Ненужные бакалавры

Почему физиков с дипломами, выпускников университета,  не хотят брать на работу

В этом году российские вузы впервые массово выпускают не специалистов, а бакалавров. Четыре года обучения, диплом, и перед ребятами стоит выбор — идти работать или поступать в магистратуру. Хотя еще не защищены дипломы, будущие выпускники физического факультета ИГУ уже сейчас в шоке: потенциальные работодатели, мягко говоря, не в восторге от диплома бакалавра, а магистратура не светит по причине мизерного количества бюджетных мест и дороговизны коммерческих. 

В 2003 году на совещании министров образования Европы Россия присоединилась к Болонской декларации о формировании единого европейского пространства высшего образования. Первые попытки ввести применение образовательных степеней бакалавра и магистра были еще в конце XX века, а с 2011 года эти степени применяются во всех вузах страны, кроме медицинских, военных и технических. Перемены, естественно, планировались с благими целями — чтобы дипломы об окончании наших вузов стали равноправными в Европе и остальном мире. По мнению Запада, двухуровневая система подготовки специалистов более адаптирована к рыночной экономике — она давно применяется в США, Англии, Канаде и даже считается определяющей в экономических успехах стран. Что получилось в России — пока непонятно.

Квалификация «бакалавр» дает общее высшее профессиональное образование, а диплом бакалавра является документом, который подтверждает завершение высшего профессионального образования. Квалификация «магистр» предполагает углубленное специализированное высшее образование.

После вуза — в техникум?

Будущие бакалавры физического факультета ИГУ, отучившись 4 года, пытались искать работу: выпускной не за горами, летом вручат диплом.

— Выбрала для себя физику, потому что специалисты нужны во многих направлениях, — рассказывает Настя Осадчая. — Учусь неплохо, считаю, что могу хорошо работать, но — негде. Узнавала насчет работы в школе — нет, нельзя учителем, потому что в дипломе будет только специальность «физика», а записи «преподаватель физики» не будет. Возможно, в какой-нибудь маленькой деревенской школе меня бы и взяли, но это не предел мечтаний. 

Я звонила на авиазавод. Мне сказали: чтобы у нас работать, вам сначала нужно отучиться в авиационном техникуме. То есть после 4 лет обучения в госуниверситете и получения знаний идти в техникум? Я уже три раза могла этот техникум окончить, если бы после 9-го класса поступила.

— А я звонила на Ангарский НПЗ, — говорит Полина Ефименко. — Не скажу, что меня были рады слышать, сказали так: вот окончите, девушка, привозите диплом, мы его посмотрим, а потом разговаривать будем.

— Физика казалась таким перспективным направлением, когда я поступал, и вуз-то сильный, — уверен Саша Легин. — Но вот что делать дальше — не знаю. 

У нас ввели новые предметы, которых не было на специалитете: «Интегральные уравнения» целый семестр, «Функциональный анализ», «Физика сплошных сред». 

А некоторые старые предметы сократили, и, мне кажется, даже преподавателям нелегко впихнуть в наши головы за 4 года то, что раньше проходили за пять.

Деньги или армия

— Я мечтал работать в сотовой компании, — признается Виктор Катков. — Мне сказали: чтобы туда попасть, нужно обязательно окончить магистратуру по радиофизике. А там только коммерческий набор, а собрать почти 90 тысяч для меня нереально. Так что — прощай, мечта, здравствуй, юность в сапогах.

— Мы вообще дети российского эксперимента, — горько шутит Настя Осадчая. — Мы все родились в 1993-м, тяжелое для страны время. У нас ввели четвертый класс в начальной школе, то есть мы первые стали учиться 11 лет. На нас отменили +1 балл на ЕГЭ. Опять же бакалавриат на нас ввели...

Еще ребята сетуют, что теории во время обучения достаточно, а вот с практикой туговато.

— Я немного не так себе все представлял, — говорит Витя. — Физик должен разбираться на практике, как и что делать. Теория — это одно, а чтобы из розетки не торкнуло — другое.

— Мы с Настей физики, а еще получаем дополнительное образование и сертификат, что можем работать в больнице на медоборудовании, — рассказывает Полина, — ремонтировать его, например, настраивать. Вот получает больница новую технику — мы ее должны отладить, чтобы никого не сжечь, врача научить работать. Но практики-то у нас не было. А как без практики, кто нас вообще к этим приборам подпустит?

Сейчас у будущих бакалавров сессия, 29-го они сдают госэкзамен, в мае — практика в лабораториях, 25 июня — защита диплома, в начале июля получат диплом. Получается, в магистратуру на бюджет готовиться некогда. А бюджетных мест всего 10 — и то по направлению «Электроника и наноэлектроника». Здесь же есть еще 5 мест коммерческих и еще по 5, тоже коммерческих, по направлениям «Физика» и «Радиофизика», стоимость обучения 85 800 руб. «Электроника и наноэлектроника» обойдутся дороже — 138 000 руб.

— Мое личное мнение — я потеряла 4 года, — говорит Настя. — Университет в этом не виноват, виновато государство.

— Европа Европой, но у нас пока по-другому, — считает Виктор. — Там знают различие, а у нас никто не знает, что это такое — бакалавр, все боятся брать на работу. Знакомые спрашивают, где я учусь, отвечаю — «О, физфак — это круто! Вы же нарасхват будете». Ага, только в армии сначала отслужу…

P. S. Мы с ребятами обменялись номерами телефонов и договорились созвониться, когда они получат дипломы. Узнать, изменилось ли что-нибудь в их жизни, нашли ли они работу. И диплом бакалавра посмотреть.

Иллюстрации: 

Первые попытки трудоустройства Алексея, Виктора, Анастасии  и Полины не увенчались успехом
Первые попытки трудоустройства Алексея, Виктора, Анастасии и Полины не увенчались успехом
baikalpress_id:  103 964