Не ведают, что творят

Родные и соседи мужчины, который повесился после того, как убил мать и дочь, во всем винят настойку боярышника

В ночь на 3 марта из квартиры на втором этаже двухэтажного барака в Черемхово доносились душераздирающие крики. Соседи их слышали, но никому не пришло в голову вызвать полицию. Беда в том, что ссорятся, кричат и дерутся в этом неблагополучном районе слишком часто, и для людей, тут живущих, пьяные склоки стали обыденным явлением. Но в этот раз в доме № 10 в квартире, где проживал слесарь Андрей вместе со своей матерью и дочерью, происходило страшное — мужчина, вооружившись кухонным ножом, убивал самых близких людей, а потом убил себя. Происшествие это поразило всех. Убийцу-суицидника знал здесь каждый житель, и все были уверены, что с его характером он не способен на такое преступление.

Над поселком Первая Шахта, расположенном в пригороде Черемхово, нависает огромный террикон, состоящий из породы и угля. Это наследство, как, впрочем, и безработицу, и социальное неблагополучие, оставили после себя ликвидированные разрезы. Поселку пытались поменять неактуальное уже имя, хотели назвать его Октябрьским проездом, но жители перемен не приняли. Практически все взрослое население Первой Шахты раньше работало на Храмцовской обогатительной фабрике, но с ее закрытием закончилась эпоха стабильности, и наступили темные времена, которые продолжаются до сих пор. Город построил для Первой Шахты симпатичную детскую площадку, но дети здесь не играют. На жалобно скрипящих качелях качается только пенсионерка Клавдия Николаевна.

— Детей тут у нас на улицу особо не отпускают, столько пьяных и наркоманов шляется, страшно, — говорит она. — У нас тут ничего особо нет, один киоск с продуктами, и все. Чтобы письмо отправить, надо идти на почту в Храмцовку.

Спрашиваем у Клавдии Николаевны о 42-летнем мужчине, чей поступок потряс на днях весь поселок.

— Не знаю, что на него нашло, вроде нормальный был парень, детей воспитывал сам после того, как от него ушла жена. Работал, но водочку, конечно, пил. Он работал в нашем коммунальном отделе слесарем, в помощи никогда не отказывал, с руками у него было все в порядке, делал на совесть. Ни одного плохого слова о нем сказать не могу.  

— Выпивать он выпивал, — рассказывает соседка Елена, — но, знаете, люди, которые выпивают, бывают агрессивными, наглыми, могут тебе запросто нагрубить. Андрей был не такой, спокойный, нормальный человек. Я тут живу уже почти 22 года, и ни разу он не был замечен в каких-то скандалах, драках. Неделю назад мы Андрея вызывали, он канализацию нам чистил, осенью тепло нам запускал, на работе никогда не психовал. Жаль очень и бабушку, и девочку. Дочке его было 18 лет, трудолюбивая, покладистая, она приходила к нам в подъезд мыть полы, соседка-инвалид, которая сама мыть не могла, платила ей. И по дому она все делала, бабушке было 77 лет, она на улицу почти не выходила, передвигалась с трудом, так что весь дом был на внучке.  

Все жители Первой Шахты, с которыми нам удалось поговорить, в произошедшем склонны обвинять не Андрея, а алкоголь низкого качества.

— У нас тут торгуют спиртом, везут его из Ангарска и Усолья, наши его пьют и не соображают, что делают, — продолжает Елена. — Вот у нас тут есть маленький магазинчик. Там продают настойку боярышника. Продавец из-под прилавка им торгует. Мой дед (Елена имеет в виду своего супруга. — Прим. ред.) покупал этот боярышник, и крыша от него ехала. Хорошо, у меня дочь в больнице работает, знает, что это за гадость, она отца остановила, дед наш не стал эту настойку пить.

По словам соседей, после трагедии в дом пожаловала торговка спиртом и потребовала от родственников погибших вернуть ей долг — 2,5 тысячи рублей.  

— Нам надо хорошего участкового, чтобы этих торговцев прижал, — считают пенсионеры, — а то мы его даже и в глаза ни разу не видели. Тут у нас не только спирт, но и наркотики. Несколько лет назад прямо на улице наркоманы парня убили.  

— Никто сейчас вам не скажет, что именно произошло, — говорит Дмитрий, родственник погибших, — свидетелей у преступления нет, их в квартире было трое, все мертвы — все! Мы думаем, что все случилось из-за этого боярышника. Как можно родного ребенка зарезать — это же уму непостижимо. Когда мы узнали, волосы встали дыбом. Думаем, он не осознавал, что идет с ножом на мать и дочь, видел вместо них кого-то другого. А когда протрезвел, увидел, что натворил, понял, что не сможет жить с таким грехом. Он ведь неплохой человек был, выпивал, да, но кто мог подумать, что до такого дойдет.

Дмитрий приехал на похороны из Тулуна и уверен, что бороться с торговцами, продающими паленые напитки, бесполезно.

— Вот у нас в Тулуне проводили кампанию по борьбе с продавцами боярышника. Вроде позакрывали точки, всех оштрафовали. А они взяли и начали торговать «веснушкой». Тоже спиртовая настойка. Почему такое название? Говорят, этой настойкой можно лицо протирать, чтобы веснушки сходили. А как она органы изнутри сжигает — вот это вопрос. Народ будет это покупать, потому что водку сделали дороже, и ничего с этим не сделаешь! — обреченно машет рукой Дмитрий.

Имена героев публикации изменены.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments