На разных берегах

Остров Казачьи Луга находится в черте Иркутска, но из-за отсутствия постоянной переправы его жители ведут уединённый образ жизни
В этом году местным повезло — река замёрзла за одну ночь. Но к обеду лёд всё ещё тает…
В этом году местным повезло — река замёрзла за одну ночь. Но к обеду лёд всё ещё тает…

Светлана Галина со своими верными друзьями — таксой Рихардом  и резиновыми сапогами
Светлана Галина со своими верными друзьями — таксой Рихардом и резиновыми сапогами
Потомственного паромщика Василия Федосеева знают все в округе
Потомственного паромщика Василия Федосеева знают все в округе

На Лугах — чистый воздух, великолепное разнотравье (есть свои эндемики), растут ягоды и грибы, и членам СНТ «Иркутянин» горожане могут только завидовать. Уединённому образу жизни способствует ландшафт: остров от Большой земли отделяет русло реки. Перебраться с одного берега на другой проще зимой, когда протоку сковывает лёд. Летом работает паром. А вот в межсезонье дорога превращается в аттракцион: приходится либо идти вброд в ледяной воде, либо перебираться по канатной дороге. Со временем островитяне поделились на два лагеря: одни мечтают, чтобы им построили мост через реку, другие против этого. В чём причина раскола и нужен ли на самом деле мост? В этом разбиралась корреспондент «Копейки».

Остров-мечта

— У меня дома, наверное, пятьдесят пар резиновых сапог стоит, — смеётся Василий Федосеев, житель посёлка Черёмушки. — Пора уже подписывать, чьи они… Люди с утра через реку переходят, но не тащить же сапоги с собой на работу! Вот у меня и оставляют. Другие, наоборот, приезжают на машинах, оставляют их у меня во дворе, потом надевают сапоги и переходят на тот берег.

Василий Федосеев живёт в Черёмушках (это посёлок в городской черте, рядом с микрорайоном Синюшина Гора), в доме возле реки. Он ещё успел застать то время, когда никакого острова не было и в помине.

— На месте, где сейчас русло Иркута, была полноценная дорога, ходили автобусы, — вспоминает Василий. — Возле реки, там, где сейчас территория острова, располагалась турбаза от радиозавода, стояло несколько дачных домиков. А в 1971 году случилось сильное наводнение. Я ещё мальчишкой был, но помню, как в нашем старом доме вода поднялась до окон!

Тогда Иркут пробил новое русло. Всем, чьё жильё осталось по ту сторону реки, пришлось приспосабливаться к новым обстоятельствам. Василий рассказывает, что первым паромщиком был его отец — Владимир Федосеев. Нуждавшихся он перевозил на своей лодке за определённую таксу — 5 копеек. В 1974 году город построил пешеходный мост, но простоял он лишь до очередного наводнения. Примерно тогда же садоводы соорудили канатную дорогу. Протянули над рекой трос, по которому с помощью ремней, роликов и доски (нужный комплект, как и резиновые сапоги, по сей день каждый носит с собой) научились перебираться с берега на берег.

Со временем обитатели Казачьих Лугов вдруг оценили своё положение. Оказалось, что теперь они находятся в удивительном месте. Благодаря тому, что остров со всех сторон окружён водой, у них всегда свежий воздух. Даже когда в городе смог и дым от лесных пожаров, над ними — чистое небо. На острове практически нет машин, поэтому летом здесь свободно гуляют дети, и никто за них не переживает. Антропогенная нагрузка ничтожна, поэтому здесь растут травы и цветы, которые нельзя найти в другой части города: например, три вида кукушкиных сапожек, или венериных башмачков.

Любопытный факт: садоводство было основано в 1959 году, однако активно разрастаться оно стало только в 90-е годы, то есть уже после наводнения. Сейчас в СНТ насчитывается 200 участков и 120 домов.

— Впервые я оказался здесь в 1981 году, когда приехал в гости к своему приятелю, — подключается к разговору Леонид Шеметов, председатель СНТ «Иркутянин», — и буквально влюбился в это место. Купил домик для своей мамы — она как раз выходила на пенсию, а потом уже и себе приобрёл участок.

— А я купила участок в 2008 году, — добавляет Ирина Сайфулина, ещё один член садоводства. — Здесь очень комфортно! Летом моя семья много времени проводит в лесу и на озёрах — они находятся в глубине острова; зимой мы катаемся на лыжах. В межсезонье просто не приезжаем, живём в городе. Не нужен нам мост! Губить такой остров — грех: будет дорога — будет свалка…

Не зная броду…

О том, что дом, который она приобретает, находится на острове, Светлана Галина, ещё один член СНТ, конечно же, знала. Тем не менее решилась. Пять лет назад её привлекли небольшая цена и красивая природа. Другого жилья у неё нет, в садоводстве она круглый год, поэтому о проблемах межсезонья знает не понаслышке.

