«Наши дома заказали»

Семьи, не желающие выселяться из центра города, решили объявить голодовку 

В прошлом номере мы писали о нескольких семьях, которые держат оборону в своих старых домах в центре города, не желая выезжать на окраину Ново-Ленино, в «муравейник» с крошечными квартирками-клетушками. Жители одного из домов даже написали на стене, выходящей на проезжую часть, свое мнение об этом переселении: «Не поедем в общежитие!» В ночь с 25 на 26 августа случился пожар, который уничтожил местные кладовки, а также зацепил стену рядом стоящего официально расселенного дома. Жители, которые не желают выезжать, считают, что этот пожар был устроен для того, чтобы выкурить их, заставить переселиться в Ново-Ленино. В среду, сразу же после пожара, они решили объявить голодовку в знак протеста против несправедливого, на их взгляд, выселения.

Дома 38а и 38в на ул. Красных Мадьяр предназначены к расселению и сносу. Между ними во дворе стоит двухэтажный деревянный барак, который уже официально расселен. В середине двора располагались — до вчерашнего утра — два ряда деревянных кладовок. Ночью со вторника на среду эти кладовки сгорели. Никто из обитателей двора не сомневается, что они были сожжены намерено.

— Сотрудник МЧС, который здесь был, тоже сказал нам, что усматривает поджог. А мы в этом и не сомневаемся. Нам уже неоднократно угрожали, — жалуется один из жильцов.

— Ночью слышали, как у кладовок кто-то ходил, разговаривал. А около часа загорелось, — рассказывает Людмила Михалева, жительница дома № 38а.

Женщина категорически отказывается переезжать из своего дома в квартиру дома на улице Розы Люксембург. Администрация пытается выселить ее через суд. Но на последнем заседании Людмила Филипповна в очередной раз сказала категорическое «нет» — и заседание суда тут же было перенесено в очередной раз на месяц.

— А за несколько часов до пожара во двор приезжали какие-то люди. Кто-то из нас понял, что они из администрации, а кто-то понял, что из полиции, — они не представились. И выспрашивали, где здесь живут нерусские квартиранты. Гастарбайтеров искали, видимо. Мы сказали, что у нас в доме нет таких, на что они нам заявили: «Знаем мы про вас», — рассказывает Анастасия Власова.

К счастью, когда пожар разгорелся, вся округа была в состоянии бодрствования. Глобального бедствия удалось избежать. Огонь полностью сожрал кладовые, а также прихватил стену расселенного дома. Однако и в расселенном доме были жильцы, среди которых двое инвалидов. Понятно, что не от хорошей жизни люди заселились в это ветхое строение. Дом стоит пустой только на бумаге. Если смотреть снаружи, то совершенно очевидно, что здесь кто-то живет: на окнах занавески, под окнами в палисаднике ухоженный цветник.

— Мы уверены, что этот поджог сделан для того, чтобы нас всех выкурить.

Так считают Людмила Пушкова и Елена Рукавичка, хозяйки второго, двухквартирного дома, жители которого не желают сдаваться и расселяться. Женщины утверждают, что им принадлежит также земля, которую администрация города, несмотря на то, что хозяйки имеют все документы о праве собственности, не желает признавать частной собственностью. Суд рассматривать тяжбу между горожанками и администрацией города не стал — мол, решайте миром.

— Миром — это вот так? — показывает одна из женщин на пожарище.

Пожарные работали с половины второго ночи до пяти утра. Рано утром приехали представители мэрии.

— Очень рано, часов в семь, приехала сотрудница администрации, которая занимается расселением, с инспектором и стала нас увещевать: «Чего вы здесь сидите? Вам дали такие хорошие квартиры!»
При слове «хорошие» женщины нервно усмехаются. Людмиле Филипповне, которая 40 лет простояла в очереди на расширение жилья, в итоге предлагают квартиру-студию в 27 квадратных метров, причем жилой площади в ней меньше, чем у старушки сейчас.

Площадку, не сомневаются жители, таким варварским образом расчищают под строительство. Но вот только что здесь будут строить?

— Когда мы были на приеме у чиновника Алексея Грешилова, он уверял, что на месте наших домов будет школа. Но у нас двести метров до школы! Так что мы знаем, что школы здесь не будет, а что будет — секретная информация. Наверное, жилые высотки.

Женщины считают несправедливым получить взамен квартиры в центре, хоть и в старом доме, по комнатушке на семью в высотке на окраине города. Они требуют справедливого переселения в достойное жилье. Анастасия Власова говорит, что они решили объявить голодовку, чтобы подкрепить свои требования чем-то весомым, а также выразить протест против поджогов.

От огня досталось частному дому, который не подлежит расселению. Жители теперь подсчитывают убытки.
От огня досталось частному дому, который не подлежит расселению. Жители теперь подсчитывают убытки.
Загрузка...