Неумирающая деревня

В усольском Глубоком Логе счастливо живут 26 человек

Отправляясь на окраину Усольского района, репортерская группа «Пятницы» готовилась увидеть опустевшую деревню, в которой доживают свой век лишь два десятка одиноких стариков. Воображение рисовало брошенные пустые избы, откуда в поисках лучшей жизни выехала вся молодежь. Мы готовились делать репортаж о трудной жизни вымирающей деревни, но ожидания этой командировки не оправдались.

Попасть в Глубокий Лог оказалось несложно: сначала по Московскому тракту до поворота на поселок Белореченский, а дальше — по хорошей дороге через Сосновку, мимо Могоя и ЦДС. Асфальт и бетонка заканчиваются прямо у деревни — буквально метров за 500 до места назначения. Здесь же остаются многоквартирный панельный дом и дачные участки жителей Усолья-7, где за каменным забором расположилась секретная воинская часть. 

Глубокий Лог растянулся вдоль правого берега реки Белой, дальним своим краем он упирается в границу Усольского и Черемховского районов.

В деревне всего две улицы — 1-я Набережная и 2-я Набережная, но реальная жизнь кипит непосредственно на берегу: все, что дальше, похоже на простые огороды.

— У нас тут хорошо! Посмотрите, какая красота — река, скальник, тишина, покой, — начинает беседу первая встреченная нами пенсионерка Ольга Ворончихина. — Я год назад сюда переехала из Арансахоя. Дети в части служат, внуки частенько прибегают. У меня куры, гуси, телята есть. Арансахой тоже на реке стоит, но эта деревня в разы лучше. Здесь и больница, и школа, и детские сады, и магазины — в общем, все есть!

Ольга Михайловна перечисляет все местные блага. Например, рейсовый автобус до Усолья-Сибирского ходит 10 раз в день: при желании, 40 минут — и ты там. Только необходимости часто ездить в райцентр нет. Житейские мелочи легко можно ку- пить в магазинах соседнего поселения, как говорят местные жители, в городке.

Во время нашего диалога на улицу въехал самосвал и недалеко от нас ссыпал песчано-гравийную смесь. Из калитки соседней усадьбы вышел мужчина и начал раскидывать ее, выравнивая подъезд к своему дому. С обратной стороны улицы мужчины носили куда-то доски.

В общем, уже через пять минут стало ясно: мы приехали не туда, куда собирались — ни о каком запустении и заброшенности в Глубоком Логе речи не идет.

— Сколько здесь стоит дом? Да кто его знает. Домов пустующих тут нет, и объявлений о продаже не увидишь. Если кто и уезжает, то усадьбу сразу же кто-нибудь из знакомых перекупает, — говорит, отставив лопату, Игорь Иванович Бушин. — Я сам тут с 2000 года, с женой переехали ближе к дочке. Они с зятем в городке живут, в части служат — военные. Отдаленности нашей деревни я не ощущаю. Вот вы говорите — 26 человек прописаны, а я и не знал — тут всегда люди, всегда какое-то движение. Не как в городе, конечно, но и не вымирающая деревня.

При желании, по словам местных, здесь всегда можно найти работу — ведь совсем рядом поселок Усолье-7, или, как его еще называют, ЦДС (центр дальней космической связи). За КПП — воинская часть, а рядом — городок для офицеров и гражданских жителей, здесь же дачные участки. Глубокий Лог отделен от городка и ЦДС скорее номинально, чем территориально, а первая линия у Белой — место и вовсе завидное: с прямым выходом к воде, живописными видами и полным ощущением загородной жизни.

Братья Анатолий и Валерий Первовласенко живут в Глубоком Логе почти с рождения. Здесь ходили в школу, отсюда пошли на службу в армию, тут женились и растили своих детей.

— У нас на том берегу был известковый завод — промартель, там наши родители работали. А потом, когда воинская часть появилась, взрывать породу запретили, и завод захирел. Теперь частники работают. А вот деревня не изменилась почти — сколько домов было в нашем детстве, столько и осталось, даже парочка прибавилась! Тут все хотят дом на бережке иметь, поэтому ни одна усадьба не стоит брошенной — у каждой хозяин есть, все прибрано. Прописано мало народу, мы тут как будто на даче в родительском доме — сами в городке живем, в части этой служили, а теперь военные пенсионеры.

Скорая помощь к местным жителям приезжает из Мишелевки или Белореченского, однако случалось, что женщины рожали и дома, и в местной больнице. При этом никто на медиков не жалуется — люди здесь незлобивые.

Белая в Глубоком Логе полна разной рыбы — лови, пожалуйста. Пологий правый берег отсыпан мелкой галькой, противоположная сторона — высокий скальник с естественными пещерами и зеленым покровом.

Подтопления случались, но на памяти братьев Первовласенко было это лишь однажды, то есть раз почти за 60 лет. Напротив почти каждой усадьбы здесь построены беседки, устроены лестницы к воде, оборудованы спуски для лодок.

— Ошиблись вы! Насчет вымирающей деревни — это не к нам, — хохочут братья. — К нам вы лучше отдыхать приезжайте, красотой любоваться, рыбачить и загорать.

Загрузка...