Не положено!

Фотограф Эрик Лаффорг объездил две трети земного шара. Но его сайт открывается портретом северокорейской женщины в военной форме. Ее лицо не предвещает ничего хорошего.

С таким лицом со мной общаются паспортистки, коммунальщики, учителя. С таким лицом вчера в крупном молле у моей дочери отобрали пустую картонную коробочку 10 на 15 сантиметров. Она нужна была в качестве каркаса кровати для какой-то куклы Эквестрии с сиреневыми волосами.

— Не положено!

— Но мы нашли ее среди мусора. Она не нужна ни магазину, ни вам, ни покупателям. Она выброшена.

— Не положено.

— Но послушайте.

— Не положено.

Ребенок заплакал. Что я Арине могу объяснить про кем, что и на что положено? Не сомневаюсь, что в правилах молла содержится пункт, запрещающий вынос пустой тары. Но это, черт побери, маленькая, никому не нужная коробочка. В детских руках.

Я не хочу тут в пафос впадать: детские ручки, отняли у ребенка и так далее. Но уж очень сцена была киношная. Кассирша молча взяла картонку из рук Арины и швырнула в мусорку.

Не положено. Точка.

Вот эта страсть к буквальному следованию законам, распоряжениям, правилам — она еще хуже, чем их тупое саботирование.

Я подозревал, что возвращение Советского Союза не ограничится внешними факторами. Всеми этими «мы сами с усами», «враг у ворот», ГТО, ТАСС, вайфаем по паспорту, закрытием американского общепита, угрозами ввести карточную систему и перейти на плановую экономику, круговой порукой чиновников, запретом иметь особое мнение, увольнениями за крымские колоски, хабальством отдельных хабалок, сдачей и гибелью отдельных советских интеллигентов.

Нужна была внутренняя готовность к новому советскому средневековью. Готовность вскакивать с кровати и строиться за 45 секунд, пока горит спичка, питаться испортившимися макаревичами, проводить партсобрания в Facebook и линчевания в ЖЖ, слепо следовать тупым внутренним распоряжениям и при этом запросто игнорировать целые статьи Конституции.

Мы оказались готовы к совку. Ждем только, когда сержант чиркнет спичкой. И он чиркнет.

На выходе в город с пригородных поездов Ленинградского вокзала установлены четыре реверсных турникета. Реверсные — то есть работающие на вход и на выход. Я торопился куда-то, у турникетов образовалась гигантская очередь на выход. Работал один турникет. Подошел к дежурной, говорю: «Почему хотя бы во второй людей не пропустите? Два будут на выход — и два на вход. Вы не видите, что создаете очередь?»

Женщина как-то сразу превратилась в жабу, преградила мне путь: «Куда лезешь? Не видишь, все стоят?»

Я что-то еще возмущенно говорил, смотрел на нее строго, вспомнил фамилию начальника Ленинградского вокзала, сказал, что буду жаловаться и что устроили тут Северную Корею.

«Да мне плевать на тебя и на очередь! — завопила жаба. — Глаза разуй — видишь, что написано? Выход — слева. Не положено!»

Меня не жаба потрясла. Меня потрясла реакция людей в очереди. Вместо того чтобы поддержать меня и сказать полагающиеся слова о том, что да, доколе и сколько можно, пассажиры зашипели мне в спину: «Куда лезешь без очереди?»

Я остолбенел.

— Я вообще-то хочу, чтобы мы все быстрее вышли в город.

— Все стоят — и ты стой, — и народ кивками головы указал мне на мое место. В хвосте.

Нельзя бороться и желать лучшего тому, кто всегда внутренне готов к худшему. Мы толком никогда не покидали совок. И это приговор любым либеральным крыльям во власти, приговор любой оппозиции, любому, кто не готов стоять в очереди на выход с Ленинградского только потому, что дикая осоловевшая жаба хладнокровно следует странным указаниям и не умеет реагировать на изменившуюся ситуацию иначе, кроме как «плевать на вас».

Так закончились мои упражнения на турникетах. Сейчас я уже не вполне понимаю, это я прыгал через козла или козел перепрыгнул через меня, задев копытом. Но на сайте президента России слово «очередь» упомянуто 2801 раз, а «свобода» — 1794.

Справка "Пятницы"

Антон Елин — журналист. 

Родился в 1974 году в Москве в семье журналиста, преподавателя экономики. Детство провел под джаз и вой глушилок «Радио Свобода». 

С конца 80-х годов участвовал в акциях Демократического Союза. Окончил факультет журналистики МГУ. Во время путча 1991 года участвовал во внутренней охране Белого дома. В 1994 году указом Бориса Ельцина награжден медалью «Защитнику свободной России». 

С 2000 года — спецкор газеты «Известия». Во время захвата «Норд-Оста» нелегально работал в штабе ФСБ, делал репортажи о московских терактах, освещал противостояния властей в Киеве. 

С 2005-го — в журнале «Профиль», «Медведь», «Вечерняя Москва», «Ведомости. Пятница».

Загрузка...