Новолетники: село, где растет хмель и варится настоящее чувашское пиво

Сибирские чуваши стараются сохранять традиции своих предков, помнят родную речь и рецепты народной кухни

Село Новолетники, расположенное в Зиминском районе, на первый взгляд, мало чем отличается от близлежащих селений. Широкие длинные улицы, состоящие из добротных одноэтажных деревянных изб, несколько магазинов, едва заметное присутствие местных жителей. Тем не менее незнакомых людей здесь замечают сразу и радушно приветствуют. Это село известно тем, что более века тут проживают представители чувашского народа. Прибывшие в Сибирь в статусе переселенцев, многие семьи остались здесь навсегда. Они смогли привыкнуть к суровым сибирским условиям и приобщились к местному образу жизни. Однако и о своих корнях селяне не забывают. Здесь живы традиции чувашского народа и родная речь. А к каждому праздничному столу в Новолетниках обязательно готовят национальные блюда.

Битва соломенными мешками

Как и во многих других небольших населенных пунктах, центральное место в Новолетниках занимает культурно-досуговый центр, или, проще говоря, клуб. Если кто-то интересуется историей села и ее национальным колоритом, то всех сразу направляют именно сюда. Много лет назад в селе был организован чувашский центр, и жители от мала до велика участвуют творческих коллективах, исполняют песни на родном языке, занимаются декоративно-прикладным творчеством: плетут из бисера, вышивают, вяжут. Более того, центр организует национальные праздники, фестивали. Так, например, совместно с иркутским национально-культурным центром чувашей региона «Юлташ» уже пять лет проводится фестиваль-конкурс чувашской эстрадной песни.

В прошлом году в Зиме прошел фестиваль чувашской народной песни «Кемел саса», что в переводе означает «серебряный голос». Участница этого фестиваля, жительница села Олеся Никифорова, выступила на Всечувашском фестивале эстрадной песни в Чебоксарах. По словам Валентины Ягшимурадовой, директора Новолетниковского КДЦ, коллективы принимают активное участие во всех районных и областных мероприятиях. С годами многие чувашские традиции переплелись с русскими, и порой их уже сложно различить.

— Многое меняется. Например, раньше одним из главных чувашских развлечений была битва соломенными мешками. Мы проводили ее на празднике Актоой, что означает «венчание земли с плугом». Это примерно то же самое, что у татар Сабантуй. Народные гулянья, игры, танцы. Так вот, всегда считалось, что такая битва — это чувашское развлечение. Но недавно я нашла в Интернете, что и у русского народа есть такая игра. Поэтому можно сказать, что многие традиции со временем переплелись. А ведь по-другому и быть не может. У нас рядом проживают представители разных наций, и каждая приносит что-нибудь свое. Хотя мы стараемся сохранить свой исконный уклад, — говорит Валентина Павловна.

Когда-то в селе был музей, однако здание сгорело, часть экспонатов перенесли на временное хранение в школу. В ближайшем будущем музей планируют восстановить. К сожалению, как отмечают местные, сегодня чувашский язык начинает забываться. Молодое поколение говорит по-русски, и единственное место, где они еще могут приобщиться к родному языку, это чувашский центр. Раньше энтузиасты из бывших учителей преподавали родной язык, а сейчас дети изучают его через народный фольклор, песенный репертуар. Валентина Ягшимурадова и сама преподавала чувашскую письменность на безвозмездной основе, однако сейчас не хватает времени и сил. Вся энергия уходит на занятия с творческими коллективами и изготовление различных изделий. Валентина Павловна сама шьет головные уборы, из бисера плетет украшения для национальных костюмов, делает орнамент. Недавно участвовала в интернет-конкурсе «Песни нашей деревни», где стала лауреатом II степени. Валентина Павловна исполнила этническую песню, которую исполняла еще ее бабушка.

Запрещали говорить на чувашском

Родные Валентины Ягшимурадовой приехали в Сибирь в 1927 году. Здесь им пришлось нелегко. Тяжелее всего, по словам женщины, было общение с русскими. Девочкой она разговаривала только на чувашском, однако папа, прекрасно понимая, в какой языковой среде придется теперь жить детям, запрещал ей говорить на нем и заставлял изучать русский. Семья жила в Первоуспенском, где все жители также были выходцами из Чувашии. В начальной школе и учителем был чуваш. Поэтому маленькая девочка в первые школьные годы чувствовала себя спокойно.

Проблемы начались, когда она вместе с одноклассниками перебралась в Новолетники. Все учителя здесь были русскими, и детям пришлось перестраиваться. Они плохо понимали русскую речь, однако скрупулезно изучали ее. Рядом со школой стояли два интерната — для мальчиков и для девочек. Всю неделю дети жили здесь, а на выходные уезжали домой. Больше всего Валентине Павловне запомнились бабушкины песни. Несмотря на отцовский запрет, та тихо вечерами напевала на чувашском языке, а девочка, затаив дыхание, прислушивалась к каждому слову и звучанию. А спустя годы и сама стала их напевать. Протяжные песни подхватывали все односельчане.

