На пути исправления

Осужденные ангарской колонии создают изделия из глины
На то, чтобы слепить поделку из глины, у каждого из осужденных ушло 10—20 минут.
На то, чтобы слепить поделку из глины, у каждого из осужденных ушло 10—20 минут.

Около 30—40 осужденных собрались в клубе для того, чтобы посмотреть и поучаствовать в изготовлении глиняных изделий.
Около 30—40 осужденных собрались в клубе для того, чтобы посмотреть и поучаствовать в изготовлении глиняных изделий.
Евгений Мещанский пообещал приложить максимум усилий для того, чтобы сюда больше не возвращаться.
Евгений Мещанский пообещал приложить максимум усилий для того, чтобы сюда больше не возвращаться.

В исправительном учреждении № 7 осужденные изучают новое ремесло — гончарное производство. Овладевать первыми навыками им помогает известный иркутский керамист Ольга Михалевская. Многие из осужденных попробовали свои силы в этом непростом деле, и хотя не каждому из них удалось сотворить глиняное чудо, тем не менее результатом все остались довольны. Для тех, кто находится в местах лишения свободы, такие уроки не проходят даром. Как признаются осужденные, гончарное дело вырабатывает терпение, дает положительные эмоции, позволяет приобрести новый опыт, а также помогает избавиться от плохих мыслей.

«Это совершенно иной мир»

ИК-7 — это учреждение особого режима. Здесь находятся рецидивисты, которые зачастую отсиживают уже не второй и не третий срок. Для них места лишения свободы — привычная среда обитания. Однако, по мнению сотрудников колонии, это не повод сидеть сложа руки. Здесь стараются по возможности трудоустроить каждого. Для этого в учреждении имеются швейный цех, мастерская по дерево- и металлообработке, автосервис. Есть подсобное хозяйство. Причем это не только огород и теплица, но и кролики, свиньи, утки, индюки, индоутки.

— У нас особый контингент осужденных. У многих большие сроки — от десяти лет и выше, — рассказывает Станислав Митренко, начальник исправительного учреждения. — Наша основная работа направлена на то, чтобы они могли найти себе здесь применение и оставили нездоровые мысли в прошлом. К сожалению, имеющиеся производственные мощности не позволяют привлечь к работе всех желающих, но мы ищем альтернативы. Для этого приглашаем к нам различных специалистов, мастеров, людей творческих профессий. Осужденные посещают мастер-классы по живописи, рисованию на воде, лепке. В клубе они учатся играть на гитаре, синтезаторе, ударных инструментах, поют. Есть собственный ансамбль. Кроме того, нашим подопечным не чужд и спорт. У нас сформирована футбольная команда. Сейчас все болеют чемпионатом мира.

Мастер-класс по гончарному искусству ведет Ольга Михалевская, известный в Иркутске керамист. Она дала возможность каждому желающему попробовать свои силы на гончарном круге. Многие из учеников под ее непосредственным руководством смогли вылепить вазочку, чашку, горшок.

— Мы не в первый раз работаем с осужденными. Наши художники-искусствоведы дали уроки в Ангарской воспитательной колонии, в Бозое, в Маркова, в СИЗО. Это не только гончарное искусство, а также живопись, лепка, виртуальные экскурсии по музеям и многое другое. Все эти мастер-классы проводятся в рамках проекта «Наедине с искусством», который реализует наша галерея, — говорит Ксения Вершинина, менеджер арт-галереи DiaS. — Среди заключенных есть немало талантливых людей. Кто-то прекрасно рисует, кто-то сочиняет музыку или пишет стихи. Поскольку они находятся в местах лишения свободы, у них нет возможности пообщаться с такими же творческими людьми. Поэтому они очень рады, когда приезжают люди искусства. Им всегда есть о чем поговорить.

Каменщик, певец, ведущий

В том, что такие мастер-классы пользуются большим вниманием, мы убедились сами, посетив одно из занятий по гончарному ремеслу в ИК-7. Около 30—40 осужденных собрались в клубе для того, чтобы посмотреть и поучаствовать в этом творческом процессе. С собой у приглашенного мастера, Ольги Михалевской, был мобильный гончарный круг. Он был приобретен специально для того, чтобы проводить выездные занятия. После вводного теоретического урока многие осужденные решились попробовать свои силы в изготовлении глиняной утвари. Под внимательным оком керамиста каждый сначала неумело, но постепенно приноравливаясь, старался слепить хоть что-нибудь. За 15—20 минут у некоторых выходили интересные экземпляры.

— Нужно, конечно, больше времени на то, чтобы получилось что-то стоящее. Но все равно мне очень понравилось, — делится своими впечатлениями Евгений Мещанский. — Мне это интересно в первую очередь как человеку верующему. Все мы прекрасно знаем из Писания, что изначально человек был создан из глины, и лично мне это занятие дало почувствовать, что мы действительно имеем что-то общее с природой. Это очень необычно.

По словам осужденного, благодаря мастер-классам ему удается выработать терпение, стать более усидчивым.

— Человек так устроен, что если он захочет что-то сделать, он научится. Конечно, пары занятий не хватит, но элементы, азы можно получить. Мне, например, удалось сделать кружку, тарелочку. На воле у меня вообще не было никакой специальности. Здесь я окончил вечернюю школу, начиная с 9-го класса, затем отучился в ПТУ и приобрел профессию каменщика. Новую столовую мы построили собственными руками. Также я нашел себя и в музыке. Пою, выступаю в качестве ведущего. Никогда раньше даже не думал, что смогу это делать.

Евгений Мещанский отбывает уже третий срок. И все за кражу. Совсем скоро он выйдет на свободу и, как уверяет он сам, приложит максимум усилий для того, чтобы сюда больше не возвращаться.

— Сейчас я могу сказать, что возвращался на зону, потому что мне нравилось красть. Это было моей природой, сущностью, образом жизни. Я получал от этого удовольствие, адреналин. А сейчас мне этого уже не надо. Тем более что у меня сейчас есть стимул, чтобы дальнейшую свою жизнь провести в ином русле. У меня подрастает дочь, ей 4 года, есть жена, мама, сестра. Им нужна моя помощь. И я постараюсь их не подвести. По своему опыту знаю, что редко встречаются люди, которые, освободившись, что-то меняют в своей жизни. Как правило, они вновь сбиваются с пути, совершают преступление и возвращаются на зону. Но я буду очень стараться, чтобы этого не случилось.

Арт-терапия помогает всем

Признает свои ошибки и другой осужденный, Денис Раздубищев. Он находится в местах лишения свободы почти четыре года. Был этапирован из закрытой тюрьмы в Енисейске Красноярского края. Теперь ближайшие 11 лет он проведет в ИК-7. Времени на то, чтобы привести свои мысли в порядок, у него очень много. И путь к исправлению уже начался.

— Я искренне раскаиваюсь в своем преступлении. Раньше был атеистом, а теперь молюсь о покаянии. Здесь у меня совершенно другая жизнь. Я стараюсь найти себе применение. По профессии я геолог, техник-геодезист, но этот опыт здесь не нужен. Хочу выучиться на автослесаря и работать с техникой. Это мне ближе всего. Также занимаюсь спортом — тяжелой атлетикой, есть навыки работы парикмахером. Сейчас я пробую себя в разных направлениях. О будущем на свободе не загадываю, это случится еще нескоро.

Как отмечает Елена Долгова, психолог учреждения, творческие занятия с осужденными приносят большую пользу.

— Любое творчество — это процесс созидания. Оно помогает человеку решить какие-то внутренние проблемы, постичь что-то новое, измениться, стать лучше. Лишение свободы активизирует у заключенных творческие способности. Кроме того, это хорошая психологическая разгрузка. Мы видим разные категории осужденных: у них разные преступления, разные сроки. Очень трудно с преступной стези встать на путь исправления. И мы должны им в этом помочь. Для этого и используется трудотерапия, арт-терапия. Полученные в учреждении навыки позволяют им прокормить себя после освобождения. К нам приезжают некоторые наши бывшие «подопечные», рассказывают о своей жизни, и нас радует то, что им удается исправиться, найти свою нишу в жизни. Это самое главное.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments