«Не погрязнуть в тюремщине»

Новый руководитель ГУФСИН по Иркутской области рассказал о положении дел в местах лишения свободы

В четверг, 28 января, врип начальника Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Иркутской области генерал-майор внутренней службы Анатолий Киланов встретился с иркутскими СМИ, чтобы рассказать об антикризисных планах на год и приоритетах деятельности ГУФСИН России по Иркутской области в 2016 году.

Спецконтингент

Еще недавно многие правозащитники возмущались, что заключенные содержатся в ужасной тесноте и скученности. Сейчас ситуация изменилась. Во всех исправительных учреждениях региона содержится меньше человек от установленного лимита. Колонии и следственные изоляторы наполнены на 80—90 и даже на 57%. На каждого приходится более семи квадратных метров. Это практически приближается к международным стандартам.

Однако при этом в колониях и следственных изоляторах возросла концентрация лиц, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления. В связи с этим спецконтингент становится более агрессивным. За прошедший год зафиксировано два случая оскорбления сотрудников ГУФСИН и восемь случаев нападения. 8000 раз сотрудникам приходилось водворять нарушителей порядка в карцер.

Еще одна проблемная категория заключенных, которые отбывают наказание за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Всего таковых 2823 человека (18% от общей численности). Именно эти заключенные наиболее изобретательны в способах доставки наркотиков в места лишения свободы. По словам Анатолия Киланова, за год было изъято почти полтора килограмма наркотических средств, которые пытались передать за решетку.

И самая тяжелая категория, куда входят так называемые воры в законе (2 человека), которые, даже находясь за решеткой, продолжают поддерживать устои криминального мира; лидеры криминальных группировок (12 человек), осужденные по статье «Терроризм» (25) и статье «Экстремизм» (8).

Осужденные по статье «Терроризм» — это, как правило, участники бандформирований на Северном Кавказе. У них на свободе остались связи и нераскрытые преступления, и по ним ведется оперативная работа. Некоторых приходится изолировать от основной массы заключенных, в зависимости от общественной опасности. Такие осужденные в своих деяниях не раскаиваются и даже после отсидки ищут пути вернуться к преступной деятельности. Для осужденных по экстремистским статьям заключение тоже оказывается неэффективным. К сожалению.

— Сегодня, — пояснил Анатолий Киланов, — что греха таить, в местах лишения свободы создаются так называемые джамааты (объединения верующих мусульман). Влияние этих групп среди заключенных Иркутской области невелико, хотя они существуют в ИК-2, ИК-15, ИК-19, ИК-32. Каждый такой джамаат насчитывает 100—150 человек из числа заключенных. Обычно это выходцы с Северного Кавказа, совершившие преступления на территории Москвы и Московского региона. Работать с ними помогает муфтий, который является членом наблюдательного совета при ГУФСИН.

Техника должна заменять людей

Во всем мире идет активное оснащение тюрем техническими средствами видеонаблюдения и системами безопасности. В иркутских исправительных учреждениях установлено более 2000 видеокамер, в том числе 31 купольная. Благодаря камерам увеличились показатели по изъятию запрещенных предметов. Только мобильных телефонов, которые пытались передать за решетку, было изъято более 5500 штук. Впечатляющая цифра!

Кроме этого, сотрудники дежурных смен используют в работе более 350 видеорегистраторов. Регистратор крепится сотруднику на грудь и включается по мере необходимости, допустим, когда осужденный не реагирует на замечание сотрудника.

— Стратегия направлена на развитие технических средств, чтобы там, где это возможно, техника заменяла людей. Безусловно, средства видеонаблюдения помогают контролировать заключенных и подследственных и дисциплинируют персонал. Когда человек понимает, что за ним ведется наблюдение, это удерживает его от соблазна преступить закон.

Адаптация осужденных

ГУФСИН — это практически государство в государстве. На территории исправительных учреждений имеются предприятия, фермы, теплицы. В прошлом году осужденные произвели товаров и услуг на сумму 1 миллиард 526 миллионов рублей.

Работа и занятость — главный залог того, что человек сможет адаптироваться на свободе. В исправительных колониях есть все условия для получения образования и повышения квалификации. Кроме того, для адаптации осужденных есть учебные центры, учебно-производственная и лечебно-производственная мастерские.

И самое главное — это, конечно, устойчивость самой исполнительной системы. По словам Анатолия Киланова, в связи с экономическими проблемами в стране для сотрудников ФСИН остро встал вопрос обеспечения продовольствием. В Иркутской области для этого много делается.

— В новом году мы будем принимать меры по полному переходу на обеспечение продуктами питания собственного производства, чтобы не зависеть от колебаний рынка. Уже сейчас учреждения ГУФСИН полностью обеспечивают себя мукой, некоторыми видами круп, макаронными изделиями, сливочным маслом.

Мы адвокатам препятствий не чиним

Разумеется, журналисты спросили руководителя ГУФСИН о ситуации с бывшим мэром Иркутского района Игорем Наумовым. Дело в том, что его супруга — депутат Законодательного собрания Анастасия Егорова развернула бурную активность в соцсетях, обвиняя органы следствия в том, что они не пускают к ее мужу адвокатов.

По этому поводу Анатолий Киланов пояснил, что Наумов действительно взят под стражу и находится в следственном изоляторе № 1.

— Чем руководствовались следователи, мне неизвестно, но я ответственно заявляю: мы со своей стороны не чиним никаких препятствий адвокатам. Есть федеральный закон, и у нас нет оснований для того, чтобы не пускать. Если есть какие-то факты, мы готовы рассмотреть.

Также был вопрос о перспективах переноса исправительных колоний из Иркутска. Все-таки очень неуютно, когда из окон жилых домов приходится смотреть на колючую проволоку и вышки. Да и наличие колоний сдерживает развитие города.

— Перспектив пока никаких нет, — признался Анатолий Дмитриевич, — это очень дорогостоящее мероприятие. Мы в свое время готовили пилотные проекты по модернизации исправительных учреждений. По нашим подсчетам, переезд на новое место обойдется в несколько миллиардов рублей. Таких денег у федеральной службы нет. Только содержание регионального ГУФСИН обходится бюджету в 5 млрд рублей в год. Перенести одну колонию на новое место — это половина годового бюджета ГУФСИН по Иркутской области.

В заключение Анатолий Киланов сказал, что намерен активнее привлекать иркутскую общественность к проблемам уголовно-исполнительной системы.

— Мы хотим предложить творческим людям, представителям конфессий, ученым, спортсменам приходить к заключенным с лекциями. Надо их занять, это наша главная задача. Чтобы они не отрывались от жизни, не погрязали в тюремщине.

  • Языком цифр

На начало нынешнего года в 26 исправительных учреждениях Иркутской области содержится более 15 600 человек. Что на 13% меньше, чем в прошлом году. 

Из них в исправительных колониях содержится более 13 000 осужденных, в Ангарской воспитательной колонии — 114 человек; в пяти следственных изоляторах — 2164 человека.

Члены общественной наблюдательной комиссии провели 250 проверок учреждений, в том числе 22 проверки совместно с сотрудниками прокуратуры, 43 проверки с членами общественного совета при ГУФСИН. 32 проверки провел уполномоченный по правам человека в Иркутской области.

В 2016 году 1913 человек были освобождены условно-досрочно. 711 переведены в колонию-поселение. 300 осужденным часть срока заменена более мягким видом наказания.

Врип начальника Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Иркутской области генерал-майор внутренней службы Анатолий Киланов является последовательным сторонником  концепции  гуманизации российской исполнительной системы.  По его словам, основные права лиц, содержа-щихся  в учреж-дениях лишения свободы, должны соблюдаться
Врип начальника Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Иркутской области генерал-майор внутренней службы Анатолий Киланов является последовательным сторонником концепции гуманизации российской исполнительной системы. По его словам, основные права лиц, содержа-щихся в учреж-дениях лишения свободы, должны соблюдаться
Загрузка...