— Раньше мы жили дружно и весело. Даже тяжелый повседневный труд не мог лишить нас радости вечерами собираться всем вместе и петь. Все друг другу помогали, не делили. Картошку сажали дворами. А это как минимум 20—30 соток на семью. Ведь раньше у нас огороды были большие. Выращивали все: капусту, лук, огурцы. Только помидоры не выращивали. Условия погодные были суровее, чем сейчас. А какие блюда готовили вкусные! В праздники на столе всегда была шурпа — суп из баранины с картофелем, кабартма — лепешки, испеченные на огне в русской печи, чегет из творога, пирожки с черемшой и всевозможные постряпушки. И, конечно, главный напиток — чувашское пиво. Каждая хозяйка готовила его по своему рецепту, обязательными ингредиентами были только хмель и солод. Хмель выращивали в огородах. На основе пшеницы и ячменя делали закваску. А осенью из моркови, свеклы или картофеля, на усмотрение, готовили так называемые колобки. Овощи отваривали или натирали, хорошо отбивали, подсушивали в виде сухарей в печи и затем по мере необходимости кипятили вместе с солодом и хмелем. У каждой хозяйки были деревянные бочки, в которых они заготавливали к празднику пиво. Оно не было алкогольным напитком, и его могли пить даже дети. Кстати, его и сегодня бабушки готовят на праздники.

Раньше в подсобных хозяйствах держали много овец и домашних птиц — куриц и гусей. Из шерсти вязали носки, варежки, кто-то изготавливал и валенки. Причем разных цветов: серые, черные, коричневые. В лес бегали за черемшой, ее заготавливали в больших объемах. Не меньшим спросом пользовался пултран — растение, которое хозяйки с лета засушивали, а затем варили его с галушками. Получался наваристый, сытный суп.

Жили в банях

В Новолетниках охотно рассказывают о былых годах села. Александра Кожевникова, продавец из магазина, едва заслышав о том, что мы интересуемся историей чувашских переселенцев, сразу поведала свою. Ее предки в числе первых приехали в это село. Жили, как и все, скромно, небогато. В 1937 году ее прадеда расстреляли в Пивоварихе как врага народа за то, что он не хотел вступать в колхоз. Деда, Аверкия Иванова, сослали в Бурятию, где он пропал без вести. Из семьи осталась только бабушка, мама отца, с тремя детьми.

Зимой их выгнали из дома на улицу в чем были. Забрали всю утварь, одежду. В сердцах бабушка разбила вдребезги старинное зеркало. Ее тоже увели, но затем, учитывая трех маленьких ребятишек и беременность четвертым, отпустили. Однако запретили местным жителям брать семью к себе. Родственники тайком пускали изгнанников переночевать в бане. Кто топит, тот и пускает погреться. Питались в основном очистками, поэтому члены семьи испытывали постоянный голод и болели. Четвертый малыш родился мертвым. Мама затем пошла работать в колхоз. Старшая дочка, Лиза, в семь лет устроилась в няньки, Владимир, отец Александры Кожевниковой, — подпаском. Через какое-то время их все же пожалели и выделили для проживания небольшой домик, который больше напоминал стайку для скота.

Благодаря своему упорству и труду Владимир всегда был на хорошем счету у начальства. Получил ордена, медали, ездил на ВДНХ. Почти всю жизнь он проработал трактористом-комбайнером, механиком. Вместе с женой вырастил пятерых детей. К сожалению, супруга умерла рано, когда самому младшему исполнилось только полтора года. Поэтому отец поднял всех сам, дал образование.

— В детстве тетя Лиза с нами, ребятишками, только на чувашском разговаривала, а когда мы пошли в школу, перешла на русский. Нам было тяжело. Учителя, к примеру, указывали на какой-нибудь предмет, называли его на русском, а мы — на чувашском. Никак не могли усвоить. Но еще хуже приходилось учащимся из Третьеуспенского. Начальную школу у себя они оканчивали на чувашском, а здесь им приходилось сразу переходить на русский. А сейчас у нас только старожилы говорят на родном языке. Молодое поколение изучает чувашский уже как иностранный. Хорошо, что у нас есть культурный центр, народные коллективы. Хоть песни буду знать на чувашском, — говорит Александра Кожевникова.

Дети просят пиво

Одной из старожилов села является Людмила Елеванова. Бабушка до сих пор говорит с сильным акцентом, и по этому поводу, по ее словам, даже дети над ней подшучивают. Мол, столько лет прожила в России, а до сих пор говорить по-русски не научилась. Хотя если сравнивать с остальными чувашами, то можно сказать, что Людмила Алексеевна действительно приехала в Новолетники не так давно, лишь в 1961 году. Родом бабушка из деревни Старое Ахпердино Чувашской Республики. Папа погиб на фронте, а мама спустя время вместе с дочерью переехала в Томск. Снова вышла замуж, родила вторую дочь.

