Нешёлковый путь: экспедиция в пустыню Гоби

Представления многих о пустыне Гоби базируются преимущественно на информации из школьных учебников: песчаные барханы, караваны верблюдов под красной тарелкой солнца…

Названия знаковых объектов труднодоступной части Монголии — каньон Хэрмэн-Цав, пески Хонгорын-Элс, Нэмэгэтинская впадина — воспринимаются скорее как скороговорка. А представить цветущую пустыню возможно разве что в самых смелых фантазиях. Дикая жара, способная лишить человека рассудка, и цветы — как это может сочетаться вообще? Нехватка информации ( даже при обилии популярных программ) рождает массу мифов и легенд. Проверить часть из них решили участники Гобийской экспедицици — 2014, преодолев за две недели 4040 км.

Время и место Ч — бульвар Постышева, 25 июля, 6.30 утра. Условности в виде отчеств, должностей, званий, наград, общественных заслуг уже в первые минуты длинного пути негласно были отодвинуты в сторону. В итоге в состав американского внедорожника Ford F-150 (ничего, что в эпоху экономических санкций о вражеской технике говорю?) вошли Стас Леник, Влад Дроков, Борис Слепнев, в Слюдянке к нам присоединился Александр Леснянский, прибывший ночным поездом из Читы. Экипаж Toyota Land Cruiser Prado возглавил Константин Коренев, пассажирские сиденья занимали Татьяна и Павел Ковалевы. Еще один Cruiser — с Алексеем Панцевичем и Амиром Хабибулиным — двигался в это время со стороны Кызыла, с ним была запланирована встреча уже на территории Монголии, в Хархорине.

Первый этап пробега до приграничной Кяхты особо не оговаривался, поскольку маршрут был известен всем без исключения, поэтому мысленно обсуждался переход границы через пост Алтан-Булаг. Приключений на асфальтовой дороге, да еще на родной территории, никто не ожидал. А зря. Они начались уже в Култуке, точнее зародились.

Увлекшись возможными вариантами сценария предстоящего путешествия, мы сами не заметили, как в одну минуту переписали планы, втиснув сразу после предисловия ранее не обсуждавшуюся главу под условным названием «Топливо».

Наш пикап должен был везти дополнительную дозу горючего для дизельных крузаков, а канистры как раз предстояло заполнить в Култуке. Заправщик, увидев на фирменной емкости надпись disel, не задавая лишних вопросов, налил туда солярки, а оставшуюся залил в бак карбюраторного «Форда»!

В итоге 100 литров бензина оказались разбавлены 30 литрами дизтоплива. Как и почему это произошло, наверное, не сможет объяснить никто и никогда.

«Пи-и-и-и-и-и-и-ик! — прозвучало бы в данном месте, будь это эпизод приключенческого фильма. — Пи-и-и-и-и-и-и-ик! Я залил в бак солярку!» Стаса торкнуло на въезде в «Белый соболь», где планировался обед. Организатор мужественно взял вину на себя, хотя она лежала на всех членах экипажа, наблюдавшими за невольным экспериментом заправщика. Исключение составлял Александр Леснянский, мокнувший в это время на перроне Слюдянки.
Нам несказанно повезло в ситуации, когда казус случился в самом начале 12-дневной экспедиции. Если отталкиваться от известного изречения про небольшие неприятности, оберегающие от более крупных, то даже сложно себе представить, что могло поджидать впереди, учитывая масштаб култукского ЧП. Невольно вспомнился анекдот про грузина, заправляющего «Жигули» дизтопливом. На вопрос «Что ты заливаешь в бак?», без тени сомнения он ответил: «Нэ видиш? ДТ-дэвяносто трэтий».

Услышав неприятную новость, экипаж соседней машины единогласно решил, что это шутка, причем не самая удачная, потому что Стас славится как мастер розыгрышей. Когда выяснилось, что проблема реальная, участники экспедиции, схватившись за айфоны, айпады, прочесывая всевозможные форумы в поисках ответа, крепко задумались, как освободить от топлива 130-литровый бак американской машины. В Интернете предлагалось как вариант слить литров сорок горючей смеси, залить топливо с наиболее высоким октановым числом, например Аи-98, и ехать дальше. Народные умельцы советовали также продырявить пластиковый бак, избавившись от разбавленного бензина. Сливных трубок, горловин, клапанов в пикапе не оказалось по определению.

Инициативу проявил Павел Ковалев, забравшись под «Форд» и отцепив наудачу пару трубок, но топливо не выливалось. Решили создать в баке давление с помощью компрессора. Через несколько минут бак уже стал деформироваться, но бензосолярка не желала выливаться. Значит — срабатывал невидимый нам клапан, получивший команду от бортового компьютера. Обмануть электронику так и не удалось. Созвонившись неоднократно с мастерской в Солзане, потащили отравленный «Форд» в бокс. Любопытно, что к нашему приезду на стене появился листок: «Срочный ремонт оплачивается вдвойне!» Возможно, объявление висело и раньше, но выглядело слишком свежим. В итоге мы потеряли пять часов. Хотя, повторяю, нам повезло. Форсунки могли забиться парафином, смолами, которые содержит дизтопливо. Всю дальнейшую дорогу убегали от дождя: стоило остановиться, как начинало капать, а потом и лить. Зато ехать было относительно комфортно.

Приграничная Кяхта встретила, как и положено, пропускным пунктом. Сам город удалось разглядеть уже утром, когда открылся из гостиничного окна великолепный вид на храм в честь Воскресения Христова. Ну что сказать: со времен Троицкосавска (Савва Рагузинский основал город, который позднее объединили с Кяхтинской слободой) сохранились только храм и остатки торговых палат. Баннер на местном супермаркете о продолжении купеческих традиций сегодня выглядит как пародия.

