Несмотря на аварийное состояние бывшего общежития ИВВАИУ, туда самовольно вселяются новые жильцы

Об аварийном общежитии,  расположенном на территории бывшего авиационного училища, наша газета рассказывала неоднократно.

Три верхних этажа здания давно обесточены и разморожены, жизнь теплится только на первых двух. Каждый год жильцам приходится с боем добиваться отопления, несколько лет в их подвале фонтаном бьет вода... Общежитие принадлежит Министерству обороны, его обслуживанием занимается управляющая компания «Славянка», работой которой жильцы не удовлетворены категорически. Проблемы общежития усугубляются год от года, но бывших иватушников, живущих под шаткими бетонными перекрытиями, никто не слышит.

Наш визит в многострадальную общагу традиционно начинается с экскурсии. О том, что в здании протекает крыша, красноречиво свидетельствуют ледяные сталактиты. О том, что здесь нарушена вентиляция, — заросшие льдом стены и диковинные комнаты, от пола до потолка покрытые снежными кристаллами. Представитель инициативной группы Екатерина Пенькова просит нас сфотографировать ползущие по стенам трещины и остальную разруху. Жильцы намерены приложить фото к жалобе, которую отправят в Генеральную, областную и военную прокуратуры.

С тех пор как 6 лет назад было ликвидировано ИВВАИУ, началась история упадка военного общежития. Его жильцы обошли, и не по одному кругу, кажется, все возможные инстанции. Где-то им давали надежду, где-то откровенно хамили. В администрации Октябрьского округа Екатерине Пеньковой, моложавой, бойкой женщине на пенсии, сказали: «Что вы все сюда ходите, вы же отработанный материал!»

Мы идем вдоль мрачных коридоров. Где-то еще сохранились стены с чистыми обоями — напоминание о прошлом. По словам еще одного представителя инициативной группы, Юрия Чуприна, сейчас третий, четвертый и пятый этажи, где бомжи почему-то с особым усердием бьют окна, напоминают Чернобыль, дети играют тут в Сталкера. Разграбление ведется каждый день — вот, например, кто-то снял с петель и приготовил на вынос железные двери. В подъездах и квартирах окна не только бьются, но и вываливаются вместе с блоками, из-за высокой влажности и перепада температур крошатся стены, влага разъедает швы здания.

Стены в некоторых комнатах окрашены в черно-белый горошек, но это не краска и не обои, это грибок. По словам жильцов, у их гостей, особенно пожилых, в общежитии начинает першить в горле и чешутся глаза. А маленькие жильцы становятся астматиками.

— В семьях много ребятишек, — говорит Екатерина Пенькова, — есть беременные. Живем в страшных условиях, это все понимают. Но что ж поделаешь, и в войну рожали.

— Мы живем здесь на основании договора социального найма, — рассказывает Юрий Чуприн. — Всего нас здесь 7 семей из бывших работников училища. Когда оно работало, все казалось вечным. Потом все, кто мог отсюда уйти, ушли. Остались те, кому идти некуда и не на что.  

То ли из СМИ, то ли от своих друзей и знакомых об общежитии с большим числом пустующих комнат прознали граждане и начали активно заселять аварийное здание. Старожилы общежития едва ли не каждый день встречают в коридорах новые лица. Только с начала этого года в общагу вселились 4—5 семей.

— Ко мне обращались военные, хотели вселить родственников, спрашивали: «Юра, ты здесь командуешь, дай нам разрешение», — вспоминает Юрий. — А какое я могу дать разрешение, если я обычный жилец? Да и зачем сюда заселяться, тратить деньги на ремонт? Каждый год нас пугают, что не дадут отопления, каждую осень я начинаю бегать, писать, жаловаться. А соседи-самовселенцы только спрашивают: «Ну что, Юра, нам квартиру искать или все-таки дадут отопление?»

С самовселенцами законные жильцы не ладят.

—  Рядом с нашим и соседним общежитием никто не убирается. В прошлом году организовали субботник с женой, с помощью депутата Владимира Новожилова удалось получить инструмент, мешки, перчатки. Из новых жильцов не вышел ни один человек. Мы скинулись на краску, покрасили лавочки, отремонтировали детскую песочницу, песок привезли. Самовселенцы вышли «принимать работу» с пивом.

Еще одна причина нелюбви старожилов к новым соседям — дополнительная нагрузка на проводку.

— В правом крыле почти не было жилых комнат, там отопления нет, там все переморожено, — рассказывает Екатерина Пенькова. —  Сейчас в этих комнатах горит свет, а значит, там живут люди. Они обогреваются за счет электричества, и проводка не выдерживает такой нагрузки. У нас уже раз шесть возникали пожары.

— Когда будете писать про нас статью, назовите ее «Спас на крови» —  на крови и костях бывших сотрудников ИВВАИУ, — говорит Екатерина.

— У нас все решают, где построить храм. Завалится наше здание, и можно будет построить храм на месте немой общаги, — горько шутит Юрий. —  Нас никто не слышит 6 лет.

За годы обращений жильцы собрали толстую папку бумаг: вот судебное решение, что здание имеет признаки аварийности, существует угроза обрушения железобетонных конструкций, оголена арматура; вот еще одно решение суда — Министерство обороны должно поставить здание на капитальный ремонт. Никаких движений в данном направлении жильцы так и не ощутили.

— Когда несколько лет назад мы  начали борьбу, прокуратура встала на нашу строну: «Вы правы, не могут с вами так поступить, согласно закону не имеют права выгнать вас на улицу без предоставления жилья», — рассказывает Екатерина. —  С течением времени мы поняли, что никто не хочет вникать в нашу проблему. Через газету мы хотели бы обратиться к губернатору Иркутской области Сергею Ерощенко с просьбой принять нас.

— В свое время мы пытались записаться на прием к губернатору Мезенцеву, — вспоминает Юрий. — Записали меня на август, я все ждал вызова, в начале сентября пришел к ним. Мне дают какие-то бумажки. У нас и так этих бумажек уйма. На прием к губернатору так и не пустили.

Во время недавнего визита в Иркутск министр обороны Сергей Шойгу обсудил с губернатором Приангарья судьбу военных городков, в том числе жилых зданий, расположенных на территории бывшего ИВВАИУ. Тогда область озвучила желание взять их на свой баланс. Федеральные власти идею поддержали.

— Эти вопросы будут решаться совместно — и Министерством обороны, и региональным правительством, — подчеркнул губернатор Иркутской области Серей Ерощенко. — И когда мы говорим о передаче домов, мы не просто забираем их у военных, а будем создавать комфортные условия для проживания людей.

Мы решили связаться с Министерством имущественных отношений Иркутской области, чтобы узнать, на какой стадии находится процесс передачи. Нам сообщили, что свое решение о передаче общежитий должно предоставить Министерство обороны РФ — туда направлены многочисленные запросы, но ответа на них не поступает с сентября 2014 года.

В здании общежития за что ни возьмись, все находится в ужасном состоянии: в душевой выпал оконный блок, в подвале хлещет вода, которая промыла опасную яму под фундаментом. Жильцы каждый день ходят на ее осмотр и с тревогой отмечают: яма растет.

Иллюстрации: 

Екатерина Пенькова и ее соседи боятся за свою жизнь.
Екатерина Пенькова и ее соседи боятся за свою жизнь.
Жильцы с большим опасением ждут момента, когда это ледяное царство на верхних этажах начнет таять.
Жильцы с большим опасением ждут момента, когда это ледяное царство на верхних этажах начнет таять.
Загрузка...