Некапитальный ремонт

Служба государственного жилищного надзора Иркутской области попросила принять меры прокурорского реагирования в отношении регионального оператора фонда капитального ремонта.

Как выяснилось, представители фонда капремонта подписывали акты о выполненных работах и оплачивали услуги подрядных организаций, в то время как сами работы выполнены не были.

Запланировано одно — сделано другое

За подробностями «Пятница» обратилась в Службу жилищного контроля Иркутской области. Напомним, в службе создан специальный отдел, который контролирует капремонт многоквартирных домов. На вопросы ответила Анастасия Алексеевна Левченко, ведущий консультант отдела по надзору за капитальным ремонтом.

— Как собиралась информация о нарушениях?

— Во-первых, были обращения от самих жителей; во-вторых, публикации в средствах массовой информации. И в-третьих, наша служба проводила плановые проверки в отношении фонда капитального ремонта. Причем проверки проводились по всем без исключения домам, в которых проводился капитальный ремонт. Таких домов, напомню, в 2015 году было 95. И в каждый приходили наши специалисты; если было необходимо, то несколько раз. Мы сравнивали соответствие объемов и видов работ, фиксировали нарушения и выдавали фонду замечания и предписания. То есть наша служба осуществляла полный контроль, как по целевому использованию денежных средств, так и на соответствие видов работ проектно-сметной документации. Всего было выявлено 328 нарушений, связанных с некачественным проведением работ.

— То есть все 95 домов в рамках краткосрочного плана 2014—2015 гг. приняты после проведения капитального ремонта и введены в эксплуатацию.

— Да.

По словам Анастасии Левченко, большинство нарушений было связано с нарушением сроков проведения работ и несоответствием объемов и видов работ. То есть в акте выполненных работ указаны одни объемы и работы, а в реальности выяснялось, что на бумаге запланировано одно, а сделано другое, или сделано частично.

— Так, была проведена проверка по северным территориям: Усть-Кут, Усть-Илимск. И везде были выявлены несоответствия. Работы, которые, согласно акту выполненных работ, были закрыты, по факту были не выполнены, либо выполнены не в полном объеме. Такие дома есть и в Иркутске, например, многоквартирный дом на Красных Мадьяр, 74; в Шелехове. По этим фактам было выдано предписание региональному оператору.

— А можно конкретнее, в чем заключались нарушения и недоделки?

— Допустим, согласно акту, в подвальном помещении предусмотрено выполнение изоляции. Мы проверяли, имеется ли она и какой объем выполнен. Замеряли даже в метрах. Также смотрели, была ли заменена запорно-регулирующая аппаратура на трубопроводах, считали, сколько конкретно единиц было заменено. Выявлены факты замены оборудования одной фирмы на другую.

— А где больше всего было выявлено нарушений?

— В Усть-Илимске, Железногорске, Усть-Куте, Ангарске, Усолье, Заларях, Свирске. Не убирался строительный мусор, работа с собственниками была организована ненадлежащим образом. Очень многие люди жаловались, что они хотели выполнить другие виды работ. Иногда подрядчикам приходилось выполнять требования собственников по тем работам, которые не были предусмотрены сметами.

— Изначально в руководстве регионального оператора утверждали, что возможность нарушений сводится к минимуму, поскольку сметы работ утверждаются собственниками. И собственники на всех этапах могут сами следить за ходом выполнения работ. И как так получилось, что собственники все подписали?

— Это вопросы к фонду капитального ремонта. Мы делаем заключение на основе тех документов, которые представляет нам региональный оператор. В том числе собственники не всегда обладают необходимыми знаниями и образованием для того, чтобы проверить в полном объеме выполнение капитального ремонта.

— А какие виды работ, которые должны выполняться в рамках текущего ремонта, были включены в акты под видом капитального?

— Например, в Усолье мы столкнулись с тем, что капитальный ремонт кровли фактически сводился к замене 36 квадратных метров кровельного покрытия. Имеется факт частичной замены трубопровода системы канализации, отмостки вместо полной. То есть все эти работы должны были быть выполнены в рамках текущего ремонта за счет средств собственников, которые они платят в управляющие компании.

— То есть приписки?

— Нет, здесь вопросы больше к планированию. По факту закрыто четыре метра трубы, за четыре метра им и заплатили. То есть приоритет по видам работ был сформирован нерационально, поэтому ремонт в некоторых домах имел признаки текущего. Эти виды работ можно было делать не за счет средств, собранных на капремонт, а за счет средств, которые идут по графе «текущий ремонт».

— Дома вместе с нарушениями сданы в эксплуатацию. И что теперь? Как и кто будет их устранять?

— По тем объектам, где выявлены нарушения, материалы направлены в прокуратуру для принятия мер прокурорского реагирования. Также мы выдали предписания региональному оператору для устранения нарушений в ближайшие сроки. Проверка выполнения предписаний по всем выявленным нарушениям начнется с 20 февраля.

— На какую сумму не были выполнены работы?

— По ориентировочным подсчетам, на сумму около 594 тыс. рублей. По всем фактам мы составили акты, направили их в фонд капитального ремонта. Сейчас фонд устраняет нарушения, согласно предписаниям нашей службы.

— А есть ли примеры добросовестного отношения? Где капитальный ремонт был проведен без нарушений?

— Конечно. Такие дома есть на территории всей Иркутской области. Например, пр. Маршала Жукова, 1, и ул. Горького, 32д, в Иркутске.

