"Это же западло — на сцене булками трясти"

Чем занимаются в несвободное время зэки

Наш регион — особенный. Еще с царских времен сюда ссылалось изрядное количество людей, нарушивших закон. Выросшие дети преступников стали предками многих из современных жителей Читы, Иркутска и Улан-Удэ. Порывшись в своей генеалогии, многие из нас найдут кое-что интересное. Так что некоторые могут объяснять какие-то свои поступки вполне правдивой фразой "Криминал у меня в крови". В предупредительных, так сказать, целях рассмотрим, чем занимаются жители разношерстного и многослойного мира бурятских зон.

Развлекаловка разрешенная
В каждом из исправительных учреждений РБ сидит более полутора тысяч человек. А сколько пенитенциарных учреждений в нашей республике! Две колонии общего режима, две строгого, ВТК ("малолетка") и колония-поселение. Этих заведений не хватает, и у нас будут еще две зоны — женская и для отбывающих пожизненное заключение. Буквально все, кто попал за решетку впервые, утверждают: "Если бы я знал, каково здесь, я бы не украл (обманул, убил и т.д.)". Все виды деятельности на досуге можно разделить на две группы: на официально разрешенные и официально запрещенные.
Начнем с культурно-просветительной части. Надо заметить, что учреждения могут предоставить своим подопечным небольшой спектр занятий. Возглавляет список спорт: шахматы, шашки, настольный теннис, футбол, волейбол, кое-где и баскетбол. Кроме того, в почете у наших ЗК и силовые упражнения, например, бодибилдинг. Проводятся соревнования. Возможен, например, матч по футболу между командой осужденных и командой сотрудников колонии. Зеки иногда побеждают. Устраиваются спартакиады между зонами, в том числе и межрегиональные. Хотелось бы взглянуть на так называемые "протокольные" лица, склонившиеся над шахматными досками.
Из тощего списка развлечений с 1998 года, увы, исчезло кино. Заключенные остались наедине с телевизором, который, слава богу, доступен. Правда, исключительно в отведенные для этого часы. В зонах есть библиотеки. Но большой популярностью они не пользуются: читать там нечего, поскольку библиотечные фонды давным-давно не обновляются. Кстати, осужденный имеет право держать у себя до десяти личных книг. Больше нельзя, запрещает Уголовно-исполнительный кодекс РФ, который пожестче Библии и Корана регулирует жизнь зеков.
Много "шороху наводят" обязательные смотры художественной самодеятельности. Согласно регламенту, нужно представить номера не менее трех жанров: хореографического, вокального и разговорного (декламация). Победители получают очень хорошие призы. Поэтому "зонорощенные" таланты не зарываются. Хотя, конечно, матерые преступники, для которых зона — дом родной и коим все по фигу, могут авторитетно заявить: "Да ты, че, Колян, это же западло — на сцене булками трясти". Но среди зеков злостными и закоренелыми, которым ничего не надо, являются не все.
Есть люди, которые получают образование. Некоторые учат иностранные языки. Кое-кто становится студентом ССУЗа или ВУЗа. Учеба заочная, платная, принимать экзамены преподаватели приезжают в колонию.
Если есть деньги, получить можно практически любую профессию: от рабочих до престижных. Оболтусы, учившиеся по схеме "два класса, третий — коридор", могут наконец-то закончить школу. Спросите — а почему у зеков столько свободного времени? Им негде работать. В цехах (деревообделочном, швейном, сварном и т.д.) или гараже трудится приблизительно 10-15% от всего спецконтингента. Количество рабочих мест очень мало. А жаль, ведь зековская продукция ценится! К примеру, изделия деревообрабатывающих цехов "двойки" (Южлаг) и "восьмерки" (5-й км Спиртзаводской трассы) — столы, скамейки и стулья — служат посетителям многих кафе. Они качественны, недороги и хорошо вписываются в интерьеры. Кстати, зарплата, которую отбывающие наказание получают на свой счет, просто ничтожна — 50-100 рублей.
Подпольные делишки
Все остальные тоже находят чем заняться. Ежедневная часовая прогулка во двориках не способна серьезно утомить. Заключенные просто хаотично ходят туда-сюда между бетонных стен, под "небом в клеточку". Монотонное течение прогулок изредка нарушают драки, неизбежный элемент общества, живущего по законам стаи (но не верьте фильмам: на самом деле случаи смерти от побоев крайне редки). Идет постоянное выяснение, кто какого места заслуживает. Сильные и умные оказываются выше слабых и глупых.
Именно ум и наглость позволяют части заключенных благополучно нарушать запреты учреждения — они делают то, что нельзя. Запрещены игры на деньги, игра в карты, употребление наркотиков и гомосексуальные связи. Но все это постоянно происходит и является неотъемлемой частью подпольной лагерной жизни. На зоне карточные игры свои, тюремные, в которых можно получить быстрый выигрыш. Это стос, терц и двадцать одно (слово "очко" здесь не употребляется, так как является "стремным"). Для некоторых это хороший заработок, в колониях сидят и настоящие виртуозы, которые могут выиграть приличную сумму, исчисляемую тысячами рублей.
Можно играть на деньги в шахматы и шашки. Поскольку делать это приходится тайком, применяются всякие ухищрения, например, шахматные фигурки изготавливаются из хлеба.
Те, кто интеллектом не так силен, развлекаются и подрабатывают примитивными азартными состязаниями. Можно выиграть немного денег в игре на присядки или отжимки (кто больше) или в конкурсах типа "Кто дальше плюнет". Так что "без копья" предприимчивые граждане зеки не сидят.
