«Нам теперь замерзать?»

Сироты собираются подавать в суд на минимущество

Сироты Усольского района никак не могут добиться, чтобы некачественное жилье, которое им выдали по социальной программе, было отремонтировано по гарантии. Посмотреть на их дома, построенные за государственный счет, приезжали социальные службы, представители Следственного комитета. Но до холодов ремонта не будет. Об этом сиротам сообщили в министерстве имущественных отношений на прошлой неделе. Министерство, как им сообщили, собирается судиться с подрядчиком. Сироты в свою очередь собираются подать в суд на минимущество.

Сарай в чистом поле

В прошлом году молодые люди, когда-то выпустившиеся из детских домов, получили квартиры в поселках Усольского района — Мальте, Ново-Мальтинске, Железнодорожном. Некоторые ждали жилье больше десяти лет. Квартиры для них были построены по государственной программе. Типовой проект — двухквартирные домики из пенобетона, обшитые сайдингом.

Областные власти авторитетной комиссией приняли у подрядчика это жилье. Получатели заехали и сразу обнаружили, что дома похожи на скворечники, жить в которых весьма затруднительно: очень холодно, внутри все отваливается, трубы не выдерживают элементарных нагрузок.

— Как мы зиму пережили, это целое приключение! — рассказывает Татьяна Болховская.

Она очень долго ждала жилье, а получила сарай в чистом поле: в поселке Железнодорожник два дома выстроили в паре километров от деревни, по новой улице Степной. Дороги туда нет, только направление. Весной, осенью и во время сильных дождей по этому направлению передвигаться затруднительно. А зимой пришлось требовать от администрации грейдер, чтобы расчистить дорогу. Зимой у них так сильно повело дом, что заклинило дверь, они не могли выйти. Пришлось хозяевам обеих квартир отрывать от дома оба крыльца.

— Еще у нас утонул насос. Его нам, правда,
заменили. Но что делать с крышей, трубами,
фундаментом, с полами, которые скоро
совсем сгниют, не знаем.

На крышу Татьяниного дома поднимались многие иркутские и усольские чиновники, представители компетентных органов.

— Фотографировали, ужасались — и что толку? 

Крыши у этих домов «уникальные», особенно учитывая, что каждая квартира обошлась государству в 1,6 млн рублей. Снаружи — симпатичная красненькая черепица, внутри — утеплитель просто разбросан по перекрытию.

— Мы улицу отапливаем — все тепло уходит. А еще мы чуть не сгорели, когда электричество закоротило, проводка сделана не по правилам. Ночью начался пожар, загорелась крыша...

Под полом сыро, все гниет

Улицу отапливают и жители Ново-Мальтинска. В основном молодые семьи с маленькими детьми. У них ко всем проблемам с крышей, дверями и прочим прибавилась еще пара крупных. Во-первых, на улице провалилась земля, образовав глубокие ямы.

— Осадками размыло. И вода под землей идет в сторону дома. Засыпаем помаленьку, но толку нет. Надо, по-хорошему, трактор пригнать, все обрушить и закопать заново, — делится соображениями Андрей, муж Елены Колотовой. Молодые приехали из Киренска, когда узнали, что Елене дали квартиру. Квартира оказалась проблемной.

— У нас под полом сыро, все гниет. Никаких отдушин не было, мы все делали сами. Вскрывали окна, запенивали. Вот крышу готовлюсь утеплять.

Соседний дом пустует. В нем произошла настоящая катастрофа — весной прорвало трубу (трубы весной лопались практически у всех) и сильно затопило одну из квартир. Вода поднялась так, что размыла одну гипсокартонную стенку. Хозяйка приехала и в ужасе уехала восвояси. Ей не до того, чтобы ликвидировать недоделки самостоятельно и восстанавливать жилье, у нее родился второй ребенок. С младенцем в такие условия не поедешь. Приходится снимать квартиру.

Судятся друг с другом

Что же делать «счастливым» новоселам? Осенью они обратились с жалобным письмом к губернатору Левченко, а также мэру района. Началось какое-то движение в их сторону — приезжали комиссии, изучали ситуацию. Но и только. С самим застройщиком жители общаются редко, общего языка, как правило, не находят.

— Мы знаем, как его зовут, знаем номера телефонов. Но решить вопросы не получает- ся, хотя дома пять лет на гарантии застройщика. Жалуемся, что полы поднимаются, он отвечает, что дома нормально сдал, а то, что полы поднимаются, так это мы их эксплуатируем неправильно. Как, скажите, еще можно «неправильно эксплуатировать» полы?! — пожимает плечами Татьяна.

Взаимопонимания с министерством имущественных отношений у них тоже особого нет. Министерство, которое и должно, по идее, выдвигать требования застройщику, то советует новоселам делать все самим, то жалуется, что на застройщика придется подавать в суд.

— Нам обещали, что к октябрю дома будут отремонтированы. Я стала узнавать, почему не начаты работы. Сообщила, что у нас есть планы подать на министерство в суд. А мне сказали, что министерство само намерено судиться с застройщиком, — рассказывает Татьяна Болховская. А это значит, что ремонтные работы откладываются на неопределенный срок.

Все осложняет еще и тот факт, что в течение пяти лет с этими домами ничего капитального нельзя делать, например жильцам не разрешают соорудить теплый пристрой. Дома должны выглядеть так же, как «на бумажке» — в течение пяти лет сироты считаются нанимателями, и только потом жилье переходит к ним.

— И что, нам теперь замерзать?