Новое сердце для Вики

Первым ребенком в России, который получил квоту на пересадку сердца в Индии, стала 12-летняя иркутянка Виктория Иванова

 Два года девочка медленно угасала из-за редкой болезни: рестриктивная кардиомиопатия у Вики Ивановой развилась после обычной ОРВИ. Минздрав России слишком долго искал подходящую клинику, тем временем сердце у сибирячки останавливалось уже по нескольку раз за ночь. Ситуация усугублялась тем, что подобные операции в России не проводятся, а за рубежом стоят огромных денег. Когда надежды почти не осталось, случилось практически чудо: иркутская журналистка Алена Корк во время медиафорума в Санкт-Петербурге смогла прорваться к президенту России Владимиру Путину, рассказала о ситуации и попросила о помощи. Спустя пару недель Вика с мамой уже летели в индийский госпиталь за новым сердцем, 8 сентября хирурги провели успешную операцию. Сейчас девочка ходит, улыбается и готова вернуться к нормальной жизни. 

Вне закона 

 Впервые Вике стало плохо два года назад, с подозрением на аппендицит она попала на обследование. Врачи обнаружили, что у ребенка увеличена печень, дальнейшие анализы показали сердечную недостаточность и необходимость трансплантировать самый важный орган. Проблема в том, что в России запрещена пересадка детских легких и сердца, порядок констатации смерти головного мозга у детей вступит в законную силу лишь с января 2016 года. Но и «легальных» органов можно не дождаться: в России отсутствует практика донорства, плюс недоверие к отечественной медицине и ТВ — страшилки о «черных» хирургах.

Уровень трансплантологии далеко позади западного: специализированные центры работают в 22 субъектах РФ, но по обеспеченности населения ими мы отстаем от Западной Европы и США в 2—3 раза. На конференции «Московская трансплантология» было озвучено: в нашей стране лишь каждый 10-й нуждающийся получает орган.  В России проводится около 1,3 тысячи трансплантаций ежегодно, что составляет 3,5 операции на миллион населения. В Европе этот показатель составляет от 40 до 65. И у нас пересаживают только взрослые органы, такое сердце может принять человек весом от 40 килограммов. У истощенной Вики было всего 24...

Минздрав должен был отправить иркутянку в заграничную клинику, но как работает отечественная система здравоохранения — никому объяснять не нужно, и экстренные ситуации, когда счет идет на дни, не исключение.

Для Вики очень долго не могли найти клинику. Итальянские врачи отказали по телефону: «У нас своих хватает». На вопрос «Сколько нам ждать?» в Минздраве ссылались на свои регламенты, положенные по закону 92 рабочих дня на проработку каждой клиники, а время шло и было отнюдь не на стороне больной.

Благотворительные фонды не могли профинансировать лечение, так как Минздрав не давал официального отказа, при этом сам тянул время, которого у Вики практически не было.

В итоге могло сложиться по статистике, согласно которой в течение двух лет с момента появления первых симптомов умирает примерно половина больных рестриктивной кардиомиопатией.

…В сентябре 2014 года Вике стало хуже, сердце, работавшее к тому моменту только на 39 процентов, начало отказывать, иногда по нескольку раз за ночь. Спасал кардиостимулятор. Мать дежурила у постели ребенка, надежды дождаться квоты оставалось все меньше. Было решено найти клинику самостоятельно, без проволочек. Согласившийся принять Вику индийский госпиталь Fortis («Фортис») не одобрил Минздрав, который до сих пор работал только с европейскими клиниками.

Ребенок умирает! 

 Выход оставался один — самим собрать почти 200 000 долларов на жизненно необходимую операцию.

Семье, в которой работает только папа-инженер, невозможно собрать такую сумму, даже если продать все, что есть. Поэтому родители обратились в социальные сети. Сейчас многие готовы помогать нуждающимся, особенно если речь идет о жизни ребенка. Но на этот раз клич среди прочих услышала корреспондент «Восточно-Сибирской правды» Алена Корк, как она сама себя называет — человек прямого действия.

— В феврале я впервые увидела в соцсетях объявление о том, что девочке из Иркутска требуется трансплантация сердца, тут же позвонила маме Вики и на следующий же день была у нее.

Про Вику написали в газетах, сообщили по телевидению, о проблеме узнали сотни тысяч людей, но Алена сумела сообщить о беде президенту России Владимиру Путину.

 — На медиафоруме фонда «Правда и справедливость» в Санкт-Петербурге планировалась встреча представителей российских СМИ с президентом, я заготовила вопрос о детской трансплантологии, о том, что многие умирают, так и не дождавшись своей очереди. Хотела попросить Владимира Владимировича о новом сердце для нашей Вики, — рассказывает Алена. — На встрече тянула руку, но коллег, желавших задать вопрос, оказалось слишком много, и каждый рассказывал о важных и острых проблемах. Так очередь до меня и не дошла.

Тогда журналистка встала у двери, и, когда Владимир Владимирович в сопровождении охраны уже уходил, все мысли, молитвы, всю свою решимость она вложила в ключевые слова: «Умирает ребенок!»
Президент остановился, обернулся, попросил контакты семьи. И уже через несколько часов Юле Ивановой позвонили из администрации президента, а на следующий день Минздрав заключил договор с индийским госпиталем «Фортис». В мае Вика с мамой уехали в город Ченнай, где после обследования в госпитале поселились в отеле в ожидании подходящего сердца.

Родилась заново 

Жаркая Индия приняла сибирячку как свою. Во многих странах отказываются оперировать иностранцев, в Европе ждать органов можно годами из-за низкой детской смертности. Еще до приезда в Индию об Ивановых написали местные СМИ: Вика оказалась вторым ребенком из России, которому провели трансплантацию сердца, и первым — по квоте Минздрава. Можно сказать, Вика проложила дорогу для россиян в клиники Индии, с Fortis теперь будут сотрудничать Минздрав и ряд благотворительных фондов.

Три с половиной месяца Вика ждала орган, идеально подходящий ей. Восьмого сентября сан­авиацией в госпиталь доставили то самое сердце, чтобы спасти девочке жизнь, оно пролетело 360 километров. Донором стал 23-летний парень, разбившийся на мотоцикле. Он не надел шлем и во время падения получил смертельную черепно-мозговую травму. Родственники решили передать орган нуждающемуся человеку.

Сложнейшая операция продолжалась три часа, но после девочка будто родилась заново: ноги Вики, до которых больное сердце еле доносило кровь, вновь стали теплыми, больше нет вечной усталости, глаза ребенка заблестели — впереди у нее нормальная жизнь! Девочка вернется в школу, к друзьям, учителям, снова сможет радоваться прогулкам.

— Теперь у нас второй день рождения. Индия навсегда в нашем сердце! Вика чувствует себя хорошо, — сообщила Юля Иванова по телефону. — Все, что происходит с ней каждый день, иначе как чудом не назовешь. Сегодня седьмой день после операции, она вовсю ходит, ей хочется прыгать, она не чувствует усталости. Для дочери действительно началась новая жизнь.

Часть собранных в соцсетях средств, три миллиона рублей, Ивановы передали мальчику из Ангарска, которому предстоит операция на сердце в Германии: у мальчика отсутствует левая половина этого органа, а оставшиеся полтора миллиона пойдут на реабилитацию Вики. Еще два месяца девочка будет в Индии под наблюдением врачей, после ей предстоит пожизненная иммуносупрессия. Но главное — девочка жива! В Индии не только делают операции на сердце, но и лечат многие другие серьезные заболевания, причем на порядок дешевле, чем в Европе, но на таком же высоком уровне. Скольким еще детям они помогут теперь, когда Минздрав открыл для россиян это направление!

 — При нас сюда санавиацией привезли девочку из Казахстана, которая находилась практически при смерти, ей также сделали пересадку. Я видела ее вчера — она сама поднималась на четвертый этаж, — рассказала Юля Иванова интернет-изданию gazeta.ru. — Из Казахстана в Индию на трансплантацию по квоте Минздрава присылают трех-четырех детей в месяц. Мы были первыми, надеюсь, после нас поступят и другие дети из России, кому по квоте сделают пересадку, а значит и спасут жизнь. 

Метки: Жизнь, Иркутск

Иллюстрации: 

С середины мая Вика с мамой жили в отеле индийского города Ченнай, где находится госпиталь
С середины мая Вика с мамой жили в отеле индийского города Ченнай, где находится госпиталь
«Фортис»  является одним из крупнейших медицинских центров Индии, в год здесь проводят до 50 000 операций
«Фортис»  является одним из крупнейших медицинских центров Индии, в год здесь проводят до 50 000 операций
Вика Иванова два года не могла ходить в школу, гулять и играть  с друзьями из-за болезни сердца
Вика Иванова два года не могла ходить в школу, гулять и играть с друзьями из-за болезни сердца
baikalpress_id:  108 912