Надо объединяться. Но не хочется

Ректоры иркутских вузов очень по-разному видят модель опорного университета

На прошлой неделе в Общественной палате Иркутской области состоялся круглый стол, посвященный перспективам создания в Иркутской области опорного университета. Обсудить ситуацию собрались представители местного вузовского истэблишмента: ректоры, проректоры, завкафедрами и т. д. Обсуждали, но к единому мнению так и не пришли. За ходом дискуссии наблюдала обозреватель «Пятницы».

Для начала несколько слов о том, что это за штука такая — опорный университет и зачем он нужен. Напомню, чиновники уже давно вынашивают планы привести сферу высшего образования в стране в соответствие с международными стандартами. В правительстве России считают, что в провинциальных городах вузов слишком много, а уровень подготовки слабый. Плюс еще тяжелая демографическая ситуация в стране, из-за которой некоторые вузы вообще могут остаться без студентов. Премьер Медведев открыто заявлял, что нужно провести селекцию, «сжатие университетского поля», чтобы выживали сильные вузы, а часть вузов «по-хорошему нужно закрыть». Минобровские чиновники заходили к решению проблемы сокращения с разных сторон. На первом этапе они пытались действовать с позиции грубой силы. Наглядным примером этого стала эпопея с попыткой объединить ВСГАО и лингвистический университет в 2011 году, которая обернулась митингами и протестами. И такая ситуация была не только в Иркутске. 

Тогда чиновники решили зайти с другого бока. В 2012 году Министерство образования и науки РФ опубликовало результаты мониторинга эффективности вузов, согласно которому четыре иркутских вуза попали в разряд подлежащих оптимизации и реорганизации (ИрГСХА, ВСГАО, ИГЛУ и ИГМУ).

В итоге ВСГАО в добровольном порядке присоединилась к ИГУ, а Иркутский лингвистический университет стал филиалом Московского лингвистического университета. То есть отказ чиновников от силовых методов оказался более продуктивным. Теперь мы наблюдаем третий этап вузовской реформы. Объявлен конкурс на создание так называемых опорных университетов. То есть стратегия Минобра заключается в том, чтобы вузы под угрозой потери финансирования сами шевелились, сами объединялись по-хорошему, иначе будет плохо. 

Однако в ходе круглого стола выяснилось, что среди вузовского сообщества Иркутской области пока еще нет единой позиции по вопросу, кого и с кем объединять. Условно говоря, руководители вузов разделились на три партии: партию «объединителей», которая выступает за скорейшие действия по созданию опорного университета; партию «автономцев», которая предпочитает сохраниться в своем нынешнем виде; и партию «молчунов», которая ждет, куда качнется чаша весов. 

Первую партию на круглом столе представлял проректор по научной работе ИГУ Александр Шмидт. Он целиком за создание опорного вуза в Иркутске: «Минобр выполнит задуманное, это согласуется с экономической ситуацией в стране. Всегда первой жертвой становится образование». 

По словам проректора, в России создается ранжированная система вузов. Два типа вузов (федеральные университеты, национально-исследовательские университеты и опорные университеты) получат финансирование.

Все остальные вузы ждет новый мониторинг эффективности, в ходе которого будут выявлены так называемые псевдовузы, подлежащие закрытию. Поэтому действовать нужно уже сейчас. При этом одного желания региона создать на своей территории опорный университет мало, нужно еще победить в конкурсе, где конкуренция очень высока. Наибольшие шансы на победу есть у модели опорного университета в составе ИГУ и ИГМУ. 

— Я вижу ИГМУ в качестве наиболее оптимального партнера для создания объединенного университета в Иркутске. Дело в том, что мировой и российский опыт показывает, что крупнейшие и авторитетнейшие университеты имеют в своем составе медицинские подразделения. Симбиоз технических, естественных и гуманитарных дисциплин позволяет достигать уникальных результатов. 

Однако ректор ИРГУПС, председатель совета ректоров Андрей Хоменко усомнился в целесообразности присоединения ИГМУ к ИГУ, назвав «страшилками» разговоры о вероятности закрытия ведомственных вузов, в случае если они не войдут в состав опорного университета. По его словам, финансирующие их профильные министерства твердо намерены свои вузы отстоять. Наиболее вероятным вариантом для получения статуса опорного университета Хоменко назвал объединение ИГУ и БГУ (БГУЭП):

— Вся буря в стакане, чтобы их объединить, не забывая мощный филиал лингвистического университета. Эти три вуза по формальным признакам могут рассчитывать на заявку. 

Кстати, ректор БГУ Александр Суходолов вообще на этот круглый стол не пришел. И это отсутствие было красноречивее любых слов. Как говорится, без комментариев. 

Вполне предсказуемой была и реакция ректора медицинского университета Игоря Малова. Естественно, он категорически против объединения с ИГУ. В качестве аргумента ректор назвал наличие у ИГМУ десяти факультетских клиник в Иркутске, которые финансируются Минздравом (400 млн рублей в год). «Ломка этой системы приведет к тому, что мы потеряем эти клиники, в которых лечатся жители города и области». 

Койки в клиниках терять никому не хочется, однако Александр Шмидт напомнил, что ИГМУ уже побывал в статусе вуза с признаками неэффективного. Поэтому нет никакой гарантии его сохранения: 

— Это не страшилки, — предупредил проректор ИГУ, — псевдовузы будут искать и среди ведомственных вузов. 

К сожалению, дальнейшая дискуссия ушла в плоскость критики чиновников из Министерства образования и науки и лично министра Ливанова. Звучала ставшая привычной риторика о «безумии, которое творит Ливанов»; о «навязывании нам европейских стандартов», которые у нас не приживаются; о том, что все эти реформы «грозят разрушить систему высшего образования в России»; об опасности Болонского соглашения, благодаря которому у нас ввели абсолютно чуждую систему бакалавриата и магистратуры и т. д. 

И вдруг на этом фоне неожиданно прозвучала идея, что решение о создании опорного вуза в регионе должна принимать областная власть, то есть правительство и губернатор, которые должны чуть ли не принудить вузы к объединению. 

Наиболее четко эту позицию высказал профессор-правовед Сергей Шишкин. По его словам, сами вузы объединятся не будут, потому что «никто не хочет шевеления в этом сегменте» и потому что «народ такой». Затем профессор довольно драматично обрисовал ужасы, которые ждут наше высшее образование, если лично губернатор не начнет толкаться по министерским коридорам и не хлопотать. 

Интересный поворот! 

То есть вузовское сообщество Иркутска не хочет брать на себя ответственность в этом вопросе. Конечно, гораздо безопаснее переложить бремя принятия непопулярного решения на власть. Чтобы потом, в случае чего, было кого винить. Естественно, власть тоже не хочет действовать силовыми методами, поскольку это чревато большими моральными издержками. 

Решение никому принимать не хочется, но надо. В заключение выступил заместитель губернатора Виктор Игнатенко, который четко сказал, что областная власть не будет волюнтаристски принуждать вузы к объединению. Будет создана рабочая группа для анализа всех вариантов и консультаций со всеми заинтересованными сторонами. 

  • Иркутские вузы  и рейтинги

Иркутские вузы не входят в мировые рейтинги лучших вузов. Единственный вуз, вошедший в международный рейтинг стран БРИКС, это Иркутский государственный университет. (Находится во второй сотне.)

  • Что нужно для победы в конкурсе

Согласно условиям конкурса, опорный университет должен быть крупным — не менее 10 тыс. студентов-очников. Доходы вуза из всех источников должны быть не менее 2 млрд рублей, и в вузе должно быть большое количество образовательных программ. 

  • Перебор с предложениями

В иркутских вузах много пересекающихся специальностей, то есть одну и ту же специальность можно получить сразу в трех-четырех и даже пяти вузах. Речь идет об экономике управления, юриспруденции, СМИ и информационно-библиотечном деле. Например, получить диплом юриста можно в десяти вузах: ИГУ, ИРНИТУ, БГУ, ВСИ МВД, РПА, МЮ РФ ИЮИ (филиал РГУП), БИУ, САПЭУ, БГИ, ВСИЭП. Явный перекос! Но этого скоро не будет. Минобразования намерено реформировать высшее юридическое образование, будут ужесточены стандарты, и получить его можно будет только в федеральных и опорных университетах. В других его не будет.

Иллюстрации: 

Проректор ИГУ Александр Шмидт уверен, что опорный вуз необходимо создать путем объединения ИГУ и ИГМУ, у такой модели больше шансов победить в конкурсе на создание опорного университета. Вся история развития медицинской науки говорит о том, что наибольших успехов добивались медицинские подразделения в составе классических университетов
Проректор ИГУ Александр Шмидт уверен, что опорный вуз необходимо создать путем объединения ИГУ и ИГМУ, у такой модели больше шансов победить в конкурсе на создание опорного университета. Вся история развития медицинской науки говорит о том, что наибольших успехов добивались медицинские подразделения в составе классических университетов