушдаренко все еще не пришел в себя и говорил милиционерам, что подобного не может быть. "Дети же мои дома, приведите их. Помню, что кукол сжигал, а детей не трогал". Сейчас ставится вопрос о проведении тщательной психиатрической экспертизы. Если он будет признан невменяемым, то дело до суда может и не дойти. Однако от общества изолировать его однозначно необходимо. Теперь его возят за казенный счет на допросы, кормят в СИЗО.
Особую тревогу вызывает состояние маленького Алеши. Двухлетний ребенок с ожогами головы, плеч, рук, верхних дыхательных путей был срочно доставлен в районную больницу в Турунтаево, где ему оказали экстренную помощь. Через сутки его санавиацией увезли в Улан-Удэ. Сейчас ребенок находится в отделении детской реанимации БСМП. Как сказал Владимир Антоненко, заведующий отделением, мальчику ампутированы кисти обеих рук и предстоит ряд сложных операций. Его состояние врачи оценивают как крайне тяжелое: требуется кожа, кровезаменители, дорогие препараты и многое другое. Врачи делают все возможное для спасения его жизни и очень надеются, что ребенок выживет.
— За двадцать пять лет работы в прокуратуре района я повидал всякое, но этот случай — самый страшный, — говорит прокурор района Александр Киселев.
Раньше его ведомством в год расследовалось до десяти убийств. Прошлый високосный принес своеобразный рекорд — 23 дела по этой статье. Первые дни года начавшегося выдали в Прибайкальском районе одно обморожение с летальным исходом и пять убийств, в числе которых и ужас в Коме. В других районах республики, да и по стране в целом ситуация с тяжкими преступлениями вышла далеко за пределы мыслимого. Для чего же тогда россиянам столько дней отдыха, если праздники обращаются в жуткий кошмар? Как сказал один из наших собеседников, "это еще одна попытка поставить страну на колени". Трудно с этим не согласиться.

Метки:
baikalpress_id:  63 558