«Нас хотят сослать на болото!»

Двадцать три семьи полгода держат оборону в десятом квартале Шелехова, не желая переезжать из своих домов, признанных ветхими. Жилье, которое им предлагают взамен, они находят неравноценным и некачественным. Чиновники же настаивают на обратном. Администрация города подала в суд на тех, кто не желает выселяться. 

Хотят обыкновенные квартиры

Десятый квартал напоминает военные развалины — часть домов опустела, жители переехали, и здания подверглись нашествию хозяйственных горожан, которые с оставленного жилья поснимали все, что может сгодиться в хозяйстве. Однако в части домов квартала еще живут, хотя кое-где окна затянуты полиэтиленом.

Шелеховчанка Ольга Корытова проживает как раз в таком доме, с полиэтиленом на окнах первого этажа. Ее семья занимает трехкомнатную квартиру в доме № 11. На доме плакат: «Администрация города Шелехова нарушает наши права. Мы за честное и справедливое переселение». Такие же плакаты размещены и на стенах других домов, где остались жильцы.

— Хотим обыкновенные квартиры, которые соответствовали бы по метражу старым. Чтобы кухни были с окнами, чтобы окна были на нормальном уровне, а не на высоте метра, — формулирует общие запросы жильцов Ольга.

Запросы довольно скромные, в пределах законодательства.

— Но ведь кто-то переселился?

—Да, есть те, кого предложенное жилье вроде бы устроило. Но, переселившись, многие остались недовольны. В суд теперь подают из новых квартир, как мои соседи.

Жители десятого микрорайона готовились к переселению еще в четвертом квартале 2014 года. По документам, тогда их и переселили. Валерий Крапивин, несогласный житель 10-го микрорайона, рассказывает историю о том, как получилось, что переселение задержали, и что из этого вышло:

— Мы изначально отслеживали ситуацию со строительством. В 2013 году деньги на строительство были выделены. Строительство должно было происходить в 11-м квартале и в 1-м микрорайоне. Но там построили только часть жилья, остальное вдруг стали строить на болоте между 4-м микрорайоном и поселком Баклаши. Тот дом, куда должны заселить нас, был сначала трехэтажным — по проекту. А потом он вдруг стал пятиэтажным — после того как его построили, якобы провели реконструкцию. Рекомендации геологов при строительстве не учли. В проекте сказано, что под домом 20 метров речной гальки, хотя на самом деле там слабые суглинки зеленого цвета, с запахом тины. Вместо рекомендуемого фундамента на плите сделали свайный, а потому надстроили на фундаменте трехэтажки еще два этажа. Я в строительстве работал, и в этот дом я не поеду — он опасен. В одно прекрасное время просто начнет ломаться. Я уже не говорю о строительных недоделках, которые могут элементарным образом привести к плесени и грибку, о непонятных перегородках внутри квартир, о крошечных окнах и так далее. Мы бы и раньше возмутились, еще в процессе строительства, но на площадку попасть не могли — никого из нас туда не пускали.

Заложники ситуации

Житель дома № 4 Игорь Вершинин, отец трех детей, обратился с письмом к Владимиру Путину. В нем он сообщил, что его многодетной семье администрация Шелехова ухудшила условия проживания: жилая площадь квартиры стала меньше на семь квадратных метров, очень низкие потолки, зауженные дверные проемы и очень маленькие окна. К тому же семья с маленькими детьми окажется в изоляции — до ближайшей остановки идти почти километр, в шаговой доступности ни школ, ни детсадов, ни магазинов, ни аптеки. Под детскую площадку даже места нет.

Примерно такие же претензии у ветерана войны Марии Крапивиной, которая в свои 85 лет нуждается по крайней мере в близости больницы, аптеки и совета ветеранов, где собираются старики, чтобы пообщаться. Мария Крапивина обращалась к бывшему губернатору Ерощенко, а также к депутату от «Единой России», но безуспешно.

— Нам отвечали, что это личное дело муниципалитетов, областная власть в эти дела не вмешивается.

Как только сменился губернатор, жители восьми домов подали общее заявление на имя Сергея Левченко, где подробно изложили суть своей проблемы.

— После этого городская администрация была вынуждена собрать нас на большое собрание и выслушать неприятные вопросы.

Правда, дальше дело не двинулось. Из министерства строительства, дорожного хозяйства Иркутской области ветерану Марии Тимофеевне, например, пришел незатейливый ответ: застройщик — ООО «ПСК «СтройГрад» — на момент аукциона (на строительство квартир по программе переселения из ветхого жилья) отвечал всем требованиям, в период строительства Госстройнадзор следил за ходом работ и всем был доволен. Через месяц на очередное гневное письмо заместитель министра сообщил: мол, администрация города подала на вас в суд, мы не имеем права вмешиваться, а если хотите урегулировать вопрос вне суда, то обращайтесь в городскую администрацию.

— Получился замкнутый круг, — пожимает плечами один из жителей.

Документов о переселении не имеют 

— Почему же в таком случае вы сами не подадите в суд на администрацию города, чтобы отстоять свои права?

— У нас нет документа, согласно которому мы получаем жилье по программе переселения. То есть документа, на основании которого мы могли бы подать в суд. С января 2015 года, как только администрация повесила на дома таблички о том, что нас переселяют, мы добиваемся, чтобы администрация, как полагается по закону, выдала нам на руки официальные уведомления с указанием района, номера дома, квартиры, даты переселения. Но этих документов до сих пор нам не выдали. Единственное, что спустя полгода, после многочисленных судов, администрация смогла предоставить, — это бумажку о заключении договора социального найма. Но что мы нанимаем, если нет документа о том, куда нас переселяют?.. Честно говоря, мы не очень-то понимаем, как администрация смогла подать на нас в суд в декабре 2015 года, если собственником квартир для переселения, тех самых, которые предоставляет нам, она стала только в феврале 2016-го, — пожимает плечами Валерий Крапивин.

— А знаете, как проходят суды? Сегодня, например, наш суд длился 8 минут. А суд соседей — 15 минут. Заседания все время переносятся. Постепенно появляются какие-то документы, которых мы раньше не видели. Пропадают из квартир эти самые злополучные перегородки, — делится последними впечатлениями Ольга Корытова.

Перегородки, как считают жители, — это показательное обстоятельство ухищрений администрации города, для того чтобы «сослать всех на болото».

— Предлагают, к примеру, трехкомнатную квартиру, причем одна комната в ней разделена гипсокартонной перегородкой так, что получилась якобы крошечная кухня без окна и крошечная комната. В ходе судов выясняется, что первоначально это была двухкомнатная, а не трехкомнатная квартира с большой кухней. Администрация же по собственному почину попросила строителей понатыкать во всех квартирах этих перегородок, чтобы количество комнат соответствовало тому, что было у нас раньше. Нас просто хотят туда впихнуть. Кстати, в доме больше двадцати квартир идет на продажу, и в них нет никаких перегородок. Мы будем требовать нормального жилья, — подводит итог один из жителей.

Метки: Жизнь, Шелехов