На защиту Старой Крепости

Общественность Иркутска пытается отстоять скальник Олхинского плато от уничтожения

Иркутский район богат красивой природой, а иркутяне гордятся тем, что имеют возможность, устроив себе прогулку выходного дня, через два часа езды оказаться в красивом лесу и дышать свежим воздухом. В числе популярных мест природы Прибайкалья — скальники Олхинского плато: Витязь, Ворона, Фараон, Клеопатра. Вокруг одного из них — Старой Крепости сейчас разгорелись нешуточные баталии. Общественность Иркутска всеми силами старается спасти его от уничтожения строителями.

Иркутянка Светлана одной из первых забила тревогу о Старой Крепости. Вместе с семьей — мужем и детьми — она проводит на природе едва ли не каждые выходные. Каково же было их удивление, когда, в очередной раз приехав на скальник, они увидели там технику и поваленные деревья.

— Крепость уже начали разбирать на стройматериалы (плитка, бордюры, плиты для памятников). Деревья повалили, технику пригнали, выкорчевывают камни… — написала Светлана в соцсетях и стала призывать общественность к митингу. — Сегодня они разберут, распилят и продадут Старую Крепость, завтра придут на Ворону, после доберутся до Старухи, Идола, Фараона, а там уже и Витязь пойдет в расход. Ведь эти люди не просто жадные, они очень жадные, особливо до народного добра, их надо остановить, пока не поздно. Ведь что у нас, сибиряков, есть? Зарплаты маленькие, цены высокие, зимы холодные; все, что у нас есть, — это природа, это Байкал, это красота! Так надо ее сохранить. 

Причиной того, что скальником-останцем заинтересовались строители, стал редкий розовый гранит, из которого сложена Старая Крепость.

Но произошло это не вчера — объект был привлекателен и раньше, и в советские годы на нем шла добыча ценной в отделочных работах породы, но только щадящим образом, бережно, с глубины. Так что сам скальник почти не пострадал. Тогда на его защиту встал ученый и краевед Валентин Брянский. «Это очень любопытный и интересный материал для геологов, которые могут сделать вывод о верхнем слое земли, — говорил он. — Не нужно копать шахту, не нужно копать шурфов, а подходишь — и тебе все видно». Вместе с коллегами-геологами он попытался перевести скалы-останцы в категорию памятников природы, но Старая Крепость в этот список не попала. В 2007 году она была разыграна на аукционе, и право недропользования досталось ЗАО «Дорожник».

 — Тогда на торгах цена объекта за день возросла с 67 тысяч рублей до 12 миллионов, — рассказал «Пятнице» заместитель генерального директора ЗАО «Дорожник» Анатолий Ефименко. — Мы не уступили его москвичам, вложили в него немалые деньги. А теперь нам просто говорят: «Уходите» — видят в нас злодеев, крутят руки и не дают работать. Наверное, если бы тогда тендер выиграли москвичи, сейчас бы не было этих митингов и самой скалы бы уже не было.

К слову, в 2012 году ЗАО «Дорожник» приступил было к работам на объекте, но общественность и тогда вышла на улицу с плакатами. На какое-то время скальник удалось отстоять.

В фирме нам сказали, что причиной заморозки объекта стало нестабильное финансовое состояние организации. Теперь же в Шелехове открылся цех по распиловке гранита, и работы можно возобновить.

— Такая история повторяется на каждом объекте, — сообщил Анатолий Ефименко. — Так что это уже нормально для нас. Например, выиграли торги, получили лицензию, начали разрабатывать карьер под Тулуном, и местные жители стали жаловаться, что у них, мол, вода уходит из колодцев. Или говорят, что мы грибные места их разрушаем — недовольные будут всегда. У скалолазов еще куча этих скал останется. А такого месторождения розового гранита больше нигде поблизости нет. Учитывая, сколько средств в него уже вложили, мы не отступимся от карьера, до последнего будем за него воевать.

Анатолий Ефименко даже предположил, что после разработки Старая Крепость не утратит своей актуальности, просто вместо гранитной башни высотой 15 метров будет такой же глубины карьер. Но «котлован, заполненный водой», вместо любимых стен Крепости, «мертвая зона с ямами» иркутянам не нужны. Они ответили на это протестом и провели 25 сентября в сквере Кирова митинг с участием ученых, туристов и просто активных граждан. 

— Мы вообще не понимаем, на основании чего была возобновлена работа, — комментирует «Пятнице» научный сотрудник Института географии имени В.Б.Сочавы СО РАН Елена Королькова. — В 2012 году мы провели аналогичный митинг, подали документы в прокуратуру, ее сотрудники выявили нарушения — и на три года работы были приостановлены. Видимо, время прошло, и можно рушить Крепость снова.

Елена Королькова намерена вместе с коллегами заняться оформлением надлежащих документов, чтобы придать скальнику статус памятника природы, и готова работать на общественных началах, потому что «кто-то это уже должен сделать». За время митинга активисты собрали более 500 подписей в защиту скальников и отправили обращение на имя губернатора. Организаторы акции предлагают объединить скальники Олхинского плато в парк, который станет охраня­емым объектом регионального значения. 

  • История вопроса

В 2012 году прошла первая акция протеста, результатом которой стало обращение общественности в Министерство природных ресурсов Иркутской области о необходимости защитить скальник Старая Крепость. Тогда было решено разработать проект парка регионального значения «Витязь», в который бы вошли сразу несколько останцев. Этот статус предусмотрел бы запрет на проведение каких бы то ни было работ, кроме рекреационной деятельности. На эти цели из областного бюджета даже выделили деньги, но подрядная организация, которая выиграла торги, снизив стоимость до минимума, сделала такой проект, который не прошел потом ни одну экспертную комиссию и, следовательно, не был реализован. Прошло время, ЗАО «Дорожник» вернулся к объекту недропользования, а перед активистами снова встала проблема защиты объекта от разрушения.

Иллюстрации: 

Иркутянину Алексею Сапижеву 27 лет. По профессии он системный администратор, туризм — его увлечение и дело семьи. Его отец Михаил Сапижев, который в свое время был руководителем спортивного клуба «Наследники», ежегодно водил воспитанников на скальники-останцы, прививал любовь к природе. «Старая Крепость удобна тем, что находится ближе других к железной дороге и является доступным местом отдыха и для скалолазов, и для молодых родителей с маленькими детьми, — говорит Алексей. — Сейчас мы рискуем потерять скальник: строители решили пойти по легкому пути, они не хотят разрабатывать ресурсы под землей. Конечно, Крепость нужно лишь разобрать и вывезти. А что потом? Возьмутся за остальные — Витязь, Фараона, Ворону?»
Иркутянину Алексею Сапижеву 27 лет. По профессии он системный администратор, туризм — его увлечение и дело семьи. Его отец Михаил Сапижев, который в свое время был руководителем спортивного клуба «Наследники», ежегодно водил воспитанников на скальники-останцы, прививал любовь к природе. «Старая Крепость удобна тем, что находится ближе других к железной дороге и является доступным местом отдыха и для скалолазов, и для молодых родителей с маленькими детьми, — говорит Алексей. — Сейчас мы рискуем потерять скальник: строители решили пойти по легкому пути, они не хотят разрабатывать ресурсы под землей. Конечно, Крепость нужно лишь разобрать и вывезти. А что потом? Возьмутся за остальные — Витязь, Фараона, Ворону?»
baikalpress_id:  109 266