Научить людей работать

Александр Бархатов рассказывает, как быть первым и не нажить себе врагов

Человека, который способен превратить убыточный бизнес в процветающее дело, сейчас называют антикризисным менеджером. Слова хоть и новые, а понятия за ними стоят старые. Уметь просчитать риски, распределить бюджет, контролировать выполнение задач... Людей, способных взвалить на себя такую серьезную ответственность, во все времена единицы. Один из таких специалистов — известный всему Усть-Ордынскому округу Александр Бархатов. В эти дни Александр Федорович отмечает семьдесят пятый день рождения. Считается, что это солидный возраст. Но глядя на юбиляра, этого не скажешь. Александр Бархатов не живет воспоминаниями прошлого, он в курсе всех дел дня сегодняшнего и согласился поделиться своей биографией только ради торжественного случая.

Передовик Бохана

Родился я в Тихоновке Боханского района. Тогда модно было после выпуска оставаться на селе и помогать хозяйству. Так поступил и наш класс. Первое лето работал помощником на комбайне, после уборочной пригласили на работу в укырскую МТС учеником слесаря, потом осваивал профессию токаря. В 1958 году поступил в сельхозинститут на мехфак. Как окончил — приехал в Бохан. Помню, встретил в поселке управляющего сельхозтехникой Георгия Кузьменкова. По его рекомендации устроился на МТС Укыра инженером-контролером. Год отработал и поехал на курсы в Новосибирск. Возвращаюсь — а на проходной приказ висит назначить меня заведующим укырской мастерской. Работал в этой должности до 1966 года. А потом меня перевели в Боханскую сельхозтехнику, в центральные мастерские. Объем работ был большой. Но план выполнять удавалось всегда. С уходом Кузьменкова в 70-м году управляющим Боханской сельхозтехники был назначен Василий Павлович Степанов. Так что мне удалось поработать с двумя выдающимися руководителями. Как заместитель управляющего по производству скажу, что с точки зрения количества конкретных дел это было хорошее время. Мы строили такое количество объектов, что по объему выполненных работ не уступали Боханскому ПМК. Ежегодно сдавали 16-квартирный дом плюс 6—8 двухквартирных домов. Тогда финансирование было бесперебойным, шло по линии облсельхозтехники по титульным спискам. На нашем предприятии работало 500 человек. Всех мы старались обеспечить жильем. Причем благо­устроенным. Идея была в том, что наш слесарь не должен думать, что дома ему после работы нужно будет еще возить воду или колоть дрова. Чтобы строить быстро, работа шла круглый год, к строительному сезону, в апреле, в Бохан приезжала бригада из Армении. У нас к этому времени уже был запас материалов, выделялась столярная мастерская. Строили ударными темпами. Армяне трудились на 16-квартирных домах, а местные на 2-квартирных. Работали две свои пилорамы, простоя не было. Такие темпы были возможны во многом благодаря первому секретарю райкома Владимиру Ботороеву. Это был замечательный человек. Он лично решал вопрос с шефской помощью. Тогда нашими шефами были ангарчане. Быстро решались вопросы выписки кирпича, цемента, всех нужных материалов. И все это шло в дело. Ведь сроили мы не только жилье. Возводили производственные объекты — склады, гаражи, автостоянку, первую в области станцию техобслуживания автомобилей на 600 единиц, станцию технической диагностики, которая помогала сократить объем ненужных работ. Не забывали и про социальные нужды — силами облсельхозтехники построена школа на 320 мест, сад на 50 мест. И эти учреждения мы полностью укомплектовывали мебелью, инвентарем. С такими объемами «Боханская сельхозтехника» была постоянным победителем ежегодных соцсоревнований.

Плюсы авторитарного метода

Так продолжалось до тех пор, пока 7 апреля 1976 года меня не вызвали в окружком партии. Собрались Огарков, Хамаганов, Леонович, Митянова, долго зачитывали весь мой послужной список, а потом, посовещавшись, сказали: «Вы назначены на должность управляющего сельхозтехникой Эхирит-Булагатского района». Признаться, я этого не ожидал. Ходили слухи, что меня хотят сделать управляющим в Аларском районе. И я был бы не против. Но Эхирит... Ведь этот район был самым отстающим по области. Только за 75-й год убыточность сельхозтехники составляла 350 тысяч рублей. По тем временам огромные деньги. Но тогда приказы не обсуждались, и я приступил к работе. Сейчас, когда прошли годы, уже могу признаться, что каждую неделю, когда ехал в Бохан к семье, думал, что не вернусь. И, конечно, возвращался. Дел было много, и сильно рассуждать было некогда. Когда я пришел на новое место, главной проблемой был разболтанный коллектив, который не хотел работать. Текучка кадров была большая. Причем я сам, по своему желанию, не мог уволить провинившегося человека. Вначале нужно было на него воздействовать через профком, делать внушения. Тогда я стал подбирать кадры, учить выполнять план. Старался все проконтролировать лично. В сельхозтехнику Эхирита входило 9 подразделений. Сотовой связи тогда не было. Чтобы было проще, установил между подразделениями телефонную связь, радио, диспетчерскую службу. Планерки проводились ежедневно, отчет давался каждый день, до обеда я сидел в кабинете с телефонными трубками в каждой руке. В общем, я следовал типичному стилю авторитарного управления. Конечно, многие вначале были против нововведений. Были анонимки. Из облсельхозтехники чуть ли не каждую неделю приезжали с проверкой. Потом даже им ездить надоело, а потом, к концу 70-х, убыточность предприятия была сведена к нулю и мы стали занимать 2—3-е места по области. Конечно, когда жизнь улучшилась, когда люди поняли мои намерения, воплощать задачи стало легче. Занялись стройкой жилья для рабочих. Возвели 22-квартирный дом на Ленина, поселок 2-квартирных домов на улицах Западная, Луговая, Тимирязева.

Вернуться к славянскому методу

Но начались 90-е. Меня часто спрашивают сейчас: а чувствовали ли мы, что советская власть закончится, ощущали ли, что стало хуже? Так вот хочу сказать, что никакого загнивания, про которое сейчас модно говорить, не было. Мы развивались. Но в 90-х сельхозтехники заставили переименовать в ОАО. Колхозы и совхозы резко сократили объем заказов, мы начали искать сопутствующие работы. Я решил ориентироваться на Ростовскую область, ездил в Зерноград перенять их опыт. Зарплату рабочим нужно было выплачивать, мы перепрофилировались: привезли установку регенерации масел, гвоздильный автомат, мельницу, две мини-печи. Начали печь свой хлеб, открыли два розничных магазина. Пытались выжить. Ни одна машина с автопарка не ушла на продажу. С моим уходом на пенсию я все передал новому руководителю. Но так как была разрушена вся система, то предприятие в конце концов было распродано. Я считаю, что Ельцин виноват перед нашей страной. Он разрушил коллективную форму хозяйствования, которая так свойственна славянскому народу. Ведь если вспомнить историю, даже при царе была общинная форма ведения хозяйства. Сейчас, отказавшись от естественного для нас способа жить, государство получило щелчок по носу, устойчивое минусовое развитие. Но я верю в лучшее. Россию могут спасти люди, которые уважают себя, не боятся высказать свое мнение. Из всех я бы выделил Шойгу. Если бы таких во власти было больше, может, и не было бы такого последствия введения санкций. Вот недавно президент поручил выделить на развитие сельского хозяйства 60 миллиардов, а сколько из них дойдет до аграриев...

Став пенсионером, Александр Бархатов возглавил Аграрную партию района, после ее закрытия работал помощником депутатов Алдарова, Иванова. Вел прием граждан. 1 октября 2010 года из 54 делегатов 50 проголосовали за то, чтобы назначить его председателем Совета ветеранов войны и труда Эхирит-Булагатского района. Сейчас он решает проблемы старшего поколения: организует курсы обучения на компьютерах, группы физической подготовки. Все это в масштабах его бывших дел может показаться незначительным. Но это, конечно, не так. О старшем поколении, о его досуге нужно думать не меньше, чем о делах молодежи. Александр Бархатов и в этом деле справляется на сто и один процент.

Иллюстрации: 

Александр Бархатов: «Государство получило щелчок по носу. Спасти Россию могут только люди, которые уважают себя и не боятся высказать свое мнение»
Александр Бархатов: «Государство получило щелчок по носу. Спасти Россию могут только люди, которые уважают себя и не боятся высказать свое мнение»
baikalpress_id:  102 311