— Собран огромный массив информации по нарушениям в ходе капитального ремонта. Какие поправки, по вашему мнению, необходимо внести в законодательство, чтобы исключить нарушения?

— Много поправок уже внесено, в том числе и в закон Иркутской области, и в Жилищный кодекс. Одна из поправок касается передачи функций технического заказчика тем муниципальным образованиям, которые смогут осуществлять надзор за разработкой проектно-сметной документации на проведение капитального ремонта. Сейчас эти функции выполняет сам фонд.

— И что это позволит улучшить?

— Усилится контроль на местах. То есть муниципалитеты смогут сами составлять документы и осуществлять контроль. Речь идет о тех муниципалитетах, которые могут на себя взять функции технического заказчика. Сегодня с таким предложением вышли города Иркутск, Ангарск, Братск, Черемхово, Свирск. У них есть ресурсы и есть такие службы, которые могут взять на себя функцию технического заказчика.

  • Капремонт без конца и без края

Надо сказать, что проблемы с капитальным ремонтом возникли не только в Иркутской области. В СМИ есть информация о прокурорских проверках в Ярославской, Томской, Омской, Белгородской, Новгородской и других областях России. И везде примерно одни и те же жалобы: срыв сроков, низкое качество, замена материалов и т. д. «Пятница» попросила прокомментировать ситуацию с нарушениями при реализации программы капитального ремонта генерального директора исполнительной дирекции Союза строителей Иркутской области Сергея Савельевича Вахонина.

— Первый краткосрочный план подписал министр жилищной политики осенью 2014 года. В него вошло 25 домов в Иркутске. И эти дома были отремонтированы только к концу 2015 года. То есть за эти полтора года в Иркутске было сделано всего 25 домов. Общая сумма краткосрочного плана составляла 338 млн рублей. Из них большая часть средств была выделена из федерального бюджета. Подчеркиваю, что средств собственников было запланировано в этом краткосрочном плане всего 17 156 млн рублей. И при этом постоянные разговоры о том, что фонду не хватает денег.

По словам Сергея Вахонина, ему непонятно, почему фонд утверждал такие планы, ведь согласно программе в Иркутске ежегодно должно быть отремонтировано 170 домов. Не меньше. Причем в точно оговоренные сроки, безо всяких переносов. При этом ежемесячная плановая собираемость средств населения в Иркутске составляет около 60 млн рублей. По мнению Сергея Вахонина, на вопрос «Где эти деньги?» должны ответить соответствующие органы. Кстати говоря, в Иркутской области очень низкая собираемость взносов за капитальный ремонт — на уровне 50 процентов.

— Это провал. Мы в самом конце списка по собираемости среди российских регионов. Почему? Ответ простой: потому что фонд не работает над этим. Половина жителей вообще не платит. Но почему-то другие регионы платят. В среднем по России собираемость взносов на уровне 77%. А есть регионы, которые достигли собираемости платежей 90%. Фонд не занимается ни сбором взносов, ни разъяснениями. Общего управления капитальным ремонтом в области нет.

Что касается нарушений, которые нашел Жилищный надзор, то, по мнению Сергея Вахонина, сотрудники службы не этим должны заниматься. «Зачем ходить гвозди считать и сколько труб заменено? Это не их дело. Я не слышал, чтобы они кого-то оштрафовали, привлекли к административной ответственности, хотя такие полномочия у службы есть, вплоть до обращения в суд. Но никто из фонда не привлечен к ответственности».

По мнению эксперта, корень зла заключается в том, что все функции, начиная от планирования и заканчивая подписанием актов, доверили фонду. Но забыли о том, что фонд учредило министерство жилищной политики. Был создан попечительский совет во главе с первым замом губернатора. Они должны были контролировать, но никто ничего в этом плане не делал, кроме общественных организаций.

Поэтому, по мнению Сергея Вахонина, все те нарушения, которые нашел Жилищный надзор, это мелочи на фоне более серьезных проблем: «Разбираться надо с тем, почему планируется такой маленький объем капитального ремонта. 95 домов в год. Такими темпами мы далеко не уйдем. Любой собственник, глядя на все это, спросит себя: а зачем я буду сдавать деньги?»

Платим, а куда деваться

Мы спросили у иркутян: «Вы платите за капитальный ремонт и верите, что эти деньги пойдут по назначению?»

Римма Сергеевна:

— Плачу, обязательно, ведь это государство. Только последний месяц с меня не взяли плату, наверное, потому что исполнилось 80 лет.

Владислав:

— Плачу. Но в качестве не уверен. Сам лично наблюдал, как в соседнем доме делали капремонт: по тендеру пришла бригада таджиков — тяп-ляп и готово. Считаю, что нужно создать специальное строительное управление для этой цели, чтобы несли ответственность.

Николай:

— Я снимаю квартиру, но родители — да, платят. Верю ли я? А вы сами-то верите?

 

Надежда Владимировна:

— Конечно, сдаю деньги. А как иначе, сказали — значит надо. Насчет верю — не верю даже не знаю. Я даже не знаю, когда наш дом будут ремонтировать.

Валерий Николаевич:

— Каждый месяц платим. Обязательно. По поводу ремонта нам очень повезло со старшим по дому. Он очень внимательный и дотошный человек, сам лично проверяет все документы и качество работ. Я в нем уверен, что он нас в обиду не даст.