Нечего косить

Заготовка кормов под вопросом: часть посевов съела саранча

Природа продолжает испытывать аграриев области на прочность. Несколько лет в регионе стояла сильная засуха, пропал урожай. Зимой — морозы и падеж скота. Этим летом — нашествие вредителей. Саранча, или, как называют ее жители села, сибирская кобылка, местами начисто съела траву. Сейчас, казалось бы, пришли долгожданные дожди, зато фермерам и крупным СХП приходится приостанавливать уборку, которая едва началась. Неизвестно, чего ждать и рядовым крестьянам, большинство из которых до сих пор не рассчитались по долгам за прошлый год, а им уже надо закупать новые корма. И главный вопрос, который волнует всех, — не повторится ли тяжелая ситуация прошлого года? Ведь вторую такую зиму переживут далеко не все сельские жители…

Впервые без запасов

— У нас было Карлукское озеро, в нем рыба всегда водилась, — говорит фермер из Качугского района Василий Хмелев. — Нынче там трава растет! Засуха такая, что лужи мы увидели только в этом июле — впервые за три года! Сколько работаю — никогда так тяжко не было…

Василий Павлович Хмелев в начале 90-х был одним из первых в области, кто рискнул заняться фермерством. Сегодня КФХ Хмелева — единственное предприятие в деревне Заречной, где местные могут трудо­устроиться. Доярки, скотники, механизаторы — человек 20. Два года назад запустили свою мельницу и пекарню — тоже рабочие места. Каждое лето на сезонные работы требуется еще около тридцати человек. В семье Хмелева работают все: 16-летний сын Иван уже три года на КамАЗе силос развозит, 10-летний Миша способен и трактором управлять, и обед на бригаду строителей сварить. Старший сын Павел, супруга Елена Евгеньевна и сам Василий Павлович — профессиональные агрономы.

Хозяйство большое — около 2000 га земли, более 400 голов КРС. И оно продолжает развиваться. Хмелевы выиграли несколько грантов по разным направлениям. Основали СХК «Труженик» (его возглавил Павел), помогают частникам — закупом, сбытом, кормами. КФХ Хмелева дважды становилось лучшим хозяйством в области, имеет кубки и премии за наивысшую урожайность. Вот и на этот раз с засухой худо-бедно справились бы, но пришла новая беда.

— Просто невероятно, сколько у нас саранчи носилось — над полями живой купол стоял! — восклицает Василий Павлович. — 120 га съедено до черноты — даже убирать не будем. А ведь я протравил 550 га! Так что в нашем районе эта зима однозначно будет сложнее. Прошлой хоть запасы из страхфонда оставались, а нынче все кончилось — и зерно, и солома, и сено. Остается надеяться на силос (в этом году мы посеяли аж 200 га кормовых трав против обычных 50) да на солому от зерновых.

— Хуже всего будет простым сельчанам, — подключается к беседе супруга Елена Евгеньевна. — Я с частниками работаю, занимаюсь закупом. И знаю, что все они живут только за счет молока. Держит хозяин пять коров, например. Благодаря этому может собрать ребенка в школу, купить продукты, что-то взять в кредит. Этот год подкосил, у многих осталось по две коровы. Если и теперь такая же ситуация повторится, они будут вынуждены оставить по одной корове. Тогда даже в школу собрать детей не смогут. А своего сена уже нет, надо закупать. На какие средства? В итоге я все чаще слышу разговоры — сдаю свою корову, не выдержу больше...

Земля — не баба

Одна из причин возникшей ситуации (заметим, что проблеме уже не первый год. — Авт.) — огромное количество заброшенных полей.

— Государство выделяет нам субсидии на средства против борьбы с насекомыми, — продолжает Василий Павлович. — Однако помощь эта неэффективна. Посудите — во всем районе (а это 100 тысяч га) протравил я один! Уже через 10 дней с чужих площадей кобылки пришло ко мне в десять раз больше…

Много земли заросло сорняками. В свое время бывшим совхозникам раздали паи, которые они косят раз в год. Больше они ничего сделать не могут, даже землю заборонить, погубить личинки саранчи: нет техники.

