На улицах Иркутска появляется все больше людей с просьбой о помощи

Обычные попрошайки, беспринципные мошенники или люди, которых болезнь ребенка заставила выйти с протянутой рукой?

Этим вопросом все чаще задаются горожане, к которым с просьбой помочь обращаются люди на улицах. Как правило, эти люди сетуют на то, что остались без денег, еды и возможности уехать, или демонстрируют фотографию ребенка, которому требуется операция. Просящие бывают очень убедительны, могут залиться горючими слезами, способными растопить сердце даже убежденного скептика. Сердобольные иркутяне отдают деньги и переживают, что могли бы отдать больше. Но вот идет ли эта милостыня во благо, не поощряет ли она тунеядство, а то и алкоголизм — большой вопрос.

Тему попрошаек недавно подняли на одном из иркутских форумов. Одна из форумчанок была очень впечатлена и расстроена зрелищем, которое ей довелось наблюдать на остановке «Баргузин». Там сидела женщина и, роняя слезы, бесконечно повторяла только одно слово: «Пожалуйста, пожалуйста…» В руках женщина держала плакат: «Помогите собрать деньги на повторную операцию на сердце ребенку». Форумчанка дала страдалице деньги и с грустью отметила, что другие люди равнодушно проходили мимо. «Неужели мы так привыкли к чужому горю, что перестали его замечать? — вопрошала девушка на форуме. — Или это обычная попрошайка?»

Мнение форумчан было однозначным — люди обходили попрошайку стороной. И правильно делали. Кто-то вспомнил, что два года назад тоже видел женщину в слезах и с идентичным плакатом на улице Карла Маркса; кто-то эту же самую даму видел в переходе на Синюшке, и было это 4 года назад; кто-то писал, что на улице денег на дорогостоящую операцию не насобираешь, даже если будут щедро подавать, и это не просто мошенница, а представительница целого бизнеса, основанного на игре на человеческом сострадании. Кто-то вспомнил, что пытался наладить контакт с девушкой, которая просила денег, держа на руках маленького ребенка. После предложения обратиться в кризисный центр, где помогают женщинам, попавшим в трудную ситуацию, девица поскучнела и попыталась ретироваться от благодетельницы.

Женщин с подобными плакатами можно видеть в разных частях города. Так, на перекрестке в Университетском между машинами прогуливалась молодая девушка с картонным разворотом в руках, на котором было фото больного сына. Кто-то из автомобилистов давал ей деньги, кто-то не обращал на нее внимания. Но многих людей удивлял тот факт, что девица была мало похожа на убитую горем мать — вульгарный макияж, ярко-розовая сумка выглядели слишком вызывающе. Когда кто-то из водителей пытался с ней поговорить, мамаша не могла толком объяснить диагноз сына.

Она даже не пыталась скрыть брезгливость и разочарование, когда ей давали мелочь.

Тема о попрошайках, чья честность вызывает большие сомнения, на иркутских форумах всплывала еще несколько лет назад. В одном случае форумчане даже предприняли собственное расследование. Так, к торговому рынку «Ручей», что на Синюшиной Горе, каждый день как на работу выходила женщина. Мастерски выдавливая слезу, она собирала деньги для 6-летней дочери Кати, которой требовалась операция на сердце. Всем интересовавшимся женщина отвечала, что у малышки не работает левый клапан, операцию нужно проводить в Новосибирске, нужная сумма почти собрана, осталось 10 тысяч рублей, но взять их негде. Как и просительница, которая стояла на «Баргузине», эта женщина очень убедительно разыгрывала безысходность. «Специально так плакать невозможно», — писали поверившие аферистке люди. Форумчанки решили ей помочь, но прежде хотели проверить документы.

Во время беседы с пользователями форума женщина предоставляла разную информацию: кому-то говорила, что живет в Ново-Ленино, кому-то — что в Юбилейном, кому-то — что до операции остался месяц, кому-то — что 3 дня. От предложения разместить документы на форуме отказалась: мол, и так все в Интернете о ее дочке есть, но толку никакого. Кроме того, дамочка наотрез отказывалась давать номер своего телефона, утверждала, что у нее нет ни мобильного, ни домашнего. Стало очевидно, что женщина — нехороший человек, но талантливая актриса.

У сотрудников полиции люди, выходящие на улицу с протянутой рукой, особого интереса не вызывают, ведь за попрошайничество к ответственности у нас не привлекают. Другой вопрос, что попрошайки зачастую относятся к сильно неблагополучным слоям населения, поэтому их время от времени доставляют в отделы, берут отпечатки пальцев, проверяют на причастность к преступлениям. По словам полицейских, за попрошайками, как правило, ничего криминального не числится.

Отдельная категория уличных страдальцев — инвалиды.