В сибирское село Людмилу забрала тетка, сестра отца. Она сама переехала в Новолетники в 1956 году, а затем перевезла к себе любимую племянницу. Там девушка встретила своего будущего мужа. Они поженились через год и стали строить свой дом. Муж, Геннадий Павлович, работал плотником и был очень хорошим специалистом. Многие постройки в бывшем совхозе были сделаны его руками. Сама Людмила Алексеевна 38 лет проработала дояркой в хозяйстве.

— Раньше работа была тяжелая. Вставали в пять часов утра. Летом на машине ездили в летний лагерь, зимой — пешком на ферму, три раза в день была дойка. Причем из техники там были только доильные аппараты и трактор. Все делали вручную: раздавали корм, чистили, носили молоко, мыли инвентарь... Целый день проходил на работе. А ребятишки дома оставались с бабушкой. Их у нас четверо, — вспоминает Людмила Елеванова.

Сейчас дети выросли, разъехались, однако к маме постоянно приезжают в гости, а она угощает их чувашскими блюдами. Раньше бабушка была постоянным участником чувашского народного ансамбля «Йамра». Она хорошо поет и сегодня. Этому мастерству ее научила мама.

— Я знаю много песен. Мама их часто пела. В молодости мы постоянно собирались на посиделки, по 15—20 девчонок. Каждый занят своим делом — вяжем, шьем, а главное — песни поем. Летом на улице гуляли. Интереснее было, чем сейчас. Помню, у меня раньше была собственная швейная машинка, я на ней шила себе платья. Сейчас только веретено осталось, но оно уже старое. Что касается языка, так ведь раньше здесь все по-чувашски говорили. А сейчас уже многие умерли.

По словам местных жителей, у бабы Люси самое вкусное пиво. Как признается бабушка, раньше она его флягами делала на праздники, а сейчас только изредка — когда дети просят.

— Раньше я хмель выращивала на целую ванну. Да и сейчас есть, на крыше лежит. А закваску делаю из специального хлеба — из картофеля, муки и моркови. У нас пиво считалось главным напитком. Дети умеют готовить его, но не хотят, меня просят. Говорят, вкуснее получается, — смеется Людмила Елеванова. — Еще мы любим пирог из мяса, лука и картошки и, конечно, пирожки с капустой, крупой и мясом, тыквой. Раньше они получались пышные, большие — когда в русской печи пекла, а сейчас готовлю на простой, электрической.

Баран — к замужеству

Еще одной искусницей в пивном деле по праву считается Трозида Иванова. Она также славится на всю округу своей выпечкой. Ее семья перебралась из поселка Алшихова в Новолетники в 50-м году. С собой привезли русский словарь. По нему и проходили ежедневные занятия пять сестер. Трозиде Федотовне в школе легко давалась математика, а с русским были проблемы. Однако и этот барьер со временем удалось преодолеть.

Благодаря чувашскому центру сегодня в селе по-прежнему соблюдают национальные традиции, сохраняют быт и уклад чувашской жизни. Большие праздники здесь отмечают с широким размахом. Например, здесь и по сей день отмечают национальный праздник Сурхури. Он отмечается в канун православных святок и приходится как раз на празднование Рождества.

В прежние времена девки гадали на овцах: заходили в темный хлев и хватали за ногу кого придется. Если баран — выйдет замуж. Однако сейчас в Новолетниках овец практически не осталось, поэтому это гадание кануло в Лету. По крайне мере, пока. А вот колядки практически не отличаются от русских. Приходя в гости, колядуюшие восхваляют Бога, благодарят за урожай и желают хозяевам благополучия и процветания. Летние праздники чаще всего в Новолетнике отмечают на берегу реки в национальных нарядах. Поют старинные песни, которые теплом разливаются в груди представителей чувашского народа.

  • Национальное блюдо

Готовится шурпа по-чувашски не быстро, поскольку баранина требует длительной варки.

Однако в целом суп достаточно прост в приготовлении. Его можно даже подавать к праздничному обеду — очень ароматно и красиво выглядит. 

Для блюда понадобится: баранина — 500—600 граммов, лук — 3—5 штук, морковь — 1—2 штуки, картофель — 3 штуки, перец болгарский — 2 штуки, перец горький — 1 штука, помидоры — 2 штуки, приправа и соль по вкусу. 

Для начала нужно отварить мясо. Затем нарезать крупно картофель, а остальные овощи — полукольцами. В бульон с мясом положить картошку и морковь. Когда эти овощи наполовину сварятся, добавить все остальное. Когда картошка полностью приготовится, снять с огня и дать шурпе настояться 5—10 минут. Вот и все, ароматный суп готов!

Загрузка...