— Урожая там нет, — говорит Василий Хмелев. — Все выродилось. У нас говорят: «Земля не баба. Бабу обманешь — она родит, а земля — нет». Чтобы что-то росло, надо работать — пахать, делать севообороты. Частники же только берут от земли, в итоге там сорняки, саранча и болезни. И все это идет к нам. При этом считается, что земля эта используется. Выкупить? Так не соглашаются! Брать их землю в аренду — тоже горький опыт. Чтобы эту землю поднять, надо с ней 3—4 года работать. Только сделаешь, а частник тут как тут — глянь-ка, все растет — такая и самому нужна.

И государство никак не вмешивается. По мнению фермера, в районе надо было объявлять режим ЧС, чтобы выделяли бесплатные ядохимикаты. Хмелев на свои 550 га затратил около 300 тысяч рублей. Откуда у рядового крестьянина такие деньги? В Заречной, например, проживает около 250 человек, работа же есть только у тех, кто работает на Хмелева, да еще в магазине и школе. При этом школу хотят закрывать…

Во многих деревнях Баяндаевского, Усть-Ордынского и Качугского районов картина еще хуже. Если в Заречной и речка есть, и водокачка, то в соседнем Аргуне еще в прошлом году скот замертво падал. Воды не хватало не только животным, но и людям («Копейка» писала об этом в № 42 от 2015 года). И до сих пор ничего не изменилось.

— В этом году продолжим резать коров, потому что ситуация страшнее, — сокрушается глава Карлукского поселения Октябрина Тимофеева. — До властей достучаться не можем, денег на водокачку нам не выделяют. Если три года лично у меня было 23 головы, то сейчас 3 оставим… Нынче дожди чуть шли, трава немного выросла, а все листья кузнечик съел. В Карлуке даже в огородах ничего не осталось…

Сейчас активность прожорливого вредителя спала (кузнечики отложили яйца), однако времени ждать, пока трава подрастет, уже нет — самый разгар сенокоса, и дорог каждый день. По самым оптимистичным прогнозам, жители села убавят скота еще процентов на 30.

Излишки будут?

Чиновники бодро рапортуют о темпах заготовки кормов и уборке урожая. На прошлой неделе в кабинете министра сельского хозяйства региона Ильи Сумарокова собрались начальники районных отделов сельского хозяйства и рассказали, как идет уборочная страда. В Куйтунском, Тулунском и Черемховском районах, например, неделю назад было заготовлено уже более 40 процентов кормов от плана. Низкими темпами, правда, идет заготовка в Эхирит-Булагатском, Тайшетском, Заларинском, Балаганском районах, а в Качугском районе и вовсе собрали лишь пять процентов. Зато объемы площадей по уборке везде в два раза больше, чем в прошлом году. И по борьбе с вредителями, уверяют, проведена значительная работа.

— Саранча реально зверствовала в Качугском, Баяндаевском и даже Братском районах, — признает начальник отдела растениеводства с механизацией министерства сельского хозяйства Иркутской области Владимир Решетский. — Но на данный момент она не угрожает посевам, так как уже не активна.

Чиновники уверяют также, что проведенная вовремя хозяйствами краевая обработка полей от вредителей не позволила насекомым распространиться. Приводятся цифры — в этом году от вредителей обработано 72,6 тыс. га посевов по всей области, в 2,5 раза выше уровня 2015 года. На это, кстати, из областного бюджета было выделено 7,4 млн руб.

В кабинетах ожидают, что в этом году по всем районам сельхозпроизводители смогут заготовить на одну условную голову скота не менее 21 центнера кормовых единиц грубых и сочных кормов. Не обойдут вниманием и ЛПХ — обещано, что частным хозяйствам будут оказывать помощь потребительские кооперативы. Илья Сумароков даже допускает возможность наличия в области излишков кормов, что позволит Приангарью оказать помощь соседним регионам, которые в этом году постигла засуха, — Забайкальскому краю и Республике Бурятия.

С одним не поспоришь точно — засуха сказалась и на поголовье, и на урожайности, и в целом на экономической ситуации в сельском хозяйстве. Ее последствия ощущаются сейчас и еще откликнутся в последующие годы.

Загрузка...