Многие из них отморозили руки и ноги, пребывая на морозе в состоянии алкогольного опьянения. Но ни один инвалид никогда в этом не признается. По словам Алексея Павлюченко, участкового отдела полиции № 7, классическое объяснение, которое дают эти люди, — пострадал в ДТП. Какова бы ни была причина, приведшая к инвалидности, но эта категория просящих милостыню хотя бы не обманывает людей, как в случае с несуществующим больным ребенком. Однако и тут есть исключения. В районе моста через Иркут был замечен безрукий мужчина, который, судя по надписи на картонке, собирал деньги себе на протез. Водители, которые имели желание и возможность к нему приглядеться, обратили внимание, как неумело липовый инвалид прятал руку под курткой.

Варианты легенд, которые рассказывают попрошайки, зависят от их возраста. Пожилые сетуют на то, что вот, мол, только выписался из больницы, вся пенсия ушла на лекарства, родных нет, помочь некому, денег нет даже на еду. Такие истории не могут не растрогать.

Люди дают деньги, а потом видят облагодетельствованных пьяными, веселыми, сыплющими отборным матом. Девушки, часто держащие ребенка на руках, обычно просят денег, чтобы уехать, чаще всего почему-то в Ангарск, а потом сидят в компании дружков с банкой алкогольного коктейля.

Вместе с участковым Алексеем Павлюченко мы колесим по Октябрьскому району в поисках попрошаек. На улице прохладно, и «рабочие места» пустуют.

— Помнится, на пересечении Депутатской и 1-й Советской дежурил безногий мужчина.

— Был такой, — говорит участковый. — Он жил у знакомых где-то поблизости, просил деньги у водителей и обязательно проверял мусорные бачки рядом с супермаркетом на предмет съестного. Но его уже пару месяцев не видно. Наверное, переехал.

По словам Алексея Павлюченко, инвалиды-колясочники часто дежурят на долгих светофорах.

Почему обращаются именно к водителям? Расчет тут прост: если просить у пешехода, ему нужно остановиться, достать кошелек — словом, совершить какие-то действия, а водителю, который и так уже стоит в ожидании зеленого света, намного проще достать мелочь из пепельницы или бардачка.
Как-то раз летом конкуренцию иркутским попрошайкам составили заезжие гастролеры. В Иркутск из Краснодара приехала целая бригада колясочников. Каждое утро водитель развозил их по перекресткам.

— Это у них было турне по городам России, — с улыбкой говорит участковый.

После безрезультатной поездки по Октябрьскому району мы решили попытать счастья в супермаркете на остановке «Типография». Там на протяжении уже долгого времени женщина собирала деньги на операцию дочери. В этот раз нам повезло — женщина нерусской национальности держала в руках заламинированную фотографию ребенка. Когда мы начали ее расспрашивать, она захлопнула папку и опустила глаза. «Нужна операция на сердце. Половину уже собрали, обошли все больницы. Один человек обещал выставить о нас информацию на сайт…» — лепетала женщина, очень напоминая «голубого воришку» из «Двенадцати стульев»: «Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал, и ему было стыдно». Только в данном случае стыдливый человек не крал, а обманывал людей.

— А я ей верю, — говорит Юлия, продавец, которая не раз общалась с этой женщиной. — Она очень скромно себя вела, никогда ни у кого ничего не просила, просто стояла в уголке. Выглядела очень потерянно. И так самоотверженно тут дежурила — могла простоять с 9 утра до 8 вечера и даже есть не ходила. Она и документы все у меня оставляла. Это были подлинники, не копии. Видно было, что она ими дорожила.

После горячей тирады Юлии у нас закрались сомнения. Однако мы вспомнили историю, которую нам рассказал Алексей Павлюченко, — одна женщина собирала деньги для своего больного ребенка, била во все колокола, обращалась в благотворительные фонды, в СМИ, а однажды, идя по одной из улиц Иркутска, увидела, как мошенница держит в руках фото ее больного ребенка и все документы — эпикриз, направление на операцию, которые она, судя по всему, распечатала, скопировав из Интернета. Наше предположение о том, что в вышеописанном случае действует обманщица, подкрепил и Кирилл Ильин, волонтер Иркутского благотворительного фонда Татьяны Морозовой:

— Все случаи, которые вы описали, — это лохотрон. К примеру, эти люди могут собирать деньги на лекарства, причем на те, которые входят в перечень бесплатных. Если речь идет о дорогостоящих лекарственных препаратах, то на улице на них не соберешь, даже если простоишь там 100 лет. Речь идет о сотнях тысяч рублей, а то и о миллионе. Родители, у которых больной ребенок, сначала обращаются в больницу. После полного обследования врачи выносят решение. Ребенку может быть назначена бесплатная операция. Если необходимо дорогостоящее лечение, в том числе за границей, врач может посоветовать, в какой благотворительный фонд обратиться.

Родители ребенка, которым действительно нужна помощь, могут также обратиться к коммерческим организациям, в СМИ, воспользоваться интернет-ресурсами — словом, пойти более цивилизованным и действенным путем, чем выход на улицу за подаянием.

Иллюстрации: 

Новая мода у попрошаек — подкупающая честность.
Новая мода у попрошаек — подкупающая честность.
baikalpress_id:  93 877
Загрузка...