А ведь когда-то город снабжал всю Россию, а также Европу чаем, шелком, другими товарами.

Жаль, очень жаль, что потеряли такой козырь. Могли бы сегодня вынуть его из рукава и погрозить ЕС. Любопытно, что герб Троицкосавска перекликался с Иркутским — тот же бабр с соболем в зубах; не стану пояснять почему, задам этот вопрос школьникам в следующей краеведческой викторине. В Кяхте начинались грандиозные путешествия по Азии Владимира Обручева, Николая Пржевальского. Началось здесь и наше — не такое грандиозное, но все же.

Переход границы занял четыре часа, потом переезд до Дархана. На местном оптовом рынке закупили качественные монгольские напитки, тушенку, причем одну банку съели, не отходя от прилавка. В местной кафешке потеряли ровно два часа, ожидая, пока приготовится суп с бараньими ребрышками. Не знаю, может, отара не вовремя отошла от городка и повара долго искали кандидата на первое… Но в итоге божественный вкус незатейливого блюда заставил забыть неприятное чувство долгого ожидания.

Самыми опытными в нашем экипаже были, безусловно, Стас и Александр. Леник четыре года назад участвовал а в подобном автопоходе, а Леснянский в 2007 году в составе команды Gobikе совершил на велосипеде 24-дневный переход по пустыне, установив рекорд и невиданную планку для других экстремалов. Трек для навигатора, прописанный велосипедистами много лет назад, пригодился как нельзя кстати.
 В наши планы не входил Улан-Батор, столицу Монголии мы планировали посетить на обратном пути, но никто точно не знал, где объезд. Однако стоило

Александру включить планшет, как из динамика донеслось:

« …через 12 километров поверните направо». Спустя несколько минут мы увидели дорожный указатель, остановили наш «Форд» и побежали фотографироваться.

Надпись гласила: «**й долоон худаг 8,5 км». И стрелочка в соответствующем направлении.

В общем, отправились мы туда, куда нас послали, то есть направо, сократив в итоге путь на 50 километров.

День клонился к вечеру, погода стояла великолепная, и, тем не менее мы решили ночевать на базе «Налгар», оттягивая начало кочевой жизни. Уже утром этот эпизод вспоминался в ином ракурсе, потому что вечером разыгралась мегагроза, монгольский Армагеддон. Ничего подобного до сих пор видеть не приходилось, даже по телевизору. Мощные грозовые разряды над Байкалом в ту ночь казались не более чем сполохами хулиганов, прикуривающих за углом.

Более часа сотни молний одновременно вспыхивали над сопками, казалось, будто где-то в небесах работала бригада сварщиков. Ураганный ветер свернул две войлочные юрты, поэтому ночь в палатках показалась бы нам слишком длинной. Остаток ночи точно пришлось бы проводить в салоне машины: какая палатка выдержит напор ветра, когда сложились юрты!

Мы еще долго пересказывали бы друг другу, как мальчишки — сеанс шпионского кино, ночное представление, не повстречай Батцэрена, прочитавшего лекцию о текущем положении дел в Монголии.

Прекрасным русским Батцэрен овладел во время учебы в Киеве, хотя уверял, что уже 20 лет не говорил на нем.

Первым делом спросили, как переводится надпись на дорожном знаке.

— «**й долон» переводится как семь священных колодцев, связанных пуповиной с матерью Землей, и... а дальше забыл, сами додумайте, — Батцэрен вставил пару монгольских слов, а потом резко переключился на политику: — Мы ждем Путина, он что-то должен сказать нам. Знаете, почему в России нет монгольского мяса? Потому что в Москве сидит русско-бразильская мафия и не пускает. У нас много скота, и дешево.

Возможно, нас Батцэрен рассматривал в качестве ретранслятора надежд и чаяний монгольского народа. Он так быстро менял тему разговора, не дав опомниться. Впрочем, не исключено, что не хотел упускать шанс попрактиковаться.

— Поедете к югу — там живут беднее, но народ добрый. Не наливайте монголам много водки: вначале они становятся щедрыми, а потом… как это по-русски? Неадекват…

Но уже часа через два мы невольно нарушили запрет монгольского наставника.

Продолжение в следующем номере.

Иллюстрации: 

Экипажи машин, стартовавших из Иркутска (слева направо): Павел и Татьяна Ковалевы, Александр Леснянский, Константин Коренев, Станислав Леник, Борис Слепнев, Владислав Дроков
Экипажи машин, стартовавших из Иркутска (слева направо): Павел и Татьяна Ковалевы, Александр Леснянский, Константин Коренев, Станислав Леник, Борис Слепнев, Владислав Дроков
Кяхта. Храм в честь Воскресения Христова
Кяхта. Храм в честь Воскресения Христова
Батцэрен объясняет схему ценообразования монгольской недвижимости
Батцэрен объясняет схему ценообразования монгольской недвижимости
Это не просто юрты, а придорожные кафе
Это не просто юрты, а придорожные кафе
Гроза
Гроза
Материалы в тему: 

Иркутская область приготовилась к чрезвычайным ситуациям

Проект государственной программы Иркутской области «Обеспечение комплексных мер противодействия чрезвычайным ситуациям природного и техногенного характера» на период 2014-2018 годов» одобрен на заседании правительства региона 24 сентября 2013 года. По словам министра имущественных отношений Иркутско...
baikalpress_id:  97 059