Микроскоп на страже закона

Почерковед Татьяна Гаськова часто проводит экспертизу предсмерных записок самоубийц.

Чтобы разоблачить преступника, достаточно небольшого следа

26 октября исполнилось 45 лет Забайкальской лаборатории судебной экспертизы. Работа этого ведомства не так заметна, как, например, работа милиции. Эксперты не бегают за преступниками с табельным оружием наперевес. Их оружие — знания. От их работы в тиши кабинетов зависит очень многое. Именно эта организация из неприметных следов, оставленных преступниками добывает доказательства для следствия. Здесь специалисты определяют что, где и когда происходило на самом деле. За свои 45 лет лаборатория провела более 60 тысяч экспертиз, 60 тысяч раз была установлена истина.

Одной из самых сложных задач, которую удалось благополучно решить баллисту-трасологу Дмитрию Васильеву, была идентификация пули, вынутой из тела убитого водителя маршрутного автобуса.
— Был случай, когда в одном из районов республики двое пьяных молодых людей украли карабины. Ими было ранено несколько человек и один погиб. Смертельная пуля прожгла короб автомобиля и по сложной траектории пронзила человека. Так как оба преступника стреляли из одинакового оружия, было необходимо выяснить, кто конкретно сделал роковой выстрел. Пришлось много потрудиться над кусочком обожженного металла.
Основной инструмент в работе эксперта баллиста-трасолога — это сравнительный микроскоп. У микроскопа два объектива, под один кладется экземпляр, взятый с места преступления, под второй — пуля-образец, с которой нужно сравнить улику. Баллистика — это наука об огнестрельном оружии, трасология изучает следы, начиная с полета снаряда и заканчивая отпечатками пальцев, следами взломов или отверстиями на одежде от ножевых ранений. В кабинете баллиста-трасолога на стенах развешаны картинки с изображением разных видов оружия, на столе энциклопедии, посвященные ножам. На полу — женская кожаная куртка, истыканная чем-то острым.
— Хозяйку этой куртки зарезали, а мне нужно выяснить, каким ножом пользовался преступник, — объяснил эксперт.
С первых дней баллистическую и трасологическую экспертизы в Бурятии развивал Роберт Филимонович Гергесов, проработавший здесь 44 года. По праву этот специалист является прародителем таких видов исследования в республике.
Достаточно запаха — Хороший следователь — он, как Шерлок Холмс, обращает внимание на все детали, будь это одежда, оставленные отпечатки следов на земле, смятая трава или даже посторонние запахи. Здесь главное — вовремя обратиться к хорошим специалистам, и они все расскажут, — считают в отделе физико-химической экспертизы. Самый большой отдел лаборатории — отдел криминальной экспертизы материалов, веществ и изделий из них, где работают профессионалы, которые могут заменять друг друга, здесь каждый полностью владеет всеми методами и методиками.
Анатолий Голованов, заместитель начальника лаборатории трудится в физико-химическом отделе уже более десяти лет. Говорит, что за это время успел привыкнуть к специфике своей работы: что ни день, то задание на исследование следов на одежде от газового оружия или остатков пороха на извлеченной из трупа пуле.
— В криминалистике химическим способом можно исследовать многое. Практически все, что окружает человека, начиная с улик, изъятых из баночек со специями, имеющими специфический запах, и заканчивая некачественными лекарствами, которые могут нанести смертельный вред человеку, — поделился Анатолий Голованов.
Одними из новых видов исследований, с помощью которых сегодня работают эксперты, являются лингвистическая и психологическая экспертизы. Изучая лишь поведение подозреваемого с точки зрения психологии или определяя, насколько слова, высказанные в адрес другого, являются обидными, эксперты психологи и лингвисты выносят свое заключение. Зачастую такие исследования наряду с другими немаловажными доказательствами являются конечными в череде долгих судебных разбирательств. Каждый специалист, начиная работать здесь, проходит строгую процедуру аттестации, только после которой он имеет право ставить подпись под своим заключением, тем самым указывая на виновных.
Страшнее всего предсмертные записки Почти половина из всех экспертиз, которые приходится проводить в почерковедческом отделе — это работы по установлению подлинности завещаний, написанных пожилыми людьми перед смертью. Находясь в болезненном состоянии, люди порой кардинально меняют свои решения и переписывают свои квартиры на совсем случайных людей. Не веря тому, что родной человек мог так поступить со своими родными, просят провести судебную экспертизу. Чаще всего приходится проводить исследование на то, написана ли бумага данным человеком и то, в каких условиях он ее писал: в обычных — сидя за столом, или наоборот — в движущемся транспорте, на ходу, под принуждением. Нередко приходится исследовать и совершенно необычные объекты — кусок специально для экспертизы вырубленной двери с нацарапанной на ней надписью, фотографию послания, написанного кусочком угля на стене в полуразрушенном доме. В практике почерковедов Любови Пахомовой и Татьяны Гаськовой, филологов по образованию, встречалось и немало предсмертных записок. Чаще всего им приходилось проводить экспертизу писем, оставленных покончившими с собой военнослужащими.
— Расследованием таких дел всегда занимается военная прокуратура. Родители погибших солдат срочной службы до конца не желают верить в то, что их жизнелюбивый сын мог сделать с собой это, и всегда настаивают на почерковедческой экспертизе.
Такие записки, говорят эксперты, почти все имеют одинаковое содержание и адресованы своим любимым женщинам или мамам. Однажды Татьяне Валерьевне и Любови Петровне приходилось исследовать совсем необычное предсмертное письмо. Солдат-срочник в свой последний день нес вахту на кухне. Он, видимо, не нашел ничего более подходящего и оставил записку прямо на белом халате висящем на кухне, а в качестве карандаша использовал лежащую там губную помаду.
— Недавно отдел занимался анонимными записками, в которых неизвестный шантажировал другого человека, требуя за сохранность его жизни довольно крупную сумму денег. От таких писем мурашки по коже бегут, а нам необходимо установить, кем эти письма написаны, его пол, возраст. Порою бывает очень сложно, ведь самое главное — это понимать, что за каждым объектом исследования люди, возможно, и непричастные к преступлению. Это большая ответственность.
Ответы на все вопросы
Сегодня наиболее востребованными являются автотехническая, автотовароведческая, товароведческая и финансово-экономическая экспертизы. На получение первой очередь из дел выстроилась аж до марта следующего года. Николай Петров и Сергей Панфилов, специалисты по автотехнической экспертизе, говорят, что, к сожалению, по сравнению с прежними годами из-за многократного увеличения автомобильных аварий увеличилось ( количество судебных разбирательств в этой сфере. В отделе товароведческих, автотовароведческих и строительнотехнических экспертиз трудятся высококвалифицированные и аттестованные судебные эксперты, которые с полной отдачей решают поставленные перед ними порой очень сложные задачи.
Финансово-экономическая экспертиза, по словам Галины Молчановой, эксперта-бухгалтера лаборатории, была всегда востребованной. Галина Архиповна проработала на этой должности почти сорок лет и до сих пор удивляется:
— Хищений много было в советское время, и, к сожалению, не меньше и сейчас, только раньше воровали у государства, а теперь — наемные работники у частных предпринимателей.
Одной из самых запомнившихся экспертиз в области финансово-экономических преступлений Галина Молчанова, как ни странно, не называет огромную работу, проведенную по выявлению нецелевого использования огромных денег, выделенных в 1998 году на строительство БАМа. Опытный бухгалтер рассказывает об экспертизе, благодаря которой удалось доказать причастность продавца, поджегшего собственный магазин. Таким образом женщина пыталась замести следы, и только путем досконального изучения бухгалтерских документов, отчетов, кассовых чеков удалось выяснить, что товар, который якобы сгорел в магазине, на самом деле там быть не мог, а оказался присвоенным подозреваемым продавцом.
— Серьезно и профессионально заниматься проведением судебных экспертиз в Бурятии начали только в 1959 году прошлого века. В послевоенные годы наблюдался разгул преступности и одновременно с этим развивался следственный аппарат. Именно 45 лет назад, 26 октября в Министерстве юстиции РФ было принято решение об открытии в Улан-Удэ Забайкальской лаборатории судебной экспертизы, — рассказывает начальник лаборатории Любовь Александровна Кононова. — У истоков развития Забайкальской лаборатории судебной экспертизы стоял первый ее руководитель Виктор Николаевич Исаев.
Все вместе работники лаборатории составляют спаянный коллектив специалистов практически во всех сферах современной науки и жизни. Есть здесь физики, филологи, психологи, химики, биологи и финансисты. Здесь нет случайных людей, поэтому руководство лаборатории спокойно: здесь никто не подведет и никто не будет забыт в 45-летний юбилей лаборатории.

Метки:
baikalpress_id:  63 985