Ночной ас Иван Бровкин

Таких людей, как иркутянин Иван Алексеевич Бровкин, сегодня нечасто встретишь. Дело даже не в том, что годы идут и фронтовиков становится все меньше.

Поражают невероятная закалка, благородство и бодрость духа Ивана Алексеевича — наверное, эти качества даны ему свыше. Несмотря на преклонный возраст, ветеран покоряет тонким чувством юмора, интеллигентностью и душевным теплом.

Когда счастье — быть невидимым

— У моих родителей было четыре дочки и четверо сыновей, — рассказывает Иван Алексеевич. — В то время как мои братья больше похожи на отца (а он крепкий мужчина был, вот как русский богатырь Поддубный!), то я пошел в мать. И полностью оправдал народную примету: говорят, если сын похож на мать, то будет счастливым. По жизни мне всегда везло, на фронте даже ни разу ранен не был, за это однополчане дали прозвище — Счастливчик.

Родился Иван Бровкин в 1923 году в деревне Ахтырка Новосибирской области. У его родителей было 8 детей. Сами они были колхозниками, а вот Иван всегда мечтал стать художником. Поэтому в июне 41-го приехал в Иркутск поступать в художественное училище.

— Приехал, а через два дня началась война, — вспоминает он. — И тут старший брат, который служил в НКВД, мне и говорит: «Иван, хочешь быть летчиком?» А это элитные войска, туда не каждого принимали! Я же комиссию прошел без проблем — в этом и брат помог, и здоровье не подкачало. Я ведь никогда в жизни не курил и не пил, даже на фронте…

Через два месяца после зачисления в 83-ю учебную эскадрилью ГМФ в Черемхово Ивана Бровкина отправляют в Москву, оттуда — в Чебоксары, в 14-ю авиашколу ночных бомбардировщиков. Первого мая 1943 года сибиряк получает звание младшего лейтенанта, а в июне его направляют на 3-й Украинский фронт — в 17-ю воздушную армию, 370-й авиаполк ночных бомбардировщиков. Летал он на самолетах По-2 — «кукурузниках», как их прозвали в народе. Днем они были уязвимы, и их легко сбивали, зато ночью они становились настоящим кошмаром для противника.

Свой первый боевой вылет Иван Алексеевич помнит так отчетливо, словно это было вчера. Шел 1943 год. Началось сражение на Курской дуге.

— В первые дни Курской битвы на земле и в небе стоял кромешный ад, нашим маленьким По-2 и соваться нельзя было, поэтому нас держали в резерве, — продолжает ветеран. — Когда же фашисты были отброшены от своих укрепленных позиций, настал наш черед. Перед нами была поставлена задача — бомбить, уничтожать окопы фрицев, не дать врагу возможности закрепиться на новых рубежах.

Ночью самолет оторвался от полосы, набрав высоту 1000 метров, пересек линию фронта. За немецкими окопами в роще показались силуэты немецких танков и тягачей. Из вражеских блиндажей просачивались полосы света — это была та самая цель, на которую требовалось сбросить бомбы. Сбавив обороты и резко снизив высоту, до 100 метров, Иван выполнил бомбометание. Из четырех бомб одна угодила в танк, другая — в цистерну с бензином. Советский летчик сразу же поднялся в небо и скрылся.

— Самое главное было не попасть в лучи прожекторов, — вспоминает Иван Алексеевич. — Позже во время боевых вылетов часто по мне и зенитки лупили, и «мессеры» за мной охотились, но от них я уходил, хоть и возвращался с пробоинами. Да и от лучей мне удавалось скрыться, хотя в темноте это очень непросто.

Искусство и красота души

В перерывах между боевыми вылетами Бровкин рисовал самолеты, боевых товарищей. Фотографа тогда в части не было, и его рисунки солдаты отправляли домой, своим родным. И сегодня, вполне вероятно, его портреты хранятся по всей стране в разных семьях — как память о погибших на войне дедах.

— Однажды меня вызвали в штаб и приказали рисовать самого товарища Сталина, — с улыбкой продолжает вспоминать Иван Алексеевич . — Испытание по тем суровым временам не для слабонервных. Попробуй карикатуру какую сотвори — тут же расстреляют! В общем, взял я крохотную фотографию Иосифа Виссарионовича, два часа корпел,
а потом отдал майору. Тот дал восторженную оценку: «Как напечатал!»

Портрет вырезали и поместили в иконостас — другой рамки под рукой не нашлось. Рядом висело знамя полка: более высокой оценки своей работы Иван не видел.

Еще сибиряк превосходно играл на гармошке и балалайке, чему научился сам. А во время войны еще и аккордеон освоил.

— На месяц каждому бойцу по 20 пачек сигарет полагалось, — говорит. — А я ведь не курил! Вот и выменял свои сигареты на аккордеон. С тех пор влюбился в этот инструмент. В молодые годы играл на различных праздничных вечерах и в тесном кругу друзей, да и сейчас нередко беру его в руки.

Заканчивал свой боевой путь Иван Алексеевич в Австрии, пройдя с однополчанами Югославию, Болгарию, Сербию. Кстати, в Сербии молодой лейтенант и получил самую значительную свою награду — орден Красной Звезды. А еще он награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За освобождение Белграда», «За победу над Германией», «За доблестный труд».

После демобилизации в 1947 году, хотя командование предлагало Ивану Бровкину остаться в армии и нести службу дальше, желание стать художником взяло верх, и он вернулся в Иркутск, где осуществил давнюю мечту — поступил в художественное училище.

В 1952 году Ивана Бровкина направляют преподавателем изо в иркутское педагогическое училище № 1, и в его трудовой книжке появляется первая и единственная запись о трудоустройстве. Там же молодой педагог познакомился со своей будущей супругой Екатериной Александровной Паланской, с которой бок о бок проработал в стенах училища 30 лет.
Супруги прожили вместе душа в душу 52 года, у них родилось две сыновей. К сожалению, Екатерины Александровны не стало 10 лет назад. Однако Ивана Алексеевича продолжают радовать четверо внуков и семеро правнуков.

Художник жизни

После выхода на экраны в 1955 году фильма «Солдат Иван Бровкин» окружающие стали обращать внимание на фамилию иркутянина. А он посмеивался — мол, портрет киношного героя писали с него: такой же непутевый, еще и внешне похож.

Больше 30 лет иркутянин вел занятия по изобразительному искусству, активно занимался журналистской деятельностью. В 1971 году Иван Алексеевич заочно окончил отделение журналистики ИГУ, на страницах газет поднимал острые вопросы, в том числе по сохранению озера Байкал.

Сейчас, в свои 92 года, ветеран по-прежнему ведет активный образ жизни. Летом рисует на даче, зимой — в городской квартире. Сколько за всю жизнь написал картин, ветеран войны уже и не знает, потому дарит работы близким и знакомым.

В этом году, 9 Мая, на параде в честь Победы, Иван Алексеевич будет выступать с трибуны. Моложавый, стройный, энергичный — он опровергает все представления о возрасте. Тот факт, что он всегда выглядел моложе своих лет, сам Иван Алексеевич объясняет просто: не пил, не курил, к окружающим относился исключительно доброжелательно.

О конструкторе Николае Поликарпове

Николай Поликарпов родился в 1892 году в семье сельского священника.

В ноябре 1929 года Поликарпов был арестован ОГПУ по обвинению в «участии в контрреволюционной вредительской организации» и без суда приговорен к смертной казни. После двух месяцев ожидания исполнения приговора в декабре того же года его направляют в «шарашку» — Особое конструкторское бюро (ЦКБ-39 ОГПУ). Здесь совместно с Д.П.Григоровичем и другими конструкторами в 1930 году Поликарпов разработал истребитель И-5, который находился на вооружении более 9 лет. В 1931 году коллегия ОГПУ приговорила Поликарпова к 10 годам лагерей, но после удачного показа Сталину И-5 было решено считать приговор условным.

Самолеты до войны называли не по именам главных конструкторов, а давали им серийные обозначения: разведчик Р-1, тяжелый бомбардировщик ТБ-3, истребитель И-16. В 20-е годы Поликарповым были созданы первый отечественный истребитель И-1 (Ил-400), разведчик Р-1, известный по участию в спасении челюскинцев, истребитель И-3, разведчик Р-5 и знаменитый У-2, и именно благодаря им конструктор снискал славу.

Поликарпов умер в 1944 году в возрасте 52 лет, от рака желудка. Болезнь спровоцировали переживания после того, как Сталин не принял истребитель Поликарпова И-185, по сумме характеристик в опытных образцах превосходивший все серийные советские и иностранные поршневые истребители тех лет.

baikalpress_id:  104 830