— Вот сегодня утром муж без проблем перешёл через реку, — говорит Светлана. — А к обеду лёд подтаял, поэтому вечером опять приду сюда встречать его, с сапогами.

По канатной дороге, признаётся Светлана, лично она никогда не переправлялась — высоты боится. Да и особой необходимости в этом сейчас нет: река обмелела, появилось два брода. Правда, течением их иногда смещает — и тогда можно провалиться в реку по пояс. Хорошо, что бежать недалеко.

— Не всегда резиновые сапоги под рукой, — продолжает Светлана. — Зимним утром, бывает, переходишь по льду, а в обед возвращаешься — воду выдавило морозом наверх. А дома никого. Что делать? Ну так и ходим. Потом дома обувь сушим. Не здесь же ночевать...

Сложности с переправой бывают не только весной и осенью. Некоторые жители работают допоздна, возвращаются домой уже ночью. Если лодка на другом берегу, приходится будить домочадцев. Крупные вещи здесь перевозят, как правило, на машинах, зимой, когда лёд встанет. Можно и летом, по броду, но на свой страх и риск.

Без несчастных случаев, между тем, не обходится. За два последних года их было два. Весной с тарзанки сорвался молодой парень — сломал тазовые кости и ключицу. Пролежал так четыре часа, потому что врачи не могли к нему проехать. А в прошлом году мужчина возвращался ночью с работы, пошёл по броду и упал. Его снесло течением, сил хватило только на то, чтобы выбраться на берег, где он и замёрз.

— А если пожар, то все бегут с ведрами к реке, — добавляет Василий Федосеев. — И пожарных, и скорую помощь, и полицию, и такси — всех на мой адрес вызывают. Потому что дальше никто уже не едет.

При этом Василий, который в летний период официально работает паромщиком, тоже уверен: строить мост через реку не надо. Вот и чужаков на паром не пускает.

— Каждое лето на нашем берегу несанкционированный пляж, — говорит он. — Столько мусора всегда остаётся! К ним же, в садоводство, всегда приходишь как в другую страну — там чисто, тихо, спокойно. А летом знаешь как там красиво!

Особенный или безопасный?

 Не всех жильцов устраивает добровольная изоляция. Три года назад новые домовладельцы создали инициативную группу, стали активно поднимать проблему моста во всех инстанциях.

— Люди охотно покупают здесь участки, — сокрушается Леонид Шеметов. — А потом хотят, чтобы к ним друзья в гости ездили, да ещё на машинах. Но большинство-то против!

Леонид Шеметов был избран председателем два года назад, и за это время, с его слов, успел сделать немало полезного. Навел порядок с электричеством (теперь свет есть на каждом участке), построил новую удобную пристань. Осталось решить проблему с водоснабжением: ещё не на всех участках имеются скважины, а водопровод прокладывать затратно. Есть и сложности с пропиской: долгое время остров Казачий относился к Свердловскому округу, потом его по непонятным причинам передали в Ленинский. Теперь у соседей разные адреса.

— Тридцать лет мы живём без моста, — продолжает Леонид Васильевич, — и уверен: будем жить дальше. Зато теперь добавилось головной боли. ГИМС, например, впервые за все годы требует оформить официальную ледовую переправу. Хотя зимой в садоводстве у нас проживает только 15 семей. Те, у кого есть дети — таких всего трое, снимают на этот период в городе квартиру.

— Никто не будет строить нам мост, — уверена и Ирина Сайфулина. — Во всех документах сказано, что мы находимся на подтопляемой территории, то есть изначально не предусмотренной для проживания. Городской администрации проще поменять нам земельный статус из садоводства в огородничество, как это сделали с Селиванихой, и тогда никого моста точно не будет. Заодно нам запретят строить дома и прописываться.

Мои собеседники уверены: лучше бы инициативная группа направила свою энергию в нужное русло. Например, добилась бы, чтобы в Черёмушки ходил городской автобус, как это было в советское время. В посёлке большая промзона, много рабочих мест, но конечная остановка общественного транспорта далеко — только на Кае.

 В управлении архитектуры и градостроительства администрации Иркутска сообщают, что пешеходный мост через реку Иркут на остров Казачьи Луга, возможно, появится. В связи с обращениями граждан, желающих обеспечить свободный доступ в СНТ «Иркутянин», проект о внесении изменений в генплан города будет рассмотрен на заседании думы Иркутска в конце 2018 года.

Эта табличка впервые появилась здесь этой осенью 
Эта табличка впервые появилась здесь этой осенью