Очень популярны наркотики. На зоне предпочитают либо анашу, доступную и дающую "тонкий кайф", либо серьезные сильнодействующие вещества типа кокаина или героина. Экстази и прочая "детская ерунда" спросом не пользуются. Наркоманов и наркотиков в колониях очень много, для кого-то это — единственный способ развлечься и развеять тоску. Как известно, спрос рождает предложение, и зелье попадает с воли как в передачах (для чего достаточно немного его замаскировать), так и через сотрудников, получающих за эти услуги мзду.
Дела с "этим" обстоят в местах лишения очень печально. Долгосрочные свидания, во время которых можно пообщаться с женой или любимой, очень редки — в год зеку разрешено четыре встречи продолжительностью трое суток. Впрочем, посетители в МЛС бывают нечасто. Друзья и подруги, даже родственники от многих осужденных отворачиваются. Поэтому удовлетворять естественное желание осужденные могут двумя способами: мастурбируя (источником вдохновения служат красивые женские фотографии; вообще порнография запрещена, но тем не менее присутствует) или прибегнув к услугам "дырявого". Так в колониях именуют представителей касты отверженных — тех, кого используют в роли женщины. По правилам "опущенные" держатся особняком. Они сидят за отдельным столом, с ними никто, кроме них самих, не общается. У "дырявого" нельзя ничего брать — можно только дать (и то из жалости). Впрочем, у этого довольно многочисленного слоя — до 10% от общего числа зеков — тем не менее свои права. Например, нельзя поиметь опущенного против его воли или бесплатно. За контакт нужно обязательно расплатиться — чаем или сигаретами. В случае изнасилования или неоплаты услуг "машка" может пожаловаться смотрящему за лагерем, и его обидчик будет наказан — его изобьют или сломают руку. За порядком и соблюдением своих неписаных законов заключенные следят очень строго, иначе начнется беспредел и выжить будет невозможно. Необходимо добавить, что большинство пассивных гомосексуалистов привыкает к своей роли и через несколько лет действительно меняет свою ориентацию. Происходит трансформация сознания таких осужденных. Они начинают получать удовлетворение и кайф от своей роли, снятся им не девочки, а мальчики. Как и везде, на зоне в цене "свежак" — молодые 18-20-летние юноши. Как правило, молодых "первоходок" собирают в один отряд, и по этому поводу старшина этого отряда слышит такую шутку: "Тебе каждый день влюбляться можно!" За привлекательным парнишкой зеки даже по-своему ухаживают, в ход идут уговоры типа: "Да че "его" бояться, посмотри, он же не железный".
Озверевшие от долгого воздержания заключенные находят и другие объекты для удовлетворения основного инстинкта. Известны случаи зоофилии, причем животные попадают в замес самые разные — от крыс до собак. Был в нашей республике случай группового изнасилования ...кобылы. Лошадка спокойно жила себе при кухне одной из зон, пока в один прекрасный день кто-то из зеков не взглянул на ее прелести другими глазами. К счастью, как пишут в титрах, "ни одно животное в ходе мероприятия не пострадало". Масштабы-то не те...
Справедливости ради стоит заметить, что в Бурятии к животным относятся гораздо нежнее, нежели на гнилом Западе. Их, несмотря на запрет, держат в качестве любимцев, кормят продуктами из передач, гладят и любят — как на воле. Животные (кошки, крысы и т.п.) напоминают о доме, дарят положительные эмоции. Не повезло собакам — их съедают, лечась от туберкулеза. В колонии котят и щенят "по тихой грусти" проносят сотрудники. Впрочем, если животное было обнаружено охраной, его изымают и вывозят в город.
А вот кое-кто умудряется "работать". Например, преступные авторитеты. Они продолжают свою руководящую деятельность, связь с большим миром поддердивается по сотовому телефону. Мобильники "ползают" по зонам, хоть и тоже нелегально.
Какие проблемы
Одной из серьезнейших проблем является питание. Лагерный фольклор не без юмора об этом говорит: "Не смотрите, что я страшненький, за стол сяду — залюбуетесь". Это неспроста, кормят осужденных неважно. Это объясняется плохим финансированием, поэтому готовят не всегда из качественных свежих продуктов. На таком "питании" ЗК быстро теряют здоровье, их "пачками косит" туберкулез. После нескольких лет на нулевой в смысле питательной ценности диете освобождающиеся нуждаются в лечении.
И если хорошая еда — это мечта любого заключенного, то чай и курево являются валютой, такой же, как деньги. Повсеместная коммерциализация коснулась и изолированных учреждений, здесь расценки совсем иные. Например, папироска с анашой ("косячок") стоит пять рублей. Хорошую кожаную куртку или приличную норковую шапку можно приобрести за полштуки или даже дешевле. Поэтому некоторые личности приодеты перед "выпиской" очень неплохо. При необходимости можно достать и алкоголь. в основном это спирт, который компактен и легко заносится на территорию все теми же путями. В общем, даже на зоне те, кто может себе это позволить, не отказываются от своих привычек и находят способы удовлетворять свои потребности. Здесь можно достать все, что нужно, и все имеет свою цену. Замкнутый и жестокий мир зоны живет по своим законам. В которых, впрочем, есть место и для оптимизма: "Если че-кого ништяк, то все в натуре ловко".
Значение и роль милиции велики, внутрилагерная обстановка контролируется весьма плотно. Без влияния "ментов" ничего, никаких более-менее серьезных движений на зонах республики не происходит. Администрация имеет реальную власть, ну и слава богу.

Метки:
baikalpress_id:  65 799