На воздушной подушке

Единственное транспортное средство, способное перевезти людей на Ольхон в межсезонье, это «Хивус»
Текст: Борис Слепнев , Фото: автора и из архива Константина Мамаджанова , Копейка , № 15 от 18 апреля 2018 года , #Жизнь
«Хивус»
«Хивус»

Много лет жители острова поздней осенью и ранней весной на некоторое время были отрезаны от цивилизации. А если учесть, что на Ольхоне и электричество подавалось порционно, то легко представить, в каких условиях жили люди. В экстренной ситуации островитяне встречали борт малой авиации, а так просто ждали, пока окрепнет лёд или полностью разойдётся. Жизнь кардинально изменилась с появлением на берегу катеров на воздушной подушке. Мы встретились с директором транспортно­туристической компании «Вездеход» Константином Мамаджановым.

— Константин, почему выбор пал именно на «Хивусы»?

— В 2003 году мне удалось с главным конструктором завода «Аэроход», который выпускает «Хивусы», пройти испытательный пробег на катере по Монголии. Через Монды машину перебросили на Хубсугул, дальше пошли по реке Эгийн­Гол. К концу пути, который мы планировали пройти за одну неделю, а по факту получилось две, стало ясно, что техника будет востребована не только в сфере туризма, но и в качестве транспортного средства, выполняющего регулярные перевозки. Уже в 2004 году мы организовали компанию «Вездеход». Подразумевалось, что первыми заказчиками будут туристы. Приобрели в лизинг два судна на заводе. Рынка как такового не было, никто толком не знал, что такое катер на воздушной подушке, его возможности. С начала эксплуатации внесли порядка 20 предложений по изменению конструкции, которые принял завод. Потом предложили услуги по перевозке пассажиров в межнавигационный период с материка на Ольхон и работаем уже больше десяти лет.

— Получается, что до появления судов на воздушной подушке Ольхон в межсезонье был отрезан от Большой земли?

— При необходимости переправлялись кто как мог: толкали впереди себя лодку, несли под мышкой доску. Были, конечно, несчастные случаи. Так и жили. Если вспомнить, то и электричество на острове появилось относительно недавно.

— Первый рейс помните?

— Это было 28­го или 29 декабря, Байкал тогда вставал раньше. Я надел шубу Деда Мороза, взяли с собой телевизионщиков, загрузили на борт подарки и пришли на Ольхон. Лёд в проливе был всего 2—3 сантиметра толщиной, его ломало, но мы прошли успешно. Непонятно, как на самом деле жители Ольхона обходились без подобного транспорта в межсезонье. Ведь одно дело целенаправленно готовиться к опасному переходу, другое — если это необходимо в случае ЧП. В этом году ещё до начала официальной работы сделали три санитарных рейса: вывозили роженицу, потом переправляли комиссию после крупного пожара на туристической базе, где погибли иностранцы. В подобной ситуации работаем даже в ночное время, хотя обычно это запрещено правилами эксплуатации. Паромы уже стояли на приколе, в воротах ходил маленький кораблик, ломая лёд, но ему надо время, чтобы разогреть двигатели, завестись и так далее.

— Жители оценили суда на воздушной подушке?

— Конечно. Мы там уже как местные. Один раз еду в маршрутке, рядом громко разговаривают две женщины. Одна — другой: «Сейчас приедем, сядем на катер». — «А кто там?» — «Да наши местные мужики».

— Вы работаете на договорной основе?

— Да, у нас контракт с районом на пятнадцать дней, у них просто больше нет денег, в итоге нас просят продлить работу. Так, в январе мы работали месяц и сейчас примерно столько же.

— Пассажирский поток идёт равномерно или существуют некие пики активности?

 — В середине февраля две недели едут китайцы отмечать свой Новый год.

 — За световой день сколько рейсов удаётся сделать? Есть какие­нибудь ограничения в этом плане?

— По контракту должны совершать три обязательных рейса, но по факту получается значительно больше. Местных никак не отрегулируешь: кому­то срочно необходимо переправиться утром, да и в течение дня постоянно подъезжают. Ограничены фактически световым днём. Судно скоростное, ночью передвигаться запрещено.

— «Хивусы» можно эксплуатировать круглогодично на Байкале?

— Нет. По классу регистра у него разряд Р — речной, а на Байкале условия плавания М — море. Разряд устанавливается по ветроволновым показателям.

 В межсезонье ветер есть, а волны нет — лёд. Но, как только лёд ушёл, встаём на прикол. Ограничения по ветру — 15 метров в секунду, волнение — полтора метра. Но это на реке. На Байкале по открытой воде ходить нам нельзя. Потому что в случае ЧП помощь можем оказать только вторым катером, никто другой не сможет подойти. Работать будем до конца апреля, а 1 мая «Хивусы» должны быть уже в городе.

— Байкал характеризуется сильными ветрами. Приходилось попадать?

— Да, приходилось. Однажды перегоняли два катера, и в районе Голоустного накрыл такой силы ветер, что мы не могли управлять машинами. В итоге пришлось развернуться носом на ветер, так и просидели всю ночь, дремали вполглаза. Хорошо, что не было пассажиров.

— Помимо перевозок вы оказываете туристические услуги. Чем люди интересуются на Байкале, что хотят посмотреть?

— Например, чёрный лед с эффектными трещинами — на него едут посмотреть в том числе иностранцы; ледовая архитектура: наплёски, сосульки, гроты и т. д. Зимний Байкал — рай для фотохудожников.

— Вы сопровождаете всевозможные переходы?

— Да, пешие переходы, забеги на коньках обслуживаем, оказываем помощь участникам. В этом году на марафоне из Танхоя в Листвянку дул такой ветер, что до финиша добралось всего 11 спортсменов, остальных сняли с дистанции. Я не представляю, что было бы без «Хивусов». Благодаря им в своё время удалось реализовать проект «105­й меридиан».

Дело в том, что меридиан в 105 градусов восточной долготы проходит через мыс Челюскин (самую северную часть России), в Антарктиде — совсем рядом со станцией «Восток» и сечёт Байкал примерно посередине траверса Танхой — Листвянка. Поэтому между Танхоем и Листвянкой строили базу изо льда. Получился некий образ полярной станции. Там радисты несколько суток работали. Со всеми континентами была связь (за исключением Антарктиды — там радиолюбителей не было). Массовый переход из Танхоя в Листвянку — за один день максимально было 354 участника, не считая инструкторского состава, спасателей и
т. д.  «Хивусы» не только сделали возможными различные мероприятия, но и создали новый вид услуги.

— Вот­вот закончится сезон. Что дальше?

— Там следующий проект, «15.08». Сезон лесных пожаров не за горами, отдельные очаги уже зафиксированы.

— Как вас из воды да в огонь бросило?

— Однажды вечером читаю в Фейсбуке, пишет товарищ: «Всё горит, а мы что, не мужики? Поможем?» Утром переговорили и поехали тушить в Баяндаевский, Ольхонский районы. Дальше больше: появился отряд «15.08», сейчас это официальная структура.  Вот 12 мая будем проводить сборы на базе авиаохраны лесов, а на следующий день соберёмся уже в полевых условиях, место определим. Подгоним пожарную машину, оборудование и будем отрабатывать приёмы тушения, по десять раз одно и то же покажем, чтобы руки запомнили. В реальных условиях слаженные действия — главный залог успеха. В этом году приедут посмотреть на нашу работу из Бурятии и Забайкальского края. Хотим провести занятия для добровольцев и представителей муниципалитетов. Специально приглашаем юриста, который разложит документы и прокомментирует подробно — что закон запрещает, что разрешает.

— На этот год география работ определена?

— Там, где будет гореть. В отряде все городские, стараемся выезжать туда, где объективно можем принести пользу. По расстоянию — 250—300 километров от города. Обычно выезжаем в пятницу вечером, субботу­воскресенье тушим, в понедельник выходим на работу.

— Получается, группа выходного дня?

— Да. Приглашаем, присоединяйтесь.

Константин Мамаджанов за рулём «Хивуса»
Константин Мамаджанов за рулём «Хивуса»
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments