Николай Криворучко: история о добром хлебопашце

Фермер из Аларского района свободное время посвятил строительству православного храма

Разговорить фермера Николая Криворучко — задача не из простых. На все вопросы Николай Степанович молчит, ведет внутренний диалог, после которого ухмыляется в усы и отвечает: «Работаем как все, что тут рассказывать». Между тем хвалиться, и вполне, между прочим, заслуженно, при другом складе характера этот аграрий мог бы довольно долго. Слава по Аларскому району про него идет добрая. «Этот человек действительно начал с нуля. Работает без кредитов. Рассчитывает только на свои силы и средства. Нет у него никаких долгов и просрочек, а есть только увеличение посевных площадей и поголовья», — рассказывает о Криворучко начальник отдела сельского хозяйства Аларского района Петр Жабоедов.

Урожай. Пока без прогнозов

Начинал Николай Степанович в нулевых. В 2002 году оформился как индивидуальный предприниматель. Поставил мельницу. Пока не было своего зерна, закупал его в районе, молол и продавал. А затем начал производить пшеницу.

— Моя мельница стояла в Кутулике, а потом, когда я остался без помещения, стал думать, куда ее переставить. Решил переезжать на территорию бывшего птичника. Ну а раз взялся, то взялся. Начал сеять понемногу, арендовать паевые земли, потом расширился, — говорит Николай Криворучко.

Расширился Николай Степанович внушительно. Посевные площади забитуйского фермера весной составили 2000 га. Завел стадо, поголовье которого уже достигло ста голов. В этом году Криворучко взял под свое крыло разорившееся хозяйство в деревне Заречное. Урожай у фермера хороший. В целом с гектара убирают больше двадцати центнеров. Но точных цифр аграрий пока не называет.

— Все покажут цифры в амбаре. Понятно, что итог будет лучше, чем в прошлом году, когда из-за засухи убирали всего по 10 центнеров с гектара. Но предсказывать не хочу, а то предскажешь — и снег пойдет или еще беда какая приключится, — упрямо вздыхает фермер.

Не склонен к прогнозам и начальник районного отдела сельского хозяйства.

— Всего в районе посажено 45 622 га зерновых, плюс 5118 га рапса. Сейчас убирать начали только крупные хозяйства, в которых есть техника, развита культура земледелия. Поэтому пока общие показатели радуют. Но скоро к работам приступят мелкотоварные фермы. Вот там цифры будут поменьше. Все дело в технике, которая изнашивается быстрее, чем люди успевают ее покупать. Лизинг нужно вводить для всех категорий сельхозпроизводителей. Может, тогда будет немного легче, — говорит начальник отдела сель- ского хозяйства Аларского района.

В хозяйстве Криворучко уборочная уже идет. Но о новой технике мечтают и здесь. В следующем году Николай Степанович планирует взять в лизинг комбайн. Хотелось бы поучаствовать и в инвестиционных программах, но на решение всех задач не хватает времени.

— Солнце и то не везде светить успевает. Все будем делать, но постепенно, — говорит он. — Опыт участия в государственных программах есть, но на это нужно время, а его не всегда хватает. То одно, то другое.

Проблемы, как и у всех, кто занимается зерном, у Криворучко не заканчиваются с уборочной. Урожай нужно выгодно продать, а если он хорош, то цены на пшеницу начинают стремительно падать.

— Государство должно регулировать цены на зерно. Слышал, что хотят ввести контроль на практике. На эту тему много споров. Мое мнение таково, что это тот случай, что чем быстрее власти вмешаются, тем лучше. Ведь получается, что когда зерна нет, то оно стоит дорого, а когда есть, то отдаем за бесценок. Если бы государство скупало пшеницу у частников, а потом перераспределяло по своим ценам, то было бы проще работать. Процесс был бы предсказуемым, можно было бы строить планы.

Пока же сбытом приходится полностью заниматься самостоятельно. Фермер не жалуется — постоянных покупателей хватает. Пшеница получается качественная. Круглый год в хозяйстве работает пекарня, хлеб поступает в местные магазины.

Вымирающий вид труженика

Основную опору Криворучко всегда видел не в субсидиях, а в людях. Это благодаря им удается получать кондиционное зерно. Сейчас постоянный штат в хозяйстве — 12 человек. Это костяк предприятия. Во время посевной и уборочной к ним присоединяются разнорабочие. Вот уже несколько лет хорошую помощь оказывают студенты-практиканты. В этом году приехал будущий инженер-механик Ярослав Зайцев.

— В нашем студенческом отряде было семь человек. Заявка пришла из Аларского района. Я попал сюда и очень доволен. Условия хорошие. Есть и баня, и столовая. Я, нужно отметить, горожанин, всю жизнь в Иркутске прожил. Но каждое лето обязательно ездил в Залари к деду. Там и пристрастился к труду на земле. Так что практика для меня не каторга, а обычное дело, — говорит Ярослав.

— Не нужно иллюзий питать, что студенты после получения диплома валом повалят в сельские районы. Скорее всего, останутся в городе, они ведь могут в любой мастерской неплохо зарабатывать. Но, во-первых, попахать на поле хоть раз в жизни нужно каждому мужчине, а во-вторых, если даже одного человека затянет в село, то это уже будет результат, — считает Николай Степанович.

Среди тех, кого затянуло, — Виктор Галинов. Мужчина устроился на мельницу несколько лет назад. Хозяйство помогло ему вступить в программу «Молодая семья», по которой мельник получил помощь на строительство дома. Хозяйство же помогло поставить сам дом. Естественно, увольняться Виктор не собирается. В числе, как сказали бы в советское время, передовых работников и Ольга Андрюхина. На ней питание всех сотрудников. Обед, ужин, паужин — горячее в сезон доставляют ночью в термосах прямо на поле.

— Люди работают разные. Всякие случаи бывают. Чего греха таить, пьют сейчас в деревнях много. Тружеников почти не осталось. Поэтому тех, кто есть, стараемся поощрять и беречь особо, — говорить фермер.

Дом для души

Но не одной работой живут в хозяйстве Криворучко. Чтобы чувствовать почву под ногами, должно быть у человека дело для души. Четыре года назад Николай Степанович задумал построить в селе церковь. Его начинание поддержали глава муниципального образования Сергей Павленко, работники хозяйства. В центре Забитуя была выделена земля под строительство. Вскоре появились и фундамент, и сруб, над которым работали сообща.

— Церковь в селе когда-то стояла, но это было так давно, что даже старожилы ее не видели, — говорит Николай Криворучко. — На решение поставить храм повлиял мой отец. Он был человеком верующим. Последние годы жизни провел в монастыре. Думаю, что вера нужна человеку, жить с ней легче. Так что пусть после меня в Забитуе останется что-то на самом деле хорошее.

Церковь еще строится. Процесс не такой быстрый, как хотелось бы. Все работы фермер делает на свои деньги и на средства пожертвований. Крупные суммы внесли выходец из этих мест мэр Братска Сергей Серебренников и сосед Криворучко, тоже работник аграрной отрасли, Николай Рудзис. Понемногу, кто сколько может, приносят жители села. И пусть ресурсов не так много, но уже сейчас понятно, что в ближайшее время службы в Забитуе станут реальностью.

— Осталось сделать внутреннюю отделку и облагородить территорию храма. Это важно. Потому что человек должен настраиваться на молитву еще до того, как он вошел в церковь. Хочется, чтобы было красиво, росли цветы, — говорит Николай Степанович. — В самой церкви тоже все должно быть по правилам. Я уже купил три иконы. Возможно, что-то принесут верующие. Храм будет носить имя Софрония Иркутского. Дать такое название посоветовал батюшка из Кутулика. Когда все будет закончено, он проведет освящение церкви и будет вести здесь службы. Таким образом, мечта отца будет исполнена, и моя душа будет спокойна.

  • Слово фермера

«То и дело слышу разговоры о том, как нам, жителям Иркутской области, повезло с ценами на электроэнергию. В пример такие знатоки приводят соседнюю Бурятию. Дескать, посмотрите, вот там ведь люди платят гораздо больше — и ничего, не жалуются, живут как-то. Но что мне Бурятия… Я у себя хочу жить, а не выживать. На наших реках сколько ГЭС стоит, их стоимость еще в советское время энергетики окупили, а вот люди, особенно те, кто занимается сельским хозяйством, пострадали. Климат изменился, лучшие земли затоплены. Так что цены у нас не повышать, а понижать нужно. Я, например, держу коров. Зимой плачу за электроэнергию по 50 тысяч ежемесячно. И это учтите, что я не занимаюсь молочным скотоводством, а развожу КРС на мясо. Начал бы и молоко сдавать, а возможно, и перерабатывать, но из-за стоимости электричества не рискую, знаю, что сразу разорюсь. Не открою никому Америку, если скажу, что проблем в сельском хозяйстве много. И это не только цена за свет, это и высокая стоимость ГСМ, техники, удобрений, и низкая цена зерна, по которой мы вынуждены торговать. Спасибо вот только хочу сказать президенту, что выпустил указ о том, чтобы несколько лет малый бизнес не трогали. А то отбоя не было от проверяющих. Каждый, кто приезжает, должен что-то найти, какое-нибудь нарушение. Иначе получается, что он плохо работает. Я же при таком подходе кругом виноват был. Так что хоть есть немного времени действительно делами заняться, а не проверки встречать. Всем, кто так же, как и я, трудится на земле, хочу передать через газету, чтобы не сдавались, занимались своим делом дальше. Труд, конечно, тяжелый, но мы ведь выбрали его сами. Значит